Меню

Оставил достойный след в авиации и литературе. Рассказываем о летчике-герое Михаиле Авдееве

главная
Фото: из открытых источников

9 июня 2006 года на заседании консультативного общественного Совета по вопросам образования при Главе городского округа Самара (с января 1935 года по январь 1991 года — город Куйбышев) Российской Федерации было принято решение о присвоении школе № 153 Советского района города имени Героя Советского Союза Авдеева Михаила Васильевича.

Нам, гражданам Республики Беларусь, это решение дает право безмерно гордиться, так как Герой Советского Союза Михаил Васильевич Авдеев — белорус, уроженец Могилевской области!

Путь в авиацию и первые бои в небе Севастополя

Путевку белорусскому парню Мише Авдееву в авиацию дал Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи. Сначала это была Ленинградская военно-теоретическая школа, затем он окончил Ворошиловградскую военную школу летчиков, а с 1934 года Авдеев служил в авиации Черноморского флота Советского Союза. Великую Отечественную войну Михаил Авдеев встретил в Крыму, будучи заместителем командира эскадрильи 32-го истребительного авиационного полка, тогда и проявились его лучшие качества: храбрость и мужество, высокое летное мастерство, командирская зрелость.

В неимоверно трудных условиях приходилось сражаться летчикам, защищавшим небо Севастополя: взлетные поля двух небольших наших аэродромов находились под обстрелом вражеской артиллерии, подвергались постоянным бомбежкам, с рассвета и до сумерек висели над аэродромами вражеские истребители и бомбардировщики. Требовалось мужество и летное мастерство, чтобы в таких условиях сражаться и давать достойный отпор превосходящим силам воздушного противника. 

Однажды Михаил Авдеев в паре со своим ведомым навязал воздушный бой 14 вражеским истребителям, которые пытались атаковать группу наших бомбардировщиков, шедших к Перекопу для удара по скоплению войск противника. Тогда смелым маневром и прицельным огнем Авдееву и его ведомому удалось не только расстроить боевой порядок немецких истребителей, но и двоих сбить. Когда после боя Авдеев приземлился на своем аэродроме, то техники насчитали в его самолете 32 пробоины.

Боевой путь летчика Авдеева

К ноябрю 1941 года старший лейтенант Михаил Авдеев уже командовал эскадрильей, и по всему Черноморскому флоту гремела боевая слава его полка, принимавшего участие в боях при обороне Одессы, Севастополя, Кавказа. А за мужество и героизм при обороне Севастополя в апреле 1942 года 8-й истребительный авиаполк был преобразован в 6-й гвардейский. За год войны командир 1-й эскадрильи 6-го гвардейского истребительного авиационного полка гвардии капитан Михаил Авдеев совершил более 300 боевых вылетов, в 63 воздушных боях лично сбил 9 самолетов противника, нанес значительный урон его наземным войскам смелыми штурмовыми ударами.

Уже тогда Авдеев выработал свой, особенный, стиль ведения боя — атаковать всегда сверху, как орел, имея достаточный запас высоты и скорости. И 14 июня 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, гвардии капитану Михаилу Авдееву было присвоено звание Героя Советского Союза.

В мае же 1943 года наш земляк гвардии майор Михаил Авдеев был назначен командиром 6-го гвардейского истребительного полка, а ему было всего 30 лет.

На всех «Яках» 6-го гвардейского истребительного авиационного полка, на боковом капоте мотора, был нанесен гвардейский знак, а на самолете командира полка, гвардии подполковника Авдеева, рядом был еще нарисован и орел с полурасправленными крыльями, обусловлено это было тем, что с первых дней войны позывным летчиков полка неизменно был «Орел» с добавлением бортового номера самолета. К этому все привыкли и это воспринималось как хорошая боевая традиция. И комполка Авдеев, в докладах и при встречах с начальниками, всегда с гордостью говорил: «Мои орлы!», а обращаясь к летчикам, он называл их тоже, не иначе, как «орлами». На килях же самолетов техники рисовали между лучами красной звезды маленькие звездочки по числу официальных побед. На борту «Орла» — самолета командира полка подполковника Михаила Авдеева их уже было 14!

