Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Почти сняли с учета, но дочка заявила о домогательствах отца». В Борисове выслушали «соповских» матерей

«Почти сняли с учета, но дочка заявила о домогательствах отца». В Борисове выслушали «соповских» матерей

Словосочетание «соповская семья» прочно вошло в нашу жизнь. Причем большинство уверено, что СОП – это несмываемое клеймо, которое власти ставят на так называемые неблагополучные семьи. Так ли это на самом деле? МЛЫН.BY встретился с такими родителями и при помощи правоохранителей попытался разобраться в этом вопросе.
История № 1. «Ревнует сильно, поэтому и бьет»
– Да нормальный он у меня, просто ревнует сильно, поэтому может и руку поднять. Любит же, – начинает свой рассказ Дарья.

Женщине 38 лет, она мать 4 детей. Их семья сейчас состоит на учете как «соповская», значит, неблагополучная.
– Я сама виновата, – сетует Даша. – Погорячилась и вызвала милицию… дважды. А ничего страшного не произошло. Зато теперь двери квартиры не закрываются, постоянно у нас проверки. Раз в месяц так точно приходят. Зря вызвала…
Под «ничего страшного» Даша подразумевает ее избиение мужем в состоянии алкогольного опьянения. Причем, когда она вызывала сотрудников милиции, муж из дома сбегал.
– Я думала, он пойдет к матери своей жить. Но нет. Вечером вернулся и опять за свое, – признается женщина. – Я ему пригрозила, что вызову милицию во второй раз. Он только посмеялся. Сказано – сделано! Но муж опять сбежал. И нас за повторный вызов поставили на учет, как неблагополучных. Должны были снять с учета в июне, но дочка заявила, что муж ее домогался. Представляете? Дочке 9 лет всего. Об этом она рассказала своей бабушке, а та пошла в милицию. Я сразу поняла, что она врет. Ведь отец ей родной, у него с головой все в порядке. Было разбирательство. Мужа тягали по разным инстанциям, экспертизам, даже на детекторе лжи проверяли. Оказалось, что он ничего такого не делал. Но с учета нас не сняли, продлили до сентября. А мы – нормальная семья. Живем как все. Муж работает, детей любит. 20 лет уже вместе, квартиру построили.
История № 2. «Звонит в разные инстанции, говорит, что я плохая мать»
Другого мнения о правоохранителях Валерия. Ей 27 лет. Замужем девушка во второй раз, но опять неудачный. В первом браке у нее родилась девочка инвалид 2 группы, и от второго – также есть дочка.
– С первым мужем жили в Жодино. Он сильно пил и бил меня. Даже когда ходила беременной. Из-за этого, наверное, у моей дочери сейчас проблемы со здоровьем. Когда ей было три месяца, мы сбежали от него к матери в Борисов. А потом я и развелась. Спустя три месяца познакомилась с парнем. Знаете, такой внимательный и добрый был. Дочку мою полюбил. Мы все время гуляли втроем. Поэтому, когда предложил выйти за него замуж, даже не сомневалась. Родилась вторая дочка. Все было нормально. Но вдруг умерла бабушка, которая растила мужа. И его как подменили. Стал сильно пить, руку поднимать на меня. Пропил машину, с работы уволили. Думаю, что бабушка его сдерживала, имела сильное на него влияние. Затем моя мать заболела онкологией, и я переехала жить к ней.
Валерия говорит, что из-за мужа она уже состояла на учете. Он не раз привлекался за ее избиение, а потом – за кражи и неуплату алиментов. И вот опять, благодаря мужу, она на учете.
– Я еще до сих пор не разведена. Муж подавать заявление не желает, а у меня на это денег нет. Второй раз разводиться дороже, – возмущена девушка. – Так и живем – я своей жизнью, он своей. Правда, периодически «гадит» мне. Алименты не платит – уже задолженность 5 тысяч. Пьет постоянно и пытается меня вернуть. Куда возвращаться? Нет, больше не хочу! Я сейчас в отношениях с другим мужчиной. А моего бывшего это раздражает. Вот и звонит в разные инстанции, говорит, что я плохая мать. Ко мне сразу приходят сотрудники и проверяют. Несмотря на то, что в семье все нормально, на учет поставили. Ведь было больше трех сигналов. Я к этому отношусь спокойно. Понимаю, что милиция делает все правильно. А кто же еще нас защитит?

