Меню

На то и щука в реке, чтобы карась не дремал. Андрей Лазуткин — о предвыборной кампании в России

Владимир Путин
Фото: из открытых источников, ТАСС

Протестные технологии в РФ до боли напоминают белорусские – очереди на пикетах, кандидаты из ниоткуда, женские марши.

Но на то и щука в реке, чтобы карась не дремал. О том, как управляют глубоководными рыбами на самом дне политики,  пишет Андрей Лазуткин.

Шаг 1. Подбираем прикорм

За три месяца до выборов была определена ключевая протестная тема — СВО. До этого в России качали более мягкую тему коррупции — кстати, стандартную для СНГ, которая одинаково хорошо работает в Молдове, Армении, Грузии, Украине и вообще везде, где схемы накопления капитала далеки от идеальных. Другой вопрос, что население постарше, которое своими глазами видело братков, паяльники и черные джипы, сложно впечатлить нарисованными на компьютере «дворцами Путина». Дети, однако, охотно верили в страшные сказки, что Владимир Владимирович, аки дракон, спит на горе из злата. Последний взбрык этой детской повестки случился в конце 2020 года, когда главный борец с коррупцией Алексей Навальный, отравленный «новичком» и зеленкой, пытался въехать в Москву на белом самолете, но был задержан, осужден и помещен в места не столь отдаленные.

Алексей Навальный

После вялых уличных протестов, где подростки водили хороводы, как у нас, и пели цоевские «Перемены», западники пришли к выводу, что темой коррупции в России никого не удивить. Но, как известно, все новое — хорошо забытое старое. На фоне СВО тему коррупции снова оживили: сначала играли на снабжении армии, хором повторяя за украинской пропагандой, что российские солдаты воруют стиральные машины и едят собак, а затем — на снарядном голоде, поддерживая выпады Пригожина, мол, смотрите, штабные крысы все украли.

Однако к президентским выборам оказалось, что коты и собаки в зоне СВО живы-здоровы, что снаряды накоплены на линии Суровикина под Запорожьем и Херсоном, а якобы голая и босая российская армия смогла остановить чудовищный по масштабам контрнаступ, который финансировал весь натовский блок и около 20 «нейтралов». Тут тема коррупции сама собой зачахла, и на выборы решили идти с чистой антивоенной повесткой. Тем более, под Новый год из Вашингтона отправили сигнал, что со страшной силой воруют как раз-таки побратимы Зеленского. В Киев даже прислали десант из военных и гражданских аудиторов. Поэтом тема коррупции в моменте оказалась крайне неудобной, да и честнейшие люди, типа Ходорковского, на лицо антикоррупционной кампании явно не тянули.

Шаг 2. Выбираем крючок

Читатель наверняка держал в руках книжки Донцовой, которая известна женскими детективами и любовью к мопсам. К выборам в РФ нашли даму с похожей фамилией — Дунцова, и сразу назначили ее «новой Тихановской», хрупкой женщиной, которая идет против системы. Вчера Дунцову никто не знал, а сегодня западные СМИ с пол-оборота ее нахваливают и обвиняют российскую власть в трусости: мол, если не зарегистрируете инициативную группу никому не известной дамы, то вы просто трусы, господа.

К такой пиар-кампании не хватало только волочащегося парашюта и справки от Ходорковского, а в дворовых коллективах из «Слова пацана» попытку называли бы «взятием на понт». Инициативную группу дамы предсказуемо не зарегистрировали, а запомнилась она списочными листами, где были массово налеплены детские ошибки, пропущены буквы, а в графе «подпись» нарисованы котики, слово «apple» или просто «да». Похоже, всем участникам команды было изначально наплевать на качество сданных подписей, а документы даже не перечитывали. Нужен был инфоповод — сам факт того, что где-то кому-то отказали, потому что он «антивоенный». Это была, так сказать, разминка.

