Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Реально меня просто подставили». Кто, по мнению Протасевича, мог его «слить»

«Реально меня просто подставили». Кто, по мнению Протасевича, мог его «слить»

Подробности истории с внеплановой посадкой Boeing-737 в минском аэропорту 23 мая расследовали журналисты телекомпании ОНТ. Премьера фильма прошла вечером 2 июня.
Хронология событий в этот день была такая:
Рейс летел по маршруту из Афин в Вильнюс, который пролегает через Грецию, Болгарию, Румынию, Украину, Беларусь и Литву.

Итак, в 12:25 лайнер летит над Волынской областью. На борту все спокойно. В это же время на электронную почту Нацаэропорта Минск поступает письмо с угрозами.
В 12:30 диспетчер Белаэронавигации (РДЦ «Запад») доложил командиру воздушного судна о письме. Он рекомендует приземлиться в UMMS (Национальном аэропорту Минск). Но решение было за пилотом. Переговоры шли несколько минут, пилот принимал решение.
12:39. Уже пролетев полстраны, над Слонимом, пилот снова вышел на связь. Он несколько раз уточнял детали сообщения – просил назвать IATA-код аэропорта, который рекомендовал перенаправить борт в Минск. Пилот подтвердил, что это рекомендации Минска.
Уже оказавшись в районе Лиды, пилот принял решение. До госграницы оставалось чуть более 25 км. Самолет шел со скоростью 900 км/ч — за минуту пролетает 15 км. Т.е. через 2 минуты он мог оказаться в воздушном пространстве Литвы. Командир судна потратил около 14 минут на решение развернуться и идти в аэропорт Минск-2.
Сообщение о минировании пришло в 12:56 повторно. Такое же письмо пришло в аэропорт Вильнюса.
В 12:57 поступило сообщение в МЧС о внештатной ситуации на борту.
В 13:04 в воздух поднят истребитель МИГ-29 для сопровождения гражданского лайнера. Он шел на расстоянии не менее 50 км.
В 13:08 в МЧС поступил сигнал бедствие и сообщение о возможном нахождении взрывного устройства на борту.
Службы аэропорта соответственно реагируют на сигналы — в 13:24 борт останавливается. В 13:38 по трапу начали спускаться первые пассажиры.

Пассажиры, которые летели эти рейсом, говорят о том, что Роман Протасевич возмущался тем, что посадка будет в Минске.

В 14:02 — Протасевич зайдет в автобус, тут же был сделан его снимок в автобусе, который в 14:35 опубликует в «Твиттере» Франак Вячорка. Кто мог сделать и переслать это фото — ответа нет. Сапега не могла этого сделать, по словам Протасевича, т.к. он с ней не контактировал (с целью, чтоб для нее эта ситуация прошла без последствий, не привлекать внимания).
В 14:29 все пассажиры находятся в аэровокзале, Протасевич стоит в очереди на регистрацию. В 14:35 «взрывается» интернет — Франак Вячорка делает запись в соцсетях, о том, что «Беларусь захватила самолет, чтобы репрессировать противника».
В 14:53 Протасевич проходит таможенный досмотр. Спецслужбы, увидев реакцию в сетях, задерживают Протасевича.

Подытожим информацию. В Беларуси не знали и не могли знать, кто на борту. К спискам пассажиров любого авиарейса по установленным правилам в мире доступ есть только у трех сторон.
Роман Протасевич о том, что информация о его местонахождении попала в сеть: «У меня был личностный конфликт только с одним человеком, достаточно напряженный. Особенно в последние дни. Изначально у нас не было конфликтов, но на первой пьянке он сказал, что будут проблемы. У нас у обоих, мол, сильные характеры, поэтому могут быть проблемы».
«Я написал в рабочий чат за 40 минут до вылета, куда и как я буду лететь. Там был и этот человек, и случается такая ситуация. Я находился в СИЗО, и у меня не было никакой информации. Одной из первых вещей, о которой я подумал — реально меня просто подставили! Я нигде это не говорил, а как только я это сказал, сразу оказался в Минске. Вот сразу!»
Франак Вечерко сообщил в Twitter о том, что Протасевич приземлился, в 14:35. Протасевич в эту минуту еще дожидался таможенного досмотра.
Протасевич еще не был задержан, а телеграм-каналы уже разрывались — сообщение Вячорки «Беларусь захватила самолет, чтобы репрессировать противника» массово подхватили.
София Сапега, по словам Протасевича, не была заинтересована в этом, т.к. они не контактировали между собой после того как стало понятно, что посадка будет в Минске. Пара рассчитывала, что София выкрутится и ее не заметят.
Роман Протасевич о Вячорке: «Простой пример: с Франаком Вечорко были хорошие отношения. Я снимал визит Тихановской в Афинах. Всё было прекрасно, 2 дня отработали. Он меня хвалил. Он улетел, и меньше, чем за неделю, отношение ко мне изменилось на противоположное. Я с ним общался — и он сказал: нам надо рассмотреть перспективы дальнейшего сотрудничества».
Через неделю после случая в белорусском небе точно такой же инцидент произошел в Германии. Рейс из Дублина в Краков, сообщение о минировании и… внеплановая посадка в Берлине. Два случая, словно близнецы-братья. Самолет и авиакомпания те же. Проверка пассажиров, багажа — все сошлось. Кроме одного — реакции. По поводу рейса Афины — Вильнюс вой поднялся, еще и часу не прошло, а о рейсе Дублин — Краков континент узнал только на следующие сутки.
Не было ни громких заявлений про режим, ни запретов полетов над Германией, ни блокады немецких авиакомпаний, ни санкций Берлину. В обоих случаях с минированием службы отреагировали по международным авиационным правилам. А вот политические стандарты оказались двойными.
Так, может, действительно кому-то было очень выгодно, чтобы рейс из Афин сделал внеплановую посадку в Минске, чтобы спешно поведать об этом всему миру? Не дожидаясь разбора полета.

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59