Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Угрожали убить меня и детей». Борисовский милиционер — о травле после августовских событий

«Угрожали убить меня и детей». Борисовский милиционер — о травле после августовских событий

Ровно год прошел после августовских событий в Беларуси. Серьезной травле тогда подверглись сотрудники милиции. Причем больше всего угроз поступало в адрес их жен и детей. Для старшего участкового инспектора милиции Борисовского РУВД майора милиции Игоря Доморацкого это стало настоящим испытанием. Но не сломило. МЛЫН.BY встретился с правоохранителем и узнал, что пришлось пережить его семье и как сумел сохранить желание помогать людям.
Откровенно говоря, этого милиционера знаю с детства. Дело в том, что, будучи инспектором ИДН Игорь Доморацкий курировал нашу школу. И не раз проводил встречи со старшеклассниками. Игорь Викторович умел найти подход к детям, причем к самым вздорным — подростки же! Поражала его сдержанность и доброта. С того времени прошло уже 20 лет. И каково было мое удивление встретить все того же улыбчивого Игоря Доморацкого.
Сегодня он — старший участковый инспектор милиции Городского отдела милиции Борисовского РУВД. Говорит, пару лет назад решил попробовать себя в чем-то новом. Но всех своих подопечных, прошедших инспекцию, хорошо помнит.

— Конечно же, они уже выросли. Некоторые выше меня на две головы, — с улыбкой рассказывает Игорь. — Со многими общаемся до сих пор. За каждого боролся до последнего. Ведь бывают случаи, когда понимаешь, что подростка проще отправить в спецучреждение. Сложнее же отвадить от пагубной привычки. Тем более, когда он не понимает, для чего ты хочешь ему помочь. Не так давно встретил своего бывшего подопечного. Сегодня он возмужавший мужчина. Работает на заводе, есть семья. Будучи юношей, он не раз попадался в милицию — то пил, то в драку лез. Отца у парня не было. Сколько бесед с ним провели, сколько его мать слез пролила… И так приятно было услышать от него слова благодарности, что сумел образумить. Таких мальчишек за время службы в инспекции было много.
Милиционер добавляет, что были в его практике и другие случаи, не с таким радостным финалом.
— На всю жизнь запомнил инцидент, который произошел в самом начале моей службы, — делится милиционер. — Было это в деревне Зоричи. Под нашим надзором находилась местная жительница, мать пятерых детей. Женщина часто уходила в запои, и дети оставались без присмотра. Мы не раз выезжали в эту семью, пытались вразумить женщину. Однажды приехали, а дом заперт. Слышим детские голоса внутри. Оказалось, малыши двое суток были под замком вместе с тремя большими собаками. Условия в доме ужасные, еды нет. Детей сразу забрали. У самого трое, так что понять таких матерей никогда не смогу.
«Бойся тварь, мы изнасилуем твою мать»

Сегодня в зоне внимания Игоря Доморацкого — часть борисовского микрорайона «Залинейный». А это четыре улицы частного сектора. С виду спокойный микрорайон. Люди работают, растят детей. Однако нормально жить не у всех получается — состоят на профилактическом учете.
— Проверять их — моя ежедневная забота, — объясняет Игорь. — За столько лет работы в милиции многих знаю. Если что-то случилось, сразу могу прикинуть, местных «почерк» или «гастролеры» пожаловали. И вообще работать в частном секторе проще. Если что-то где-то украли, сами жители даже своими предположениями помогают быстрее найти преступника.
Значительные сложности в работу участкового внесли прошлогодние августовские волнения. Игорь Доморацкий попал в число тех, на кого обрушился шквал угроз после публикации поста с его фотографией в одном из экстремистских телеграмм-каналов.
— А все из-за того, что я был свидетелем на суде, — вспоминает Игорь. — Судили борисовчанку, которая участвовала в несанкционированном митинге. Девушку эту хорошо запомнил — при задержании вела себя грубо, вызывающе, оскорбляла сотрудников. Она провела сутки в Борисовском РУВД и по суду заплатила штраф в 25 базовых величин. Уже потом решила записать видео, в котором обвинила меня в даче ложных показаний.
После появления в сети фотографии и контактов Доморацкого ему стали поступать угрозы.
— За вечер я получил 250 сообщений в соцсетях, мессенджерах и 150 телефонных звонков с угрозами и оскорблениями. Причем звонили с номеров разных стран, — вспоминает милиционер. — Угрожали, унижали. Писали очень страшные вещи: «Ублюдок, тебе пойдет испанский галстук. И всей твоей семье. На столбах вас, мразей, повесят, выродок». Знаете, старался держать себя в руках. Пока не стали писать о родителях. После сообщения: «Бойся тварь, мы изнасилуем твою мать», — хотелось ответить. Потом уже понял, что на это они и рассчитывают.

