Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Говорят ли в Китае по-китайски, и дойдут ли в стране до «русского» сценария

Говорят ли в Китае по-китайски, и дойдут ли в стране до «русского» сценария
Фото: из открытых источников и Instagram автора

Китайский считается одним из самых сложных языков. Американцы из Военного института иностранных языков относят его к высшей, 4-ой категории, и отводят на минимальное изучение китайского 64 недели. Для сравнения, русский — это 3-я категория и 48 недель, а французский — 1-ая и всего 26 недель. В стране более 80% населения говорит на китайском. Это большое достижение национальной политики, потому что современный китайский язык появился только… в XX веке.

После «столетия унижений» в Китае появилось мощное движение за модернизацию страны. Одной из причин слабости Китая называли его сложную письменность, из-за которой большинство населения было неграмотным. Языковую реформу поддерживали многие интеллигенты, например, классик Лу Синь. Он написал «Записки сумасшедшего». Это была одна из первых книг не на классическом, а на разговорном китайском, «байхуа». Уже с 1920-х газеты и книги стали массово переходить на просторечие. Новый язык выступал как важная часть в борьбе за усиление страны: «Одна нация, один народ, один язык».

Победившие в 1949 году коммунисты были сторонниками радикальных реформ. Новые власти поставили себе задачу — упростить письменную систему и внедрить новый языковой стандарт. Реформаторы последовательно осуществили планы. Во-первых, сильно изменили написание многих иероглифов и сделали их проще. Некоторые горячие головы предлагали вообще перейти на письменность на основе латинского алфавита, но от этого вскоре отказались. Во-вторых, приняли единую систему записи латинскими буквами — пиньинь. В-третьих, с 1955 года в стране официально перешли на современный китайский язык, он же путунхуа и мандарин. За стандарт взяли пекинское произношение и лексику северных диалектов.

китай

Главенство путунхуа закреплено в Статье 19 Конституции КНР. С 1994 года в стране ввели экзамен на знание языка. Он определяет профпригодность учителей, дикторов и телеведущих. За неграмотную речь трудящийся может получить штраф.

Хоть китайский знает большинство жителей страны, но не все на нем правильно говорят. Постараюсь показать, как звучат местные особенности на примере русского языка. Во многих частях страны неправильно произносят звуки, например, С вместо Ш (Тайшань — Тайсань), ЦЗ вместо ЧЖ (Сучжоу — Суцзоу). В северной провинции Шаньдун мало того, что говорят как с кашей во рту, так еще и любят переставлять слова: вместо «Я считаю, что это очень красивая картина» — «Это красивая картина, я думаю, очень». В Чанше говорят с вопросительной интонацией, вместо «Здравствуйте, я — Ван из отдела кадров. У меня к вам дело» — «Здравствуйте? Я Ван из отдела кадров? У меня к вам дело?». На границе с Россией язык более грубый, например: «Я ничего не понял из его речи» — «Я ничё не понял, что он там трындит». А на Тайване — более мягкое произношение. Особенностей речи очень много. Я спрашивал знакомых китайцев, говорят, что на слух приятнее всего звучат такие акценты, как гуандунский, шанхайский и чунцинский.

В Советском Союзе высшие руководители говорили с грузинским и украинским акцентами, и в Китае была в чем-то похожая ситуация. Например, Мао говорил с сильным хунаньским прононсом, Дэн Сяопин — с сычуаньским и т.д. Как шутят китайцы, Председатель Си — первый лидер страны, который говорит на китайском без акцента.

карта диалектов

Кроме путунхуа, есть и другие диалектные группы. Обычно их выделяют 7. Северные диалекты довольно похожи, зато на юге в соседних городах могут говорить на совершенно разных языках. Например, диалекты внутри той же группы минь очень сильно отличаются между собой, носители друг друга не понимают. На освоение чужого диалекта китайцу нужны годы. Вполне реально быть гражданином КНР и плохо знать китайский язык. Но тогда вы не сможете вещать в СМИ, преподавать и работать на государственной службе. Хорошее знание китайского — важное условие карьерного роста.

