Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Почему немцы во времена ВОВ боялись русских и предчувствовали поражение

Почему немцы во времена ВОВ боялись русских и предчувствовали поражение
Фото: из открытых источников, носит иллюстративный характер

В городе Великие Луки Псковской области Российской Федерации проживают две женщины, уже немолодые, но бодрые и свято хранящие память о своем деде, Герое Советского Союза Матвее Кузьмиче Кузьмине — самом возрастном из совершивших подвиг советских людей в годы Великой Отечественной войны. Это Валентина Ивановна Пугачева и Любовь Васильевна Изотова и их семьи. А правнук Сергей Кузьмин назвал своего сына Матвеем в честь прапрадеда. 83-летний Матвей Кузьмич Кузьмин, простой русский мужик, вошел в историю Великой Отечественной войны советского народа, когда 14 февраля 1942 года повторил подвиг Ивана Сусанина.

Восстанавливая те события 1942 года, когда совершил подвиг Матвей Кузьмин

9 января 1942 года началось наступление войск Северо-Западного фронта. На великолукском направлении советские войска освободили город Торопец и десятки других населенных пунктов. В числе частей, прорвавших оборону врага и вышедших на подступы к Великим Лукам, была и 31-я отдельная курсантская бригада, которой командовал подполковник Горбунов. Но противник подтянул резервы и против курсантов, прошедших с боями по глубокому снегу и бездорожью почти две сотни километров, фашисты бросили свежую горнострелковую дивизию, прибывшую под Великие Луки из Баварии.

14 февраля курсантская бригада, теснимая превосходящими силами врага, вынуждена была перейти к обороне. Ее батальоны закрепились на рубежах деревень Шляхтино, Рыжково, Першино, Баталиха, Стрижково, родная же деревня большой семьи Кузьминых — Куракино оказалась в ничейной зоне. Но так как немецко-фашистские войска наступали и были совсем близко, то жители Куракино оставляли свои дома и уходили подальше от линии фронта, надеясь вскоре вернуться, когда наши перейдут в наступление и освободят полностью великолукский регион. В самом же Куракино решением комбрига Горбунова были выставлены дозоры боевого охранения 2-го батальона бригады курсантов. Доставить туда дополнительные боеприпасы были посланы бойцы Степанов, Легусов и командир отделения автоматчиков Баранников. Именно тогда и произошло их знакомство с Матвеем Кузьминым и его сыном Василием. Впоследствии Баранников и поведал о той встрече:

— Пока солдаты боевого охранения разгружали и распределяли между собой патроны и гранаты, взводный провел нас в избу, где размещался сам.

— Отдыхайте, курите, — проговорил он, протягивая нам кисет с махоркой.

— Где раздобыли? — поинтересовались мы.

— Да вот спасибо хозяину, — ответил он, кивнув в сторону сидящего в углу хаты старика.

Старик подошел к нам и со всеми поздоровался за руку. Скупой свет плошек-мигалок помог нам рассмотреть его. Это был человек с морщинистым лицом, реденькой бородой и усами, с доброй улыбкой приветливых глаз. На плечах его был поношенный полушубок, на голове — шапка-ушанка.

— Что же Вы, батя, не уходите из деревни? Ведь тут оставаться опасно, — обратился к нему Илья Степанов.

Старик вздохнул:

— А куда я, парень, пойду?  Стар я, а вот внучат хочу увезти отсюда.

Как оказалось, когда наши войска освободили несколько деревень поблизости от Куракино, то  Матвей Кузьмич с семьей сына Василия перебрались в деревне Першино, но его старшая дочь Екатерина не смогла покинуть опасную зону. Вот тогда Кузьмин и вернулся в Куракино.

— Пропадут ребятенки, — сказал тогда он Василию, — надо выручать, а то нагрянут фашисты — быть беде.

