Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Уехать в Германию, но остаться белорусом. Записки реэмигранта

Уехать в Германию, но остаться белорусом. Записки реэмигранта

Спустя шесть лет жизни в Германии, добившись достойного уровня жизни и имея все перспективы для дальнейшего проживания в стране, мы оставили все и уехали. И не в Россию, гражданами которой мы являемся, а на родину мамы – в небольшой райцентр Витебской области.  В этой рубрике я хотела бы поведать о том, что нас побудило уехать. 

История первая. Утрата самоидентичности

Кто ты? Зачем ты здесь? Кем станут твои дети и дети твоих детей? Эти вопросы рано или поздно начинают приходить в голову многим, кто выбрал судьбу эмигранта. К сожалению, многим, но не всем. Как правило, уехавшие на пресловутый Запад – это те, кто сызмальства с пренебрежением относились к своей стране, потому что в Европе/Америке/Австралии (нужное подчеркнуть) – «цивилизация», а вот Беларусь/Россия – страны третьего мира.  Якобы всё дома плохо: и социальная сфера, и политика, и медицина, и образование, и уровень доходов. Запад же для их —райское место, они со школы смотрят на него с благоговением, и, получая все блага на родине –  прекрасное бесплатное образование, например, – мечтают поскорее ее покинуть.

И вот когда их мечта сбывается, они с таким благоговением смотрят на своих новых сограждан, так усердно хотят им соответствовать, в глубине души считая себя менее достойными, образованными и культурными, ведь им не повезло. К белорусам, оставшимся на родине, относятся с пренебрежением, ставя себя на ступень выше, ведь им «удалось вырваться из этого ада». Поэтому изо всех сил они стараются быть «непохожими на самих себя», например, стать законопослушными гражданами, даже если сами законы абсурдны и антигуманны, но раз в «цивилизованной стране» так требуется, значит, в этом есть смысл, и как можно усомниться в благонадежности и добрых намерениях этого государственного аппарата?!

Они стремятся соблюдать все предписания даже из чувства противоречия, ведь у себя дома было принято считать, что «законы созданы для того, чтобы их нарушать». И что бы ни произошло, они будут защищать свою новую страну и ее жителей, закрывая глаза на явное несоответствие ожидаемого и реального, на притеснение и ущемление прав, на нелогичность законодательства, убогость образования и медицинского обслуживания, бесконечные поборы страховых компаний, навязывание совершенно чуждых ценностей и невозможность даже заикнуться о собственном несогласии.

Тем не менее в своем сознании им никогда не удается достичь уровня тех небожителей, которых они сами же возвели на пьедестал, и стать вровень с уроженцем той страны, куда они переехали. Отсюда – некое вечное неудовольствие и напряженность, которые сопровождают даже успешного, по меркам социума, эмигранта.

При этом турецкие эмигранты, а также, например, болгары или сербы, ведут себя иначе. Они очень дружны между собой, создают общины, приглашают друг друга в гости, вместе отдыхают и противостоят несправедливостям государственной системы, а в целом очень рады, когда случайно слышат родную речь на улице и видят знакомые черты.  Для русских и белорусов это не характерно. Очень часто, заприметив соотечественника, они переходят на язык страны, приютившей их, тем самым подавая сигнал, что они открещиваются от собственной идентичности, происхождения, менталитета.

Предательство своих корней, своей сущности и своего языка, возвеличивание иного уклада и отсутствие критического подхода к реалиям новой жизни – то, что было неприемлемо для нашей семьи, когда мы жили в Европе, и то, что делало практически невозможным общение с соотечественниками-эмигрантами. Но мы прекрасно понимали, что даже если нам удастся сохранить в себе свою идентичность, то школа, вуз и само окружение рано или поздно сыграют свою роль, и наши дети уже не будут разделять наши ценности. Они просто станут другими.

Фото Светланы Курейчик и из архива героини

Рекомендуем