Меню
Мядельский райисполком

Председатель Компартии Венесуэлы о капитализме до прихода Уго Чавеса

Председатель Компартии Венесуэлы о капиталистической Венесуэле до прихода Уго Чавеса
Фото: РИА Новости и из личного архива героя, depositphotos.com

Генри Парра родился в 1957 году в Венесуэле. Он получил педагогическое образование по профилю географии в Университете Анд-де-Тачира. Нашему герою довелось пожить в Советском Союзе, где он обучался в университете марксизма-ленинизма в Москве. Венесуэлец был депутатом в штате Тачира, там же — директором департамента образования. В 1980-1990 годах занимал пост генсека коммунистической молодежи Венесуэлы. В данный момент Генри Парра — председатель Компартии Венесуэлы. Он рассказал о поражении капитализма на его родине, попытке госпереворота против Чавеса, экономической блокаде Венесуэлы и позиции Компартии, которую возглавляет Генри.

— Каким был опыт вашей жизни в СССР?

— Мой опыт жизни в Советском Союзе был бесценным, мне было 23 года и мое мировоззрение только формировалось. И происходило это в соответствии с марксистско-ленинской идеологией. Я учился в университете в Москве, был в Ленинграде, Казани и даже Вильнюсе. Этот период у меня связан с незабываемыми воспоминаниями о великой стране, с которой я познакомился в юности. После моего пребывания там, я до сих пор испытываю особые чувства к России, всегда интересуюсь ее судьбой и новостями.

Среди наиболее важных моментов моего пребывания в СССР, я бы выделил посещение Мавзолея Ленина. Считаю, что это место обязательно нужно посетить каждому коммунистическому активисту. Между прочим, я стал первым молодым человеком, прибывшим в Советский Союз из штата Тачира в Венесуэле. Для венесуэльских студентов было большой честью возможность посетить СССР, а уж тем более учиться в нем.

— Какой была капиталистическая Венесуэла до победы Уго Чавеса?

— Я начал свою политическую деятельность в 1974 году вступив в ряды коммунистической молодежи Венесуэлы, которую впоследствии возглавлял более 8 лет. Потом я вступил в нашу компартию, стал занимать в ней руководящие роли. До прихода Уго Чавеса к власти, я был активистом революционной оппозиции, боролся против капитализма и буржуазии. Помню, что при капитализме число бедных постоянно увеличивалось, а богатых становилось все меньше. Тогда капиталистическое правительство Венесуэлы служило интересам США. Репрессии были очень суровы, и по этой причине мне приходилось держать в тайне, что какое-то время я жил в Москве. Если бы власти узнали об этом, посадили бы в тюрьму только за то, что я ездил учиться в Советский Союз. Несколько раз полиция вторгалась в мой дом, проводила обыски и допросы, несмотря на то, что я находился за 800 км от столицы.

Политическим деятелям нужно было вести себя очень осторожно. Венесуэльцы совершили уникальный процесс: в 1989 году массово вышли на улицы против неолиберального режима тогдашнего президента Карлоса Андреса Переса. Это событие в истории получило название «Каракасо». Потери были немалые: в результате волнений погибло более 3000 человек. Жертвами были и мужчины, и женщины, они были убиты властями в разных частях страны в целях подавления справедливых протестов народа. В то время велась настоящая охота на лидеров коммунистического движения. В стране царила система, подавлявшая рабочий класс и малоимущих, отрицавшая их существование, как таковое. Нелегкий период нашей страны был во времена этой так называемой Четвертой республики.

— 11 апреля 2002 года венесуэльские правые силы предприняли попытку госпереворота против президента Уго Чавеса. Военные препятствовали его президентской деятельности, хотели даже убить. Как вы думаете, почему переворот не увенчался успехом?

— В день попытки госпереворота 11 апреля, я находился в штате Тачира. Наш штат был одним из первых, где местные власти выступили против их попытки мятежа. Вскоре после этого, фашисты и ультраправые окружили здание губернаторства Тачира, где я сам находился в данный момент. В губернаторстве была назначена экстренная встреча чиновников, и мы изучали сложившуюся обстановку в стране. Здание тотчас было захвачено радикальными оппозиционными элементами, которые вторглись внутрь и начали бить и оскорблять товарищей, вся ситуация в Тачире стала очень напряженной. В масштабах всего государства, в этом штате концентрация правых и фашистских сил была более высокой, чем в других штатах Венесуэлы.