И Матвей Кузьмич с сыном спасли детишек Екатерины, студеной ночью перевезя их на санках в деревню Монино. Дорога была крайне трудной, пробирались они где тропками, но больше по нехоженому насту. Устали здорово, но Матвей Кузьмич предложил сделать за ночь еще один рейс — вывезти муку и картошку, схороненные дочерью в потайных местах.

Непогода же, как назло, усилилась. Ветер стал еще более резким и густо мел поземку. Завесу снежной крупы метеорами прорезали немецкие ракеты. В стороне, в оврагах, тоже глухо били землю взрывы.  На душе было тревожно, но Кузьмины упрямо и молча шли навстречу поземке, ракетам, взрывам. Большую семью надо было кормить, чтобы выжить… Наконец показались очертания построек.

— Вот и Шедяково, батя, — облегченно вздохнул Василий, — до дома Катерины теперь рукой подать.

И в тот же миг раздалось грозное:

— Хальт!

Гитлеровцы, выбежав из-за сарая, окружили Кузьминых, направив на них оружие.

— Кто такой? — схватил офицер за ворот Василия. — Зольдат? Партизанен?

— Что вы, ваше благородие, — спокойно ответил за сына Матвей Кузьмич, — какой из него солдат, хворый он. И не партизаны, а тутошние жители мы. Местные.

Услышав последнее слово, гитлеровец оставил Василия в покое и начал  с пристрастием расспрашивать Матвея Кузьмича. Из его вопросов Кузьмин понял, что попасть фашистам нужно в Малкино, и как можно быстрее, но дорогу они совершенно не знают, ориентируются лишь по карте и компасу.

Как потом стало ясно, это  был немецкий  лыжный  батальон, который должен был выйти в тыл обороны наших войск и ударить по тылом курсантской бригады, чтобы наступающие их части смогли прорвать нашу оборону.

И гитлеровский офицер заявил Матвею Кузьмичу:

— Старик, ты — не глупой башка. Укажи нам дорога, и германское командование будет тебя награждать.

Матвей Кузьмич понимал, откажись, силой заставят  быть проводниками и решил схитрить:

— Отчего не указать… Провести можно.  А награда — это хорошо, гут, по-вашему, так, кажется?

Только, ваше благородие, отпустите сына, он больной. Немец покивал головой в знак согласия, а Матвей Кузьмич, обнимая сына, шепнул Василию, чтобы предупредил в Куракино наших бойцов, что он поведет немцев в район Малкинских высоток.

И вот отряд гитлеровцев двинулся в путь. Впереди шел Кузьмин, в полушубке, в высоких валенках и шапке-ушанке. За ним офицер, дальше лыжники-автоматчики в маскировочных халатах и пулеметчики с санками, на которые были привязаны пулеметы и боеприпасы к ним. За деревней Матвей Кузьмич сразу свернул с дороги и повел фашистов по ложбинке к замерзшему болоту. Офицер вскинул руку с компасом к глазам, что-то пробормотал, но пошел вслед за проводником.
Идти становилось труднее и труднее. Наст держал плохо. Солдаты проваливались. Ветер мел теперь снежную пыль им прямо в лицо. Пулеметчики быстро выбились из сил и поминутно чертыхались. Офицер дернул Кузьмина за рукав:

— Ты сам хорошо знаешь дорогу?

Старик утвердительно мотнул головой:

— Точно, ваше благородие. Вы же сами хотели побыстрее. А тут шоссеек нет. Пошли, чего прохлаждаться-то.

Кузьмин прекрасно ориентировался на местности за столько лет своей 83- летней жизни, он специально петлял, тянул время, чтобы Василий успел предупредить своих о нависшей угрозе.

