Меню

Закрыл телом от пули командира взвода. О подвиге десантника Александра Корявина

Корявин
Фото: из открытых источников

 24 мая 1985 года в Афганистане 19-летний  десантник Александр Корявин ценой собственной жизни спас жизнь командира.

 Из воспоминаний полку однополчан Корявина по 357-му парашютно-десантному полку  

 Евгений Филиппов:
 «Убит командир роты. Ранен заместитель командира роты. Гвардии ефрейтор Корявин, будучи ранен в бедро, сделал сам себе перевязку и прицельным огнем из автомата прикрывал своих товарищей».

 Андрей Ивонин:
 «За этот бой Саша был представлен к награждению орденом. Но там, наверху, в штабах, лучше знают, кого и чем награждать… Пули у них свистят чаще и страшнее, чем в горах.  Александр был награжден медалью».

 Александр Шищенков :
 «Мы разведку «вытаскивали». Разведчики за ночь не успели на вершину подняться. Когда рассвело, им еще метров триста оставалось. «Духи» и начали по ним «долбить». Потери большие у разведчиков были: по-моему, девятнадцать раненых и трое убитых. Я тогда Сашу встретил. Он вниз спускался. Хромал, на автомат опирался. Спрашиваю: «Дотащить тебя? Помочь? — Нет, сам дойду». Я ему воды дал напиться из фляги. Виделись с Корявиным редко, хоть и служили в одном полку. То разведчики на боевых, то мы. Но разведчики — чаще» …

Андрей Ивонин:
 «Я в горы не хотел его брать. У него ранение было в ногу. Мало ли что? На какую высоту мы полезем? На две, три тысячи? Если ранение даст о себе знать, то Корявина пришлось бы нести. А это не надо было ни ему, ни нам. Я оставлял его «на броне» наводчиком-оператором. Но он настоял, напросился, чтобы его взяли с собой.  Три дня подряд, как только вставало солнце, начинало грохотать: стрельба из автоматов и пулеметов, разрывы гранат, мин, крики раненых. И затихало все, когда наступала ночь. Мы оказались недалеко друг от друга. Между нами было дерево. Вдруг я слышу: «Товарищ лейтенант!..» Хотел предупредить меня. Тут же раздались две автоматные очереди. Первая очередь по Саше. Пуля попала ниже плеча, в руку. Александр понял, что вторая очередь будет по мне. Он бросился, пытался развернуться на 180 градусов, чтобы, закрыв меня, подставить под выстрелы защищенную бронежилетом спину… четыре разрывных пули попали ему в незащищенный бок. Он упал замертво. Во мне долго жило еще чувство должника. Среди моих подчиненных были раненые, тяжелораненые… Но погиб только Корявин. … Произошло это 23-го мая».

Владимир Чуйко:

«Все на моих глазах произошло. «Духи» в полный рост наступали. Ты фильм «Чапаев» смотрел? Помнишь, как Анка и Петька белогвардейцев расстреливали из пулемета, когда те в полный рост шли? «Каппелевцы». И в моем случае ситуация один в один. Идут душманы в полный рост, с оружием.  Отстрелял я ленту в 100 патронов. Бац, рядом со мной — пуля о камень. «Снайпер, — думаю. — Позицию надо менять». Перебрался я в другое место. Лента состоит из четырех кусков, в каждом куске 25 патронов. Четыре куска — сто патронов. Расстрелял я «двадцатипятку», с «духовской» стороны — выстрел. Получаю сильный удар по глазу… Перевязывает мне голову Клепа (Виталий Климпатюк, Ю. Д.), подбегает Ивонин. «Снайпер? — спрашивает. — Да, — отвечаю. — Откуда бьет? — Оттуда, — и я махнул рукой в сторону, где притаился душман. — Кто со мной? — спросил Андрей. — Я, — вызвался Корявин». Я видел, они недалеко были. Сашка бросился на пулю, которая сломала ему кость руки ниже плеча и попала прямо в сердце».