На выборах в Тачире часто побеждали левые силы по причине того, что правые были разделены. Но когда они начинали объединяться, то непременно побеждали на выборах. Во время волнений в Венесуэле, которые именуются «операция Гуаримба» в 2014-2017 годах, в нашем регионе были самые жесткие и насильственные протесты. А уж в 2002 году ситуация там была крайне тяжелой. Госпереворот провалился потому, что народ победил коррумпированное правительство. Мы только что избавились от правителей, служивших интересам Соединенных Штатов, народ стал политически сознательным с приходом команданте Уго Чавеса.

Благодаря противостоянию граждан и подавляющей части национальных вооруженных сил, ультраправое фашистское движение не вышло победителем из этого мятежа. За 48 часов путча, фашистские силы, провозгласившие себя новой властью, совершили много ужасов и ошибок.

Сознательные граждане поняли, что их действия были антиконституционными, и массово вышли на улицы с требованием вернуть Чавеса. И президент Чавес всеми действиями демонстрировал, что он един со своим народом. Это были тяжелые времена, наполненные неопределенностью, но данный процесс стал разоблачением предателей армии, близких к президенту.

— Вы были директором департамента образования провинции Тачира. На что похожа венесуэльская система образования?

— Да. Также я был депутатом штата Тачира от Компартии Венесуэлы более 4 сроков. За 4 года, пока я руководил местным департаментом образования, удалось реализовать многие интересные проекты. Мы повысили зарплаты учителям,  подписали лучшие трудовые договора за всю историю нашего штата. Под моим руководством были созданы профсоюзы работников образования, поскольку раньше их просто не было. Раньше работники боялись, что в случае победы правых, они начнут ущемлять права народа.

Венесуэльское образование соответствует единым стандартам по всей стране, хотя мы стараемся адаптироваться к особенностям каждого штата и региона. Школы находятся в хорошем состоянии, и учителя получают достойную зарплату, хотя, конечно, после блокады Соединенных Штатов условия уже не те, что были ранее, когда я был руководителем.

Экономическая блокада Штатов затрагивает все венесуэльское общество, образование, спорт, здравоохранение. Венесуэла — заблокированная страна, которой запрещено совершать транзакции с кем-либо. Мы могли продавать всего лишь менее 100 баррелей нефти по всей стране. Это очень мало. Все это происходит не потому, что государство не желает вкладывать средства в свою нацию, а потому, что ему это сделать не позволяют. Венесуэла сделала ставку на то, чтобы больше не являться правительством-саттелитом Америки. Наше государство сделало выбор в пользу самоопределения и независимости, и все это дорого обходится героическому венесуэльскому народу.

— ЦК вашей партии частично поддержал оппозицию против Мадуро, которую финансирует США. Вы с товарищами заняли передовую позицию, касающуюся проекта против идеологических отклонений вашей Компартии. Что произошло на самом деле?

— Какое-то время Коммунистической партией Венесуэлы руководила группа лиц, настроенных категорически против Чавеса. Это началось еще при жизни команданте. Я был членом Центрального комитета партии. И в то время мы столкнулись с тотальным отклонением от курса против президента Чавеса. Казалось бы, во время его президентства не было никаких сомнений в том, что условия жизни людей значительно улучшились по сравнению с капиталистической Венесуэлой. Но некоторые товарищи с 2002 года находились в заблуждении, утверждали, что Уго Чавес был диктатором, хотя он всецело продвигал демократию, основанную на участии и ведущей роли нашего народа. Тогда еще эти люди находились в меньшинстве и их мало кто слушал. Но со смертью Уго Чавеса эта проблема разрослась. Постепенно эти лица стали продвигать недовольство против президента Николаса Мадуро.

Давление на президента усилилось после начавшейся экономической блокады, поскольку ситуация в стране была суровой из-за нескончаемых санкций. Возникла острая нехватка товаров первой необходимости, особенно товаров, необходимых женщинам и новорожденным. В конечном итоге это спровоцировало полный дефицит. На каждом углу стояли очереди. В то же время, некоторые члены нашей Компартии стали  нападать на правительство, обвиняя государство во всем случившемся. Но на самом деле продовольственный кризис произошел по вине проводимой политики Штатов, которые хотели свернуть венесуэльское правительство и обанкротить его. Впоследствии произошло ухудшение условий и оплаты труда рабочих. Это было закономерным явлением, ведь о повышении зарплаты в возникшей обстановке не могло быть и речи.

