Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Плохой хороший патриот. Занимательная социология о том, кто есть кто в Беларуси

Плохой хороший патриот. Занимательная социология о том, кто есть кто в Беларуси
Фото: sb.by и из открытых источников, в качестве иллюстрации

Результаты исследования «Патриотические ценности населения Беларуси», проведенного Институтом социологии НАН, недавно были презентованы в Национальном пресс-центре. Из них следует, что 86,6% белорусов считают себя патриотами. Однако дьявол, как обычно, кроется в деталях.

Необычная фильтрация

Как говорят специалисты, чтобы получить правильный ответ, надо задать правильный вопрос. Возьмем, к примеру, пункт «Что для вас значит быть патриотом Беларуси?». К нему прилагалась линейка ответов: «жить и работать в Беларуси», «уважать государственную символику и историю», «быть готовым защищать страну», «любить белорусский язык и культуру» — которые респонденты и выбрали.

Однако та протестная стратегия, которая проводилась 2020 году, не предполагала ставки на радикальные и экстремистские группы, которые бы ответили как-то иначе. Первая фаза массовых беспорядков, 9-11 августа, имела довольно ограниченный характер. Тогда в микрорайонах столицы, областных центрах и отдельных городах пытались рассредоточить силы МВД и захватить административные объекты. Наполнение радикальных групп было организовано через сеть «Страна для жизни». Их костяк составили представители мелкого криминала; временно неработающие, асоциальные, ранее судимые граждане; лица, которые находились на заработках в России и Украине, а также околофутбольные группировки.

Как можно догадаться, такие люди в соцопросах не участвуют, городские телефоны не поднимают и в целом выпадают из поля зрения наших механизмов идеологической работы. В лучшем случае они числятся на профилактическом учете соответствующих органов, потому что далеко не каждый гражданин будет разливать бензин по бутылкам и кидаться тротуарной плиткой в милицию.

А вот далее началась массовая «ненасильственная фаза» с девочками и цветами, к участию в которой привлекли огромное количество обычных людей. И там пытались апеллировать к лучшим чувствам: состраданию, справедливости, чувству собственного достоинства, взаимопомощи. Если бы мы в тот момент опросили эту социальную группу на улице, услышали бы примерно те же самые, но не соответствующие действительности утверждения, что каждый из них является «патриотом».

На словах они тоже были не против «жить и работать в Беларуси», «любить белорусский язык и культуру», «чувствовать тесную связь с белорусами», «вести активную деятельность на благо страны». Другой вопрос, что у них проявлялось ложное понимание патриотизма. Чувствами этих людей манипулировали и направляли их против государства.

Потом, когда за первую неделю не удалось сбросить власть и добиться раскола в правящей группе, уже требовалось быстро выстроить полевые структуры для проведения забастовок, создать чаты в микрорайонах, «отряды самообороны» и другие альтернативные механизмы по принципу польской «Солидарности» 1980-х. И вот тогда на всю катушку включились так называемые лидеры из Вильнюса и Варшавы, бчб-символика, «свободные профсоюзы», национализм и прочие идеологические маркеры.

протесты в Беларуси в августе 2021 года

Протестовать надо было уже не просто «за все хорошее» и «против насилия», а за набор говорящих голов, которых назвали законной властью и собрали в Координационный совет, а также за дурацкий вариант «я прихожу к власти, чтобы отдать власть». То есть конечная цель все равно не заявлялась, это было размытое обещание провести новые выборы «когда-нибудь потом». А сейчас — давайте все вместе ломать государство.

Если обычного человека вовлекло в подобный водоворот, это не значит, что он резко стал подонком, преступником, социопатом. Хотя хватало и таких, кто разбрасывал ежей, дозванивался по телефонам с угрозами, лез драться с сотрудниками МВД или сливал служебную информацию. Психоз достиг невиданных для нашего общества масштабов. Тем не менее все участники, обманываясь искренне считали себя в тот момент патриотами, партизанами и прочими хорошими людьми.

Дело в том, что ни одна цветная революция не начинается с призывов «Давайте установим внешний контроль!», «Давайте создадим переходное правительство из польской агентуры!» или «Давайте дискредитируем силовой блок!». То есть вас не призывают стать непатриотом. Наоборот, в вас будут до самого последнего момента поддерживать уверенность, что вы все делаете правильно и на благо страны, чтобы рука не дрогнула, когда вы сливаете в Сеть информацию об очередной «личинке карателя», о ребенке, который посещает детсад или школу. Они все плохие! И семьи у них плохие! Мы им просто мстим за наших!

Плохие хорошие патриоты

И такими благими намерениями оказывается вымощена дорога в ад. Мы же в очередной раз эти благие намерения рассмотрели, измерили, изучили и пришли к выводу, что все хорошо. То есть, если человек считает, что он патриот, — значит он патриот. Это, правда, не гарантирует того, что он устойчив к внешнему воздействию и что завтра его не бросят в топку очередной цветной революции.

Значит ли это, что наша социология плохая? Просто она слабо приспособлена для решения оперативных задач. Поэтому наши силовые структуры имеют собственные механизмы анализа и контроля общественного мнения. Они, возможно, гораздо менее научны, однако позволяют быстро делать выводы и ориентироваться в обстановке неопределенности, что требуется для разрешения любого кризиса.

96,9% респондентов из молодежи гордятся тем, что являются гражданами Беларуси.

Что же касается подобных программных исследований, то они нужны не для того, чтобы потушить очаги цветной революции, а для того, чтобы не торопясь, вдумчиво проверить состояние общества после сильного удара, а также после событий в Казахстане и на Украине. Пока общая картина выглядит неплохо, но, как говорит Президент, это явно не повод расслабляться.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59