Василий успел. Бывший комиссар 31-й курсантской бригады А. М. Вершута, очевидец подвига Матвея Кузьмина, рассказывал:

— 14 февраля 1942 года на рассвете в боевое охранение 2-го батальона пришел Кузьмин Василий и сообщил, что он послан отцом предупредить, что немецкие лыжники идут к Малкинским высотам.
Василий Кузьмин был доставлен в штаб, и после проверки были приняты меры к встрече врага. В 7 часов утра появился отряд немцев, а впереди его шел сам старик. Он вел немцев так, что они были на виду у нас…

Метельный ветер к этому времени угомонился, забрезжил рассвет. Было тихо и явственно слышалось, как оседал снег под санками пулеметчиков, все еще путавшихся в ольховых кустах. Остальные фашисты, измотанные тяжелым переходом, вытягивались за проводником и офицерами в цепь. Место было открытое. Впереди виднелись окраинные хаты Малкино.

Кузьмин шагал неторопливо,  тыльной стороной ладони вытирая пот со лба. Полушубок на нем был распахнут. Чувствовал нутром, кожей, Матвей Кузьмич: близок, очень близок его смертный час, но он знал на что шел!

И вот тишину  морозного зимнего утра вдруг распорол сухой треск пулеметных очередей.  Наши бойцы били по гитлеровцам с флангов, били в упор. Несколько гитлеровцев, даже не успев схватиться за оружие, замертво рухнули на снег, остальные еще пытались сопротивляться, бой разгорелся. Стреляя, наши бойцы пытались не задеть Кузьмина.  Поняв это, старик громко крикнул:

— Сынки! Не жалей Матвея, секи их хлеще, чтоб ни одна гадюка не уползла! Матвей…

Не договорив, он стал медленно оседать в сугроб,  это по нему выстрелил немецкий офицер, понявший, что старик привел их в ловушку. 

Еще яростнее застучали пулеметы и автоматы наших бойцов. Пули настигали фашистов теперь повсюду. 

Как страна узнала о Герое. Посмертная слава Кузьмина                  

 О подвиге Матвея Кузьмича Кузьмина уже 24 февраля сообщило Совинформбюро, а спустя пару недель его подвигу посвятил свой рассказ фронтовой корреспондент и видный советский писатель Борис Полевой, так и озаглавленный: «Последний день Матвея Кузьмина.

Тогда-то и узнала страна о великовозрастном псковском Сусанине, о деревне Куракино и Малкинских высотах в Великолукском районе.

Борис Полевой в рассказе даже описал торжественные, с воинскими почестями, похороны Кузьмина, но это всего лишь художественный вымысел и пропагандистский прием. И все же согласимся, уважаемые читатели, что тогда, когда страна истекала кровью в тяжелейших боях с сильным и коварным врагом, это было вполне оправдано.

На самом же деле, после боя погибшего Матвея Кузьмина сыновья привезли на санках в родное Куракино, и до весны его тело лежало в сколоченном большом ящике под слоем снега, а весной захоронили его во дворе родного дома.

Как героя перезахоронили прах Матвея Кузьмича в братской могиле Великих Лук в начале 50-ых годов.

А лишь в 1965 году, но еще когда советские люди явственно ощущали недавнюю войну, в канун 20-летия Победы в ней, Указом Президиума Верховного Совета СССР Кузьмину Матвею Кузьмичу было присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно. Тогда и пришла к нему посмертная слава. Что ж, главное, что восторжествовала справедливость.

Память официальная и народная

  • В городе Великие Луки есть улица Героя, на ней расположен магазин «У Кузьмича «, одна из школ Великолукского района носит имя Героя Советского Союза Матвея Кузьмича Кузьмина.
  • На месте его гибели установлен памятник, к которому приходят не только его многочисленные наследники, но и многие великолучане и гости региона.
  • На Дальнем Востоке занимается рыболовецким промыслом траулер «Матвей Кузьмин «, и со слов правнучки Натальи Пугачевой, в кают-компании судна висит портрет Матвея Кузьмича с описанием его подвига.
  • В московском метро, на станции Партизанская, в его память и честь установлен барельеф с начертанными словами: «Герой Советского Союза Матвей Кузьмич Кузьмин. В битве за Москву 14 февраля 1942 года повторил героический подвиг Ивана Сусанина».