Блокада Штатов является преступной и дорогостоящей, она по сей день уносит много жизней. Мужчины и женщины умирают у дверей больниц, потому что нам нечем их лечить. Сейчас нам не разрешают импортировать лекарства, пользоваться медицинским оборудованием из США и Германии, ведь просто невозможно достать какие-либо запчасти для него. Во всех этих бедах Коммунистическая партия обвинила Николаса Мадуро. Часть товарищей предпочла уйти в лагерь оппозиции, но по всей стране находилось множество людей, не согласных с этими обвинениями.

Я сам заявил об этом публично на губернаторских выборах, когда наша партия решила порвать отношения с левым альянсом «Патриотический полюс». В него входят те партии, которые защищают революцию и нынешнюю антиимпериалистическую власть. В своем регионе Тачира, я решил и дальше продолжать поддерживать этот левый альянс. В итоге я стал диссидентом руководства Компартии. Меня пытались исключить из нее, но этого сделать не удалось. Несмотря на это, я никогда не отказывался от своей активной деятельности и членского билета. Многие  товарищи призывали спасти нашу организацию, поскольку она во многих постулатах совпадала с правой оппозицией, финансируемой империализмом. Оппозиционеры организовали фальшивый съезд, в котором  участвовали только активисты, защищавшие оппозиционные тезисы. А мы, антиимпериалисты, в ответ подготовили документ, в котором осудили это мероприятие, и отправили его в Высший суд. Последний признал нас правыми, и после положительного решения, наша партия вновь присоединилась к великому «Патриотическому Полюсу». Речь не шла о реорганизации партии по всей стране, которая была полностью разрушена, и многие активисты покинули свои посты.

Сегодня мы можем сказать, что снова восстановили Коммунистическую партию Венесуэлы в 23 штатах из 24.  Мы значительно продвинулись вперед в наших делах,  многие партийцы возвращаются в партию. Сегодня историческая Коммунистическая партия Венесуэлы вновь  стоит на стороне революции, выступает против империализма и поддерживает товарища президента — Николаса Мадуро.

— Какого мнения вы о белорусском лидере Александре Лукашенко?

— Очень уважаю белорусского Президента и героическую Беларусь с ее достойным народом.

— На предстоящих выборах летом 2024 года Компартия Венесуэлы выдвинула своим кандидатом Николаса Мадуро. Почему вы приняли такое решение? Стал ли Мадуро гарантией стабильности и суверенитета в Венесуэле?

— Президент Николас Мадуро — антиимпериалист. Мы, коммунисты Венесуэлы, рождены антиимпериалистами. Это подтверждает историческая борьба против империи янки, которая хочет подчинить себе наши народы. Мадуро верен наследию Уго Чавеса.

В 90-х годах политолог Фукуяма после развала СССР говорил о теории конца идеологии, что капиталистическая система, в  конечном итоге, будет преобладать над другими системами.  Я помню, что в Латинской Америке очень мало говорили об империализме. Пришел Уго Чавес и защитил борьбу против империализма в Латинской Америке и во всем мире. Именно попытка госпереворота в Венесуэле в 2002 году была результатом  антиимпериалистической тактики, которая позже стала именоваться социалистической, она воспитывала народ в благородных идеалах. Большинство народа  Венесуэлы выступает против империи Соединенных Штатов, потому что мы их хорошо знаем, и уверены в том, что только они виновны в нанесенном нам ущербе.

Сам освободитель Симон Боливар говорил: «Соединенным Штатам суждено изводить народы Америки голодом и страданиями во имя свободы». Сегодня эта фраза актуальна, как никогда ранее. Товарищ Николас Мадуро заявил о своей борьбе за социализм, а наша борьба заключается в построении социалистического общества. Он — выходец из рабочего класса, ранее наш лидер был водителем автобуса в Каракасе. Очевидно, что, мы, будучи партией рабочего класса, поддерживаем Мадуро за то, что он сам в прошлом рабочий.  И в заключении всего скажу, что президент — человек, борющийся за мир, которого нам так трудно достичь, постоянно воюя с цветными революциями, спонсируемыми империей. Ведь они стоили нашему народу многих жизней.

Мир было трудно отвоевать, но сегодня мы можем сказать, что живем в мирной стране под мастерским руководством товарища Николаса Мадуро.

Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59