Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«За себя не боялся никогда, беспокоился за родных» — воложинский милиционер об августе 2020 года

«За себя не боялся никогда, беспокоился за родных» — воложинский милиционер об августе 2020 года

Травля в отношении первого заместителя начальника Воложинского РОВД Павла Курса началась в сентябре 2020 года.
Увидев его фамилию в списке «карателей», который опубликовал один из экстремистских телеграм-каналов, житель Минской области, наделив себя титулом «народного мстителя», разместил фото сотрудника правоохранительных органов на своей странице в «ВКонтакте», и несколько дней оставлял негативные высказывания.
А когда и этого оказалось мало, отправил информацию в группу районной газеты «Радзiма», потребовав у редакции написать правду о «мрази», которая участвует в разгонах демонстрантов.

— Что вы почувствовали, когда увидели пост со своей фотографией? — спрашиваю у Павла Курса, невольно возвращая его в лето 2020 года.
— Листая новости в «ВКонтакте» на него наткнулась жена, и сразу же прислала скриншот, — вспоминает первый заместитель начальника РОВД. — Большими буквами там было написано, что «оно уже может не скрывать свое лицо под балаклавой». Я чувствовал, что супруга волнуется, поэтому старался ее успокоить. Но больше всего ударили даже не оскорбительные слова, а то, что некоторые знакомые, прочитав этот пост, перестали общаться. Получается, какому-то постороннему человеку они поверили больше, чем своему другу.
— Газета «Радзiма» выходит на территории Глусского района Могилевской области, вы служите в Воложинском. Почему именно туда направил свой пост тот человек?
— Городской поселок Глуск — моя малая родина. Там родился, вырос, был призван в ряды Вооруженных сил Беларуси. Службу проходил во внутренних войсках и в какой-то момент понял, что хочу связать свою дальнейшую жизнь с правоохранительными органами. После окончания Академии МВД распределился в свой район, где получил должность участкового инспектора. Правда, проработал недолго, буквально через несколько месяцев был назначен оперуполномоченным группы наркоконтроля, затем — старшим уполномоченным.
Была в моей биографии и зона радиоактивного загрязнения — Чериковский район, где возглавлял уголовный розыск. В Воложине первым заместителем начальника РОВД работаю уже несколько лет. Но у «мстителя», видно, была старая информация. Поэтому требования он выставил газете «Радзiма».
— Получается, что угрозы вы получали от человека, который вас никогда не знал и не видел?
— Выходит, что так. Хотя в моей практике такое уже было. Работая старшим уполномоченным группы наркоконтроля не раз получал и угрозы, и разного рода «предупреждения». За себя не боялся никогда, беспокоился за жену, сына, родных и близких. Помните, в августе, начале сентября, была у наших протестующих практика бросать в окна «карателей» бутылки с зажигательными смесями или метать вслед камни и кирпичи. Просил своих не выходить во время уличных протестов на улицу, сопровождать ребенка в школу.
— Знаю, что человека, который вам угрожал, задержали. Им оказался нигде не работающий на тот момент житель Минского района Александр Дещеня. Он признал свою вину, извинился?
— Многие граждане наивно полагают, что в интернете, под вымышленным именем либо с использованием чужого телефона, можно совершить противоправное действие и оказаться безнаказанным. В моем случае не получилось. 29 января этого года в Минском районном суде было рассмотрено уголовное дело по статье 369 «Публичное оскорбление представителя власти в связи с выполнением им служебных обязанностей». Его фигурант сказал, что был эмоционально накручен из-за событий в стране и разгонов протестующих, поэтому, выбрав жертву, воспользовался «правом» вылить ушат грязи.
Самое обидное, что этот человек так и не понял, насколько мерзко себя повел. Извини, если это тебя обидело, сказал он мне после суда. Его извинения я не принял.

 — Так что же произошло с нами всеми в те августовские дни, почему совсем незнакомые люди стали вдруг бросаться друг на друга, обвинять, оскорблять?
— Очень многие люди были введены тогда в заблуждение. Подогретые информацией отдельных экстремистских телеграм-каналов выходили на улицы, требовали перемен. Лично я общался со всеми задержанными, что пробовали тем, или иным способом, обратить на себя внимание как в райцентре, так и в Ракове, Ивенце. В большинстве своем это были молодые люди, которых возмущала, как они говорили сами, несправедливость. Правда в чем она выражается, сказать так и не смогли.
Сидел у меня в кабинете один «обязанный» отец, дети которого живут в интернате, а он сам, поскольку не работает, давно не платит на их содержание ни копейки. Долго мы выясняли, чем же так ему не угодило государство, но так и не пришли к общему мнению.
Самое обидное, что были люди, которые так ничего и не поняли, никаких уроков для себя не вынесли. Потому что где-то внутри уже были настроены на другую жизнь, обещанную чужим дядей через разного рода телеграм-каналы.
—  Это была в том числе и информационная война?
— Это был один из ее способов завести людей в заблуждение, и пообещать реальность, которой не существует. В силу незнания многие поддавались на призывы, а потом плакали, говорили, что выходили на улицу не понимая, что делают, а за компанию. Сколько раз они просили меня позвонить близким или передать информацию о своем местонахождении родителям. Не отказывал никому. Потому что миссия сотрудников правоохранительных органов не карать, как считают многие, а помогать людям.