  Игорь Белозерский:
 «Душманы снизу лезли, от дороги. Ивонин командует: «В грудь целься! В грудь!» Вдруг откуда-то сверху и справа по нам начинает бить пулемет. Падаю на спину, разбрасываю в стороны колени. Тут же пулеметная очередь проходит между коленями и оставляет свой след на земле… Корявин упал. Андрей бросает мне шприц с обезболивающим: «Коли перемидол!» — «…Командир, Корявин убит!»… Тело Александра надо было вынести в безопасное место, куда бы мог приземлиться вертолет. Это ответственное дело поручили двум молодым бойцам. С одним из них я обменялся оружием, отдал свой автомат. Взамен получил пулемет. Ребята рассказывали потом. Пробирались между кустами и деревьями. Вдруг впереди плешь — голая поляна, насквозь простреливаемая «духами». А. Ивонин скомандовал: «Я прикрываю, вы перебегаете. Понятно? — А пробежать нужно было метров двадцать-двадцать пять под огнем противника. — Так точно! — Вперед!». Гвардии лейтенант выбежал на середину поляны, встал на одно колено и открыл огонь из автомата, не давая возможности душманам поднять головы. Бойцы с печальным грузом ввалились в кусты на противоположной стороне поляны, оттащили тело Саши. Следом буквально влетел командир. Лицо его было красным. На землю падали капли пота величиною с кулак».

Поэтесса Галина Таразанова из города Сергиев Посад, землячка Александра Корявина, посвятила ему стихи.

Простой мальчишка из деревни в Подмосковье,
Мечтал служить в десантных войсках,
Ушел в бессмертие, своею юной кровью
Себя в строку истории вписав….

В тот майский бой в горах Афганистана
Свой выбор сделал за короткий миг:
Шагнул под пули наседающих душманов,
Своею грудью командира заслонив.

И понял лейтенант, скрипя зубами,
Когда бой кончился, и гул от взрывов стих, —
Домой солдата не дождется мама,
И жить теперь придется за двоих….

Минуло тридцать лет с той горькой даты,
В день памятный две матери сидят, —
Мать офицера рядом с матерью солдата,
На сцену, взявшись за руки, глядят…

Глаза парнишки смотрят с фотографии,
В них — ясный свет и чистая душа….
И немудреным фактам биографии
Внимают мальчики из зала, чуть дыша.

Не думал он, что совершает подвиг,
Бессмертный в вечность выполнив рывок,
В неполных двадцать, на душевный отклик, —
Иначе просто поступить не мог….

Герой, отдавший жизнь во имя жизни, —
Где взять слова, чтоб оценить тот миг?..
Две мамы под руку из зала вышли, —
Ведь сын один остался, на двоих….

  О боевых делах и подвиге Александра Корявина

 Парень из подмосковного Сергиева Посада Александр Корявин среди своих товарищей-десантников слыл солдатом храбрым. Уже в своем первом бою с душманами, в июне 1984 года, когда разведывательная рота, где он служил, попала в засаду, Александр сумел отличиться. Раненый, он огнем из автомата отбил атаку душманов, вынес из боя раненого товарища и оказал ему помощь.


Из книги-сборника «На земле Афганистана» :«Хорошо запомнил тот день боевой товарищ Александра Корявина Гаврилов…. И солнце палило нещадно, и бой разгорелся жаркий. Их взвод сопровождал в отдаленную провинцию колонну автомашин с продовольствием, одеждой, медикаментами. В середине ее несколько бензовозов везли горючее. На узкой дороге в ущелье по головной машине внезапно ударила пулеметная очередь. — К бою! По приказу командира взвода гвардии лейтенанта А. Ивонина воины, выскочив из кабин и кузовов, заняли огневые позиции у придорожных камней. Корявин стрелял расчетливо, экономя боеприпасы. Заметив среди врагов душмана, вооруженного винтовкой с оптическим прицелом, тщательно прицелился. И вот уже бандитский снайпер упал, широко раскинув руки. Потом Александр снял еще одного… Его тоже обнаружили. По валуну застрочил пулемет. Корявин выждал, пока огонь противника ослабел, и рванулся к следующему камню. Однако не успел сделать нескольких шагов, как почувствовал удар в ногу… С трудом добежав все-таки до укрытия, тут же упал. На зеленой ткани разорванных брюк алели пятна крови. Но кость, судя по всему, не задета, пуля прошла по касательной, распоров кожу. Корявин наскоро перевязал рану и вновь взялся за автомат. Когда Александр менял очередной магазин, услышал вдруг короткий вскрик. В нескольких шагах от него рухнул за камень ефрейтор Гаврилов. Волоча раненую ногу, пересиливая острую боль, Александр пополз к товарищу…. — Куда тебя? — Нога… — простонал Гаврилов. — Меня тоже в ногу…. Коль у нас две здоровые ноги на двоих, вытянем… Рана Гаврилова оказалась тяжелой — пуля перебила кость. Александр помог ему сделать перевязку, закинул оба автомата себе за спину, обхватил сослуживца одной рукой. Отталкиваясь другой, начал оттаскивать его в тыл… И в вертолете, и в госпитале они лежали рядом. Правда, уже через неделю Александр, у которого рана быстро затянулась, попал в число ходячих. А еще спустя два дня Корявин, стараясь не хромать, входил в кабинет начальника госпиталя. — Разрешите? — И не дожидаясь ответа, выпалил: — Товарищ подполковник, прошу выписать меня из госпиталя!».