Руководство Игоря о травле знало. По всем фактам были возбуждены уголовные дела. Игорю Доморацкому и его семье было предложено поменять место жительства. Но он отказался, посчитал, что бояться нечего. Так и получилось — дальше словесных угроз дело не дошло.
— «Писак» потом нашли. Я и еще несколько борисовчан ездили на судебное разбирательство в Минск. Среди подозреваемых был молодой паренек, лет двадцати. На первый взгляд, тихий. Как оказалось, у него уже была судимость. Свою вину в итоге признал, — вспоминает милиционер. — Позже анализировал, кто мог писать эти угрозы мне и другим. Пришел к выводу, что это делала в основном молодежь. Молодые парни, которые искали легких заработков, у многих за плечами судимость. С похожими случаями сталкивался еще, работая в инспекции. Психологию таких людей изучил.

Говорит, что больше переживал за младших сыновей и за жену. Супруге многие сообщения не показывал, чтобы она сильно не переживала.
— Сами понимаете, отморозков хватает. Ведь в этой ситуации никто даже и не хотел понимать, что моей-то вины нет, — добавляет Игорь. — Удивил старший сын. Помню, спросил меня: «Отец, что произошло?» Был разговор. Он по-взрослому все слушал и сказал: «Не волнуйся, я с тобой! Помогу — присмотрю за младшими братьями, чтобы их никто не обидел». Настоящий мужчина у меня уже вырос. Горжусь им.
«Я не понимал, в чем моя вина перед этой семьей»
Работа участкового — это не только протоколы и штрафы, а еще и бюро занятости, и служба психолога — в одном лице. Причем круглые сутки, вне зависимости от рабочего графика.

— Есть у меня одна семья. Мать живет с сыном и дочерью. Все бы ничего, но дети уже давно выросли, — рассказывает Игорь. — Так вот сын любит выпить, а потом и «погонять» своих женщин. И если такое случается, мать сразу звонит мне на мобильный. Так мы договорились. Чтобы не дошло до беды, ведь сын может и за топор схватиться. А на людей в погонах реагирует мгновенно — сразу успокаивается. По-человечески жалко — бросаю все дела и лечу туда. Даже если у меня выходной.
И каково же было удивление участкового, когда в прошлом году во время посещения этой семьи сестра дебошира на него «накинулась»:
— Это было как раз после августовских событий. Знаете, для меня был шок. Я не понимал, что сделал не так, в чем моя вина перед этой семьей, — вспоминает Игорь. — Потом где-то спустя пару месяцев позицию свою изменили. Даже извинялись. Видимо, сразу поддались всеобщей провокации, а потом стали думать, все анализировать. Конечно же, я, как и прежде, реагирую на все их звонки и просьбы о помощи.

— Получается, что после всего произошедшего, вы остаетесь верным своей профессии?
— Однозначно! Даже мыслей о другом нет. Знаете, об этой профессии мечтал с детства. Наверное, самое большое влияние на меня, маленького мальчика, оказал наш сосед дядя Костя. Это был Константин Климчик — начальник районной милиции в то время. Его все уважали, к нему шли за советом. Слушал их разговоры с отцом, смотрел на него большими глазами и понимал, что тоже так хочу — помогать людям. И знаете, ни разу еще не пожалел о своем выборе.