22 января 1944 года полк Героя Советского Союза Михаила Авдеева был награжден орденом Красного Знамени, к тому времени на боевом счету летчиков-гвардейцев было более 200 уничтоженных на земле и в воздухе самолетов противника, большое количество боевой техники и личного состава врага.

В феврале 1944 года в небе над Керчью развернулись ожесточенные воздушные бои, тогда противник, подтянув резервы, пытался любой ценой удержать Крым. Два дня, 10 и 12 февраля, стали днями тяжелых испытаний и суровым экзаменом для летчиков полка. В эти дни им пришлось вести ожесточенные бои с хорошо подготовленными немецкими летчиками, причем летчикам 6-го гвардейского пришлось воевать в меньшинстве, так как аэродромы Таманского полуострова настолько размокли, что наши истребители, базировавшиеся там, не могли взлетать.

О напряженности тех дней говорят такие факты: 10 февраля летчики 6-го гвардейского и 25-го истребительных авиационных полков произвели 123 боевых вылета на прикрытие Керченского десанта, провели 24 групповых воздушных боя, в которых сбили 19 самолетов противника. 12 февраля было произведено 45 боевых вылетов, в 19 воздушных боях сбито 8 самолетов противника.

В этих поединках Михаил Авдеев уничтожил свой 15-й вражеский самолет, а командир 25-го истребительного авиаполка прославленный черноморский летчик Константин Алексеев одержал 19-ю победу. 

Полковой самодеятельный поэт 6-го гвардейского истребительного авиационного полка написал стихотворение «Слава авдеевцам», в котором были такие строки:

Немцам соколы морские спать спокойно не дают,
и горды мы, что другие, нас «авдеевцами» зовут.
Нас в бой ведет Авдеев и гремят его дела,
Нет отважней и смелее Черноморского «Орла».

А в конце апреля 1944 года Михаил Авдеев одержал очередную свою победу. Сам он впоследствии вспоминал об этом так:

«С грозным ревом проносятся «Ильюшины» над передним краем немецкой обороны, обрушивая на врага бомбы и снаряды. Когда наши самолеты стали выполнять очередной заход, с запада появилась большая группа немецких бомбардировщиков Ju-87. «Лаптежники», как их называли наши летчики за неубирающиеся в полете шасси, направились бомбить правый фланг наших войск. Штурмовики открыли пушечно-пулеметный огонь по «Юнкерсам». Беспорядочно сбросив бомбы, Ju-87 бреющим полетом с разворотом на 180 градусов ушли на запад.

Немецкие истребители Ме-109 находились в это время выше «Юнкерсов». Пара «Мессеров» шла на одной высоте с нашей группой истребителей, прикрывавших «Илы». Неожиданно один из «Яков», с изображением орла на фюзеляже, стремительно атаковал немца, приблизился к нему и дал три короткие очереди. С высоты 1500 метров «Мессер» вертикально пошел вниз и врезался в воду.

Авдеев

Наблюдавшие за этим скоротечным боем пехотинцы-гвардейцы Героя Советского Союза гвардии подполковника Главацкого дружно аплодировали нашему летчику. Не скрою: мне приятно вспоминать этот эпизод. Тем более, что летчиком этого «Яка» был я.…»

25 сентября 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за успешное выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками 6-й гвардейский истребительный авиационный полк гвардии подполковника Михаила Авдеева был награжден вторым орденом Красного Знамени. 

В ноябре же 1944 года летчики полка с большим сожалением были вынуждены расстаться со своим боевым и любимым командиром, Михаил Авдеев, решением командования, как перспективный авиационный начальник, был отправлен на Академические курсы в Ленинград. Тепло попрощавшись со всеми, и сфотографировавшись на память, он пожелал летчикам новых успехов в приумножении боевой славы крылатой гвардии.

В мирное время. Летчик–писатель

После войны Михаил Васильевич Авдеев, окончив Военную академию Генерального Штаба Советской Армии, занимал ряд ответственных должностей: командовал авиационными соединениями, был заместителем командующего Военно-Воздушных Сил Северо-Кавказского военного округа. Военный летчик 1-го класса, он летал на многих типах реактивных самолетов. К сожалению, по болезни, в 1964 году генерал-майор авиации Михаил Васильевич Авдеев ушел в запас, но по-прежнему был связан с авиацией, к тому же он написал книгу «У самого Черного моря», в трех частях. 