 После излечения ефрейтор Корявин вернулся в роту с медалью «За Отвагу» на груди. И от боя к бою росло воинское мастерство десантника Александа Корявина, вот несколько строк из боевых донесений весны 1985 года.

 «12 апреля 1985 года. Подразделение получило боевую задачу поддержать … действия афганской части в провинции Вардак. Ефрейтор А. Корявин, действуя решительно и смело, вел меткий огонь по мятежникам, двух захватил в плен. В дальнейшем первым обнаружил обходящую группу бандитов на автомашинах и выстрелом из гранатомета подбил идущую впереди машину. В результате группа душманов из двенадцати человек сдалась».
 «16 апреля 1985 года. Ефрейтор А. Корявин, находясь в засаде в ущелье Джанту Зайдарра, умело оборудовал и хорошо замаскировал свою огневую позицию. Зорко наблюдая за местностью, своевременно обнаружил группу душманов и открыл по ним меткий огонь. В этом бою ефрейтор Корявин уничтожил несколько душманов, захватил пять автоматов, гранатомет и большое количество боеприпасов к ним. Сам получил при этом легкую контузию от разорвавшейся ручной гранаты, но остался в боевом строю…». 

 Взводу под командованием лейтенанта Ивонина было приказано закрепиться на выгодном рубеже возле ущелья в провинции Кунар. Сюда, по имеющимся данным, направлялась крупная банда душманов. Ефрейтор Корявин и рядовой Халипов, назначенные в боевое охранение, должны были предупредить внезапность нападения противника. Воины вовремя заметили крадущуюся по склону горы большую группу бандитов. Назначенный старшим, ефрейтор Корявин послал напарника доложить о сложившейся обстановке командиру, а сам, заняв выгодную позицию, приготовился к бою. Душманы, не ожидая нападения, скучились на горной тропе. Еще немного — и они прорвутся в тыл. Но Александр опередил их, открыв автоматный огонь. Бандиты отступили, неся потери, но вновь ринулись в атаку. Одна из пуль ранила Корявина в руку, но он продолжал вести бой. Подоспевшие товарищи помогли отбить нападение врага. Но после минуты затишья снова началась душманская атака. В тот вечер воины подразделения отбили еще шесть ожесточенных нападений, нанеся врагу большой урон. В горах темнеет быстро. После короткого, но яростного последнего боя десантники спешили к месту сбора, торопясь попасть туда засветло. — Товарищ лейтенант! — вдруг тревожно раздалось в тишине. И тут же по командиру взвода лейтенанту Ивонину ударил автомат притаившегося в кустах душмана. Но на мгновение раньше на пути свинцовой струи встал ефрейтор Александр Корявин, закрыв командира своим телом…. После боя лейтенант Андрей Ивонин скажет перед строем: «Саша очень любил жизнь… Спасая жизнь своих боевых товарищей, он пожертвовал своей».

