Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Дорогами передовиков, или Один день из кабины комбайнера

Дорогами передовиков, или Один день из кабины комбайнера

Если для горожан лето – пора отпусков, то для аграриев это во всех смыслах пора горячая. Корреспондент МЛЫН.BY решила узнать о труде комбайнера непосредственно из кабины «корабля полей».
При подъезде к деревне Строчицы Минского района асфальтированное покрытие сменилось брусчаткой, затем и вовсе песком, а ограждения вдоль дороги – стеной кукурузы. Машина и пассажиры покрылись пылью, но это ерунда по сравнению с чарующими видами. Жаль, что полюбоваться ими не получилось – к нам навстречу с внушительной скоростью двигался огромный зерноуборочный комбайн.

– Вы уж извините, спокойно побеседовать не получится, погода отличная – самое время для жатвы, – комбайнер ОАО «Щомыслица» Александр Маковецкий приглашает занять место в машине.
– А у вас здесь шумно! Не болит голова к концу дня? – спрашиваю.
– Это вы, наверное, ко мне так торопились, что не позавтракали и не смогли дверцу закрыть, – улыбается Александр и со всей силы захлопывает дверь. И действительно, теперь практически ничего не слышно, можно и поговорить.

По словам комбайнера, его рабочий день – с восьми утра и до самого вечера, а то и ночи. Ведь пока погода хорошая, а зерно не сырое – работать можно. С самого утра бригадир и агроном влагомером проверяют процентную влажность зерна и в зависимости от показателей распределяют полевые работы. Комбайнеры сдают путевки, подписывают реестры и отправляются в поле. Там проводится техническое обслуживание комбайна, смазка и заправка. С 10 утра комбайнеры приступают непосредственно к работе.

Раз в год комбайны проходят дефектовку: проводится техническое обслуживание узлов и агрегатов, затем они становятся на зимнее хранение.

– А какие у вас перерывы, если рабочий день до 12 ночи и без выходных?
– Перерывы есть, пять минут, – улыбается собеседник.
– Всего пять минут? – удивилась я.
– Можна і больш, але што тады заробiм? – расставил все точки над «i» Александр.

Два раза в день на поле привозят полноценные горячие комплексы, которых, как говорят механизаторы, впрок хватает. Внутри кабины – встроенный холодильник. Там у рабочих припрятаны прохладительные напитки. К слову, кабина достаточно удобная, механизмы гидравлические, что позволяет задействовать меньше физических сил и сконцентрироваться на самом процессе жатвы.
– Всего в нашем хозяйстве пять комбайнов. Сейчас мы работаем на американском, белорусские настроены на уборку рапса. Я уже шестой год в ОАО «Щомыслица». В поле пришел сразу после училища. Сначала работал на энергонасыщенном тракторе в Витебской области, а сейчас вот в Минской, на комбайне, – собеседник прервал рассказ, и машина чуть замедлила ход.

Интуитивно стало понятно, что мы проезжаем опасный участок. За неровностью среди золотых колосьев небольшой зеленый островок. Почему-то подумалось, что в траве может лежать камень. Уже оставив препятствие позади, Александр Маковецкий рассказал, что в таких местах камни не встречаются. А если что – в комбайне предусмотрен камнеуловитель.

Максимальная скорость на комбайне – 20 км/ч, средняя для работы – 3 км/ч.

– По секрету скажу: на ячменном поле работать сложнее, чем на пшеничном. Там колосья и зерна больше, соответственно, и тоннаж выше, а это зарплата. Да и если выйти в майке и шортах в ячменное поле, тело будет чесаться и покроется красными точками. Если погода хорошая, как сегодня, можно в день 60 тонн намолотить. Вы обернитесь, – указал рукой Александр.
Действительно, сзади находится большой бункер, в который попадает уже очищенное после молотильно-сепарирующего устройства зерно. Бункер вмещает в себя 7 тонн зерна и за время нашего разговора успел заполниться доверху. Нам даже повезло увидеть, как комбайн подъехал к машине и выгрузил в кузов через длинный шнековый транспортер все намолоченное зерно.
– Вот так мы и собираем золото полей, – скромно заметил Александр, возможно и позабыв, какой это важный для страны труд.

Аккуратно спускаясь по высоким ступенькам, встретили помощника комбайнера из другого экипажа. Да еще какого! Виктория Попко, 26 лет. В поле с самого детства. Ее папа почти 40 лет отдал работе на комбайне и с 18 лет девушка трудится его помощником в поле. Сейчас у нее есть основная работа, но каждый отпуск проводит здесь.
– Физически работа сложная, но морально – именно то, что нужно. Поначалу было непросто, болели глаза, но было интересно. С самого утра я помогаю обслуживать комбайн, сама смазываю цепи, бывает, перепачкаюсь мазутом. Но основные мои обязанности – следить, чтобы ничего не попало в жатку, и проверять валки на потери зерна. Если такое случается, настройки комбайна нужно изменить, – со знанием дела рассказывает Виктория. Задерживать расспросами мы ее не стали. Упустишь время – потеряешь урожай!

Мариам Шлапунова
Фото Елены Таборко