И еще, что на мой взгляд, и важно, и символично: все ветви его рода, а их не просто много, а действительно много, бережно храня память о своем героическом предке, ведут созданный ими специальный сайт.  Открывает этот сайт фотография девочки с такими словами: «Уважаемые посетители нашего сайта, на стене портреты дорогих мне людей, прабабушек Лидии и Ефросиньи и прадедушки Матвея. Может быть портрет прадедушки показался вам знакомым? Вполне возможно, поскольку Матвей Кузьмич Кузьмин — Герой Советского Союза».

И краткое, но важное. Послесловие   

Матвей Кузьмин не единственный, кто пожертвовал своей жизнью, повторив подвиг, носящий имя Ивана Сусанина. И официальная история Великой Отечественной войны и народная память рассказывает нам, что Сусанинами стали около сотни наших советских патриотов разных возрастов. Только не всегда Борис Полевой или другой военный корреспондент рассказывал о них, не всегда о них вещал знаменитый Левитан в сводках советского Информбюро… 

Так, Иван Козлов из Подмосковья завел немцев в глухой лес, где и замерз вместе с ними.  Михаил Семенов из псковской деревни Мухарево привел колонну гитлеровцев на минное поле. Воронежец Яков Доровских в феврале 1943 году направил вражескую колонну с тяжелыми орудиями на непроезжую дорогу, где она попала под удар советской артиллерии.

18 лет было Рае Толстовой из Краснодарского партизанского отряда «Краснодарец». Будучи в дозоре, Раиса заметила отряд фашистов, идущий в партизанский тыл. Она увела их в другую сторону. Когда обман раскрылся, фашисты расстреляли девушку.

Расстреляли и 17-летнюю Машу Глыбину из партизанского отряда имени Щорса, сражавшегося в Киевской области. Тяжело раненной разведчице, попавшей в плен, приказали указать дорогу к партизанам. Мария увела их в иную сторону.

А для белорусских читателей назову имена некоторых земляков, также совершивших подвиги, сродни подвигу Матвея Кузьмина.

Партизан отряда, действовавшего в Синьозерских лесах, Петрушко (имя героя и по сей день, к большому сожалению, не установлено) во время дозора обнаружил карателей и отправился  в отряд сообщить  о грозящей опасности, но  его схватили враги. Сначала били, потом под дулами автоматов принудили вести их к месту расположения отряда. Петрушко повел, но вывел карателей на минное поле, устроенное партизанами.

Пущанским Сусаниным стал 76-летний Иосиф Юрьевич Филидович из деревни Пуща Липичанская. В Пущанском лесу располагался партизанский госпиталь, который обслуживал несколько отрядов, действовавших на Гродненщине. После неудачных поисков партизанского госпиталя, три сотни немецких солдат ворвались в деревню. Местный предатель донес, мол, Филидович знает, где госпиталь. Его самого, невестку и внука фашисты погнали к песчаному карьеру. Начался допрос старика с избиениями. Иосиф Юрьевич держался стойко, но потом «согласился» отвести фашистов к госпиталю. Однако на самом деле завел их в болотную трясину. 

На Полесье, в Лунинецком районе, подвиг Ивана Сусанина повторили братья Иван и Михаил Цубы. В 1964 году в память о них деревня Новины была переименована в деревню Цуба.

В Бешенковичском районе Витебской области подвиг Ивана Сусанина повторил партизанский связной Михаил Потапович Пасаманов.

Такой же подвиг совершил и 12-летний Тихон Баран из села Байки, расположенного на самом краю Ружанской пущи. Позже один из выживших немцев записал в своем дневнике: «Мы никогда не победим русских, потому что дети у них сражаются, как герои».

Автор благодарит за содействие и помощь библиотекаря из Великих Лук Ольгу Королюк.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59