 И снова из книги-сборника «На земле Афганистана»: «23 мая 1985 года. Взвод под командованием гвардии лейтенанта Ивонина совершал марш в провинцию Кунар. Требовалась помощь подразделению афганской армии в тяжелой схватке с крупной бандой душманов. У кишлака Сиракулай десантников встретил вражеский огонь из-за дувалов — глинобитных заборов. Скоротечное столкновение завершилось бегством мятежников. Советские воины шли через кишлак по пыльной дороге под палящими лучами солнца. Слева и справа высились почти двухметровые дувалы, узкие окна, словно бойницы, смотрели на улицу. — Ефрейтор Корявин! — распорядился гвардии лейтенант. — Вместе с рядовым Халиловым прикроете взвод с тыла. Вы — старший! Следите за местностью… Да, Александр не раз убеждался: в таких ситуациях надо глядеть в оба. За год службы в Афганистане он хорошо изучил волчьи повадки душманов, их обычай нападать из-за угла, убивать женщин, стариков, детей, сжигать школы, мечети, идти на зверства по указке зарубежных хозяев. После того как воины миновали кишлак, Корявин удвоил внимание. На открытом пространство облюбовал небольшую высотку, поросшую кустарником. Если залечь тут с пулеметом, можно отразить нападение бандитов. — Удобная позиция, — сказал Халилову. — Ставь пулемет… Сам Корявин притаился с автоматом неподалеку, за деревом с морщинистой корой, словно сожженной горячим афганским солнцем и скрученной свирепыми ветрами. Кишлак отсюда — как на ладони. Квадратные глинобитные желто-серые дома прилепились к самому подножию горы. А ниже — долина, по которой голубой лентой бежала, сверкая на солнце, небольшая горная речка. Александр насторожился. От дувала к дувалу перебегали вооруженные люди в чалмах. — Халилов! — позвал солдата. — Быстренько отползай назад и по лощине догони взвод. Доложи командиру: банда душманов выходит в тыл взвода. Я прикрою… Корявин приготовился к бою. Он решил подпустить врагов поближе, чтобы ударить наверняка. В эти тягостные минуты ожидания считал силы противника: «Один, два, три… десять… пятнадцать…» У крайнего дома кишлака душманы задержались. Но вот один из них, очевидно главарь, крикнул что-то гортанным голосом, махнул рукой — вперед! Длинной очередью Александр скосил сразу трех бандитов. Остальные, укрывшись за дувалом, ответили бешеной пальбой. Били, однако, беспорядочно, неприцельно, — похоже, не успели засечь Корявина. Через несколько, минут ситуация повторилась. Вновь несколько душманов по нетерпеливому сигналу главаря попробовали выйти на дорогу — и тут же рухнули в пыль, сраженные Корявиным. На этот раз мятежники заметили, откуда ведет огонь наш автоматчик. Их пули ложились теперь совсем близко, вздымая фонтанчики земли. У Александра вдруг потемнело в глазах — настолько больно обожгло левую руку. Едва очнувшись, Корявин даже не смог сделать перевязку: душманы двигались по дороге вдогонку за нашим взводом. Александр … стрелял до тех пор, пока не опустел магазин. Только собрался заменить его запасным, как сзади, сбоку ударили автоматы… Вскоре Александр оказался среди боевых товарищей. Радостно возбужденный рядовой Халилов, гвардии лейтенант Ивонин. — Все в порядке, товарищ Корявин! Остатки банды уничтожены. Да вы ранены! — встревожился офицер. — Санитар, перевязку. — Ивонин участливо наблюдал, как санитар, нагнувшись к Корявину, осторожно разрезал рукав маскхалата, обнажил левую руку воина, закрыл рану ватным тампоном. Потому только Александр, привычно поглядывавший по сторонам, заметил, как в кустах поднялся душман, вскинул автомат, прицелился в офицера… Автомат Корявина — без единого патрона. Крикнуть? Что это даст? Только мгновение размышлял Александр. Распрямившись, будто туго взведенная пружина, метнулся в сторону, загородил командира. И тут же схватился за грудь, медленно осел па землю. В угасающем сознании еще звучали выстрелы».


   Указом Президиума Верховного Совета от 25 октября 1985 года за мужество и отвагу, проявленные при оказании интернациональной помощи Демократической Республике Афганистан, ефрейтору Корявину Александру Владимировичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, Звезду Героя его маме вручил Командующий Воздушно-десантными войсками СССР. В подмосковном Сергиевом Посаде именем Героя названа школа, в которой учился Александр Корявин, одна из улиц города, в память о Герое открыты мемориальные доски на здании местного лицея и дома, в котором он жил, и установлен памятник.
Памятник Герою Советского Союза Александру Владимировичу Корявину установлен и в Беларуси, на территории 103-й Витебской отдельной гвардейской воздушно-десантной ордена Ленина, Краснознаменной, ордена Кутузова 2-й степени бригады имени 60-летия СССР, в списки которой Александр Корявин зачислен навечно.

 А лейтенант Андрей Ивонин, которого своим телом закрыл от душманской пули Александр Корявин, в своей дальнейшей офицерской службе, хранил о нем память, и, как рассказывали десантники, в бытность начальником штаба батальона 317-го гвардейского парашютно-десантного полка 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии у него на рабочем столе всегда стояла в рамочке фотография Александра.

Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59