Предложу читателю несколько эпизодов из первой части книги нашего прославленного земляка, в которых Михаил Васильевич очень эмоционально и образно рассказывает о тяжелых чувствах наших воинов, вынужденных оставлять родную землю, но верящих, что вернуться с Победой.

О минутах, пожалуй, самых горьких

*** Мы оставили Севастополь. Мы, истребители, улетаем на самолете Ли-2, транспортной тихоходной машине.

Рядом со мной — Яша Макеев. В лице лейтенанта есть что-то восточное, монгольское. Только курносый нос выдает в нем природного русака. Смелый до дерзости Яша был верным товарищем в севастопольском небе. Последний вылет мы сделали вместе, штурмовали уже занятый немцами Константиновский равелин.

Смотрю на пилотов. Да, немного осталось нас, поднявшихся с мыса Херсонес! Многих оставили там, в рыжей от крови, изрытой металлом земле.

Там же оставили «яки». Искалеченные, избитые в воздушных боях самолеты. Они отвоевали свое. Даже казалось странным, что эти, в огромных пробоинах крылья и фюзеляжи, в рваных ранах рули совсем недавно поддерживал воздух, поющий за плексигласом кабины.

Улетая, мы не теряли веры в победу, не пали духом. Знали, что пока хоть один советский человек будет дышать, страна будет бороться. Но слишком много значил для нас Севастополь, и, когда силуэт Херсонесского мыса подернулся дымкой и я, обернувшись, не увидел уже ничего, кроме багрового пламени над оставленным городом, сердце сжалось от боли. Севастополь был частицей нашей души. Прости, Севастополь!

*** Не только для меня — для сотен и сотен людей, с которыми мы тогда шли рядом, таким святым и сокровенным навсегда остался Севастополь.

Страшен в своих ранах, боли и ненависти был он тогда — наша легенда, наше сердце, любовь наша — Севастополь.

Мы покидали его!

Да, теперь можно об этом сказать: нас душила ярость. Слова утешения о том, что мы выполнили свой долг, что Севастополь перемалывал лучшие фашистские дивизии, что он выполнил свою задачу, признаюсь, плохо доходили до нас

Мы видели корчащуюся в огне Графскую пристань, развалины его когда-то словно сотканных из легенд и героики проспектов, иссеченную осколками бронзу памятников, развороченные, вздыбленные, не сдавшиеся бастионы.

Он был весь — как свое, задыхающееся от боли сердце.

Я не мог спокойно слушать переворачивающую душу песню, где рассказывается о том, как «последний матрос Севастополь покинул…». Мне мерещились могилы друзей на Херсонесе и люди в окровавленных тельняшках, поднимающиеся в последнюю, легендарную свою атаку.

Прощайте, дорогие друзья!

Мы вернемся! Мы обязательно вернемся.

Мы не отступаем — нет!

Мы сочли бы за величайшее счастье лечь рядом с вами.

Лечь, уничтожив, еще сотню — другую из коричневой мрази, ползущей сейчас по дорогам Крыма.

Но приказ есть приказ…

Все не имеют права умирать.

Ведь на плечах всех нас — Россия.

Прощай, Севастополь!

Ты честно дрался до конца, как и подобает солдату.

И душа твоя, знамя твое не повержены. Знамя это реет над полками, готовящимися к новым боям.

А раны твои, боль твоя будут отомщены.

Мы уходим, чтобы вернуться.

Мало кто из нас, оставшихся тогда в живых представлял, какой еще длинный грозовой путь впереди, сколько опаленных закатов и зорь отполыхают над землей, прежде чем в дыму пожарищ забрезжит утро победы.

И хотя книга Героя Советского Союза, белоруса Михаила Авдееева издана давно ( третья, заключительная ее часть, вышла в 1970 году), она и сейчас актуальна. Ибо это документальная повесть о летчиках-черноморцах, героически воевавших в годы Великой Отечественной войны.

Послесловие

Ныне в средней школе № 153 Самары, носящей имя белоруса Героя Советского Союза Михаила Авдеева, действует музей 6-го гвардейского истребительного авиационного полка. Память жива!

Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59