История № 3. «Разве я виновата, что проверять приходят после праздников»
Второй брак – и у сорокалетней Олеси. От каждого мужчины у нее по двое сыновей.
– Первый изменял постоянно. Кабель, одним словом. Вот я и развелась с ним, терпеть это не намерена, – говорит Олеся. – Старшему сыну уже 21-й год, а алиментов до сих пор так и не дождалась. Со вторым познакомилась на даче. Он строитель из Брестской области, приехал на заработки в местный колхоз. Долго за мной ходил. Я потом уехала в Борисов, а он в гости напросился. Так и расписались. От него родила еще двоих детей.
С постановкой на учет она категорически не согласна. Винит во всем школу, которая «приходит с проверками не вовремя»:
– Пришли проверять нас сразу после 8 Марта. Разве можно так? Праздник все-таки. Понятно, что выпивали. Утром плохо было, муж спал, а тут на тебе, – возмущается Олеся. – И следующий раз опять пришли после праздника – дня рождения сына. Что за мания? Еще сделали замечание, почему муж спит на кровати в одних трусах. А почему он не может так делать у себя дома? Не понимаю. В итоге нас поставили на учет. Сказали закодироваться, а то не снимут. Я все сделала, надеюсь скоро снимут.
Женщина не из робкого десятка. За словом в карман не лезет, если что, может и за сковороду взяться.
– У меня разговор короткий, если муж выпьет и хочет замахнуться – я ему сковородой… Сразу успокаивается и идет спать. Советую, у кого такие проблемы, – добавила женщина.

«Клеймо неблагополучия родители ставят на себе сами»
Признать факт, что в семье дети находятся в социально опасном положении, достаточно сложно. Для этого существуют специальные критерии. Основных шесть, но с учетом детальной расшифровки каждого пункта наберется не один десяток. Начиная от уклонения родителей от выполнения своих обязанностей и заканчивая проживанием несовершеннолетнего в семье, где сложилась конфликтная ситуация с наличием стрессовых факторов. Для СОП необходим хотя бы один из перечисленных факторов.

– Если же идти от жизни, то все и проще, и сложнее одновременно, – объясняет старший участковый инспектор инспекции по делам несовершеннолетних Борисовского РУВД Дарья Генералова. – Возьмем стандартную ситуацию – родители систематически пьянствуют. Обратите внимание – систематически, потому что за единичные случаи никто в СОП не поставит. При этом нарушают общественный порядок, имеют проблемы с законом, о детях не заботятся. Такие семьи, как правило, на виду. Соседи, педагоги прекрасно осведомлены, чего эти родители стоят. Таких случаев большинство. И такие родители задолго до вмешательства общественности и государства сами на себе поставили клеймо неблагополучных. Так что зачастую официальная постановка на учет является лишь констатацией уже сложившейся ситуации.

По последним данным в Борисовском регионе были признаны находящимися в социально опасном положении 533 несовершеннолетних из 285 семей. Основная причина постановки на учет – это семейно-бытовые конфликты. Проще говоря, когда папа бьет маму или наоборот. Еще одним распространенным является злоупотребление спиртными напитками.

– «Соповские» семьи посещаем не реже одного раза в месяц, – говорит Дарья. – Также проводим встречи и в РУВД. К примеру, как сегодня. Встреча прошла в рамках Комплекса дополнительных мероприятий, направленных на предупреждение противоправного поведения граждан. Пригласили священника и сотрудника социально-педагогического центра. Очень важно работать на упреждение, профилактику. Ведь основная задача государства – сохранить ребенка в родной семье. Декрет № 18 предусматривает несколько этапов работы в такой ситуации. Признание ребенка находящимся в СОП – начальный. Когда все субъекты профилактики принимают меры, чтобы устранить причины и условия, которые могут привести к глубокому неблагополучию и разлучению детей с родителями.