Шаг 3. Ищем жирного карася

Тут на сцене появляется русский националист Борис Борисович Надеждин. Не знаете такого? А вот сам он уверен, что его рейтинг составляет уже 15% и все время растет. Это антивоенный кандидат номер два, человек из 1990-х, который в свое время состоял в «Союзе правых сил» вместе с Явлинским, Ходорковским и прочими сбитыми летчиками. На выборы его выдвинула еще менее известная партия — «Гражданская инициатива» (отколовшаяся часть СПС), и мужчина ну очень уверен в своей победе.

Борис Надеждин

Парашют, правда, забыли отстегнуть — все та же сеть СМИ и каналов, связанная с Ходорковским, которая месяц назад пиарила никому не известную Дунцову, теперь пиарит никому не известного Надеждина. Ну, а что такого, скажете вы? А дело в том, что у запада есть расчет на протестное голосование. В России оно обычно составляет процентов 20% — его делят между собой кандидаты от системной оппозиции, ЛДПР и КПРФ. Но сейчас сложилась ситуация, когда от обеих партий на выборы идут откровенно проходные кандидаты, что дает шанс кому-то третьему или четвертому перетянуть на себя процент голосов. В этом и есть фишка протестного голосования — протестунам не важно, кто указан в бюллетене, кроме Путина — котик, слово «apple» или «Борис Надеждин». С такой же вероятностью четвертое-пятое место может занять и котик.

Шаг 4. Звоним жене, врем, что много поймали

Журналистам Надеждин рассказывает историю успеха: к нему в штаб пришли неизвестные молодые люди и помогли собрать деньги на выборы через интернет. Примерно как тимуровцы раньше помогали бабушкам складывать дрова, точно так же во время СВО в России можно легко собрать средства на избирательную кампанию — 200-300 тысяч долларов. Если не верите, тогда вам пояснят, что «случилось чудо»: деньги собраны, потому что я — антивоенный кандидат.

Очередь за Бориса Надеждина

Правда, непонятно, если абсолютное большинство россиян поддерживает СВО, кто тогда поддерживает антивоенного кандидата? А вот они — люди из очередей, как в Беларуси, смотрите, как их много. Во время сбора подписей в сеть вывалили фотографии до боли знакомых цепочек из Москвы, Петербурга, Екатеринбурга и Тбилиси.

Ну, и, наконец, появились те самые жены мобилизованных, которые «против войны». В СВО воюет группировка около 600 тысяч человек, но на Красную площадь в субботу 3 февраля вывели около 40 женщин. На вопрос журналистов, почему их так мало, лидерша протеста ответила, что «многие женщины продались за выплаты и поэтому молчат». Так тема коррупции сделала оборот и снова все объяснила: режим купил за деньги и военных, и их жен, и добровольцев, и волонтеров, и не купил только Ходорковского с Надеждиным.

Михаил Ходорковский

Шаг 5. Взвешиваем авоську с карасями и грустим

Прогноз «Минской правды» — Владимир Путин на выборах получит больше 80%, что станет историческим максимумом, а мелкую оппозиционную рыбу даже не станут регистрировать. Другой вопрос, что караси очень давно в опасном бизнесе, они сами выпрыгивают из воды и предлагают себя рыбаку. «Возьмите меня на место нового мальчика для битья, вместо Явлинского, Каспарова, Касьянова и прочих мутных персон, а лучше просто дайте денег, и я снимусь с выборов», — как бы говорит Кремлю избирательный штаб Надеждина.

Однако никому в Кремле тонкие игры сегодня не нужны. Знающие люди говорят, что раньше такой управляемой торпедой был Алексей Навальный, которому сливали информацию и давали заниматься оппозиционной деятельностью в заданных рамках и против ограниченного круга людей. Параллельно в России вырастал политический бизнес на компромате и публичных наездах. Но затем Навальный отказался быть столбовой дворянкой и решил стать владычицей морскою, для чего пустил в свою команду британских специалистов. После чего рыбаки выбросили Навального обратно в Темзу — сначала дали по-хорошему выехать из страны, а если уж решил вернуться, будь добр, иди на справедливый суд и на исправление.

Мораль сказки известна: в конце будет разбитое корыто. Но желающие заработать, лежа на печи, увы, тоже не переводятся. 

Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59