В топ-3 диалектов по степени влияния я бы выделил кантонский, хоккиен и вэньчжоуский.

Кантонский — язык провинции Гуандун и китайских диаспор в Юго-Восточной Азии и Америке (Тихоокеанское побережье). Главный форпост — Гонконг. Например, это родной язык Джеки Чана. На кантонском снимают фильмы, выпускают книги и поют песни.

Хоккиен — язык провинции Фуцзянь. На нем говорят в Юго-Восточной Азии и Америке (Атлантическое побережье). Главный форпост — Тайвань, там на хоккиен говорит основная часть населения.

Вэньчжоуский диалект — язык провинции Чжэцзян. Большинство китайцев в Италии, Франции и Испании говорит именно на этом диалекте. Главный форпост — город Вэньчжоу с окрестностями.

В истории китайской миграции выделяют старую и новую волну. «Старые» мигранты говорят на диалектах. Например, если вы, даже зная китайский, заглянете в Чайнатаун в Сан-Франциско, вас там скорее всего не поймут — в ходу кантонский диалект. В Нью-Йорке говорят на хоккиен, а в итальянском Прато — на вэньчжоуском. Впрочем, китайское ТВ и интернет играют важную роль в ассимиляции диаспор. Те же китайские дети в Голландии смотрят ТВ либо на голландском, либо на стандартном китайском, диалект постепенно уходит.

китай

Вообще разница между стандартным китайским и тем же кантонским или хоккиен гораздо больше, чем между славянскими языками. На фоне китайских диалектов русский и польский, не говоря уже о белорусском и украинском, могли бы считаться диалектами одного языка. Тогда почему принято называть диалектами такие разные китайские языки, хотя их носители друг друга не понимают?

Русско-еврейскому лингвисту Максу Вайнрайху приписывают цитату «Язык — это диалект, у которого есть армия и флот». Макс Вайнрайх исследовал идиш. Сейчас последний считается угасающим диалектом немецкого языка. Но если бы Израиль в свое время дал ему официальный статус, то это был бы полноценный язык. Диалект — враг централизованного государства. Французские власти задавили диалекты в ХIХ веке, а в Германии почти сделали то же самое в ХХ. В Китае к диалектам тоже относятся с подозрением — власти понимают, что от местного диалекта до местечкового национализма небольшая дистанция. Где диалект — там региональная идентичность, и в итоге —  потенциальный сепаратизм.

В угасании диалектов есть и минусы, так как теряется часть культурного многообразия страны. Молодые китайцы часто уезжают работать в другие города и переходят на стандартный китайский, поэтому многие дети уже не говорят на диалекте. Иногда это приводит к печальным ситуациям, когда бабушки не могут общаться со своими внуками, потому что не знают стандартного китайского.

китай

В Китае действительно есть большие различия между регионами, поэтому власти так сильно продвигают единство страны. Понятно, почему китайцы давят свои диалекты: любые исследования в области языковой политики — вопрос национальной безопасности. Только дай слабину, сразу набегут лингвисты и антропологи из других государств и сразу начнут доказывать, как много в стране народов с певучими языками, потом им воссоздадут древнюю историю, придумают песни и пляски, а там и до призывов к отделению недалеко. И, конечно, соседние государства будут всячески поддерживать независимость новообнаруженного народа.

китай

Пока в Китае сильная центральная власть, стандартный китайский будет перемалывать все диалекты. Конечно, китайцы не дойдут до «русского» сценария, когда на огромном пространстве от Бреста до Сахалина носители говорят на одном и том же языке с минимальными речевыми особенностями южного гэканья и слов типа «шуфлядка». Скорее всего, в Китае будет «немецкий» вариант, когда все жители страны понимают общегосударственный хохдойч из учебника, но между разными регионами существует сильная разница в словах и произношении. Все китайцы будут знать китайский и говорить на нем более-менее одинаково. Диалекты не исчезнут. Они прочно займут место в анекдотах и исторических сериалах.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59