Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Взял Опочку, участвовал в разгроме Курляндской группировки. Рассказываем об эре Третьяка

Взял Опочку, участвовал в разгроме Курляндской группировки. Рассказываем об эре Третьяка

Хочу начать с впечатлений, которые запали мне в душу со времен школьной юности. Как-то весной 1974 года посредине урока в наш 8-ой «Б» вошла завуч Галина Ивановна Самохвалова и сказала: «Сегодня шестого урока не будет. После пятого урока все организованно направляются в районный дом культуры для встречи с кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР командующим Краснознаменным Белорусским Военным Округом, генерал-полковником Иваном Моисеевичем Третьяком».

Что я, ученик Любанской СШ №1 Минской области, знал об Иване Моисеевиче, направляясь в районный дом культуры? Практически ничего. Тогда у всех на слуху был великий вратарь ЦСКА и сборной СССР по хоккею с шайбой Владислав Александрович Третьяк, удививший канадских асов, отражавший мертвые броски. Действующий командующий Краснознаменным Белорусским Военным Округом (КБВО) с той же фамилией был мало известен в масштабах СССР.

Мы вошли в зал, который был уже в основном заполнен. Оставались места только в среднем ряду, которые мы дружно заполнили. С появлением командующего в зале воцарилась тишина. Вместе с ним вошли генерал, два полковника, первый секретарь Любанского райкома компартии Белоруссии, председатель Любанского райисполкома. Перед нами предстал мужчина на вид лет 45-50, среднего роста, хорошо сложенный, с большими залысинами на голове, с большим лбом. Конечно же, бросилась в глаза золотая звезда Героя Советского Союза. Хорошо помню его выступление. Сказал, что родился на украинской земле, что в Советских Вооруженных Силах прошел путь от курсанта военного училища до командующего округом, что имеет за плечами полный курс обучения в Академии имени Фрунзе, Академии Генерального штаба, участвовал в Великой Отечественной войне. В традициях того времени немалое место занял рассказ о том, как личный состав КБВО работает над выполнением исторических решений XXIV съезда КПСС. Поразило то, что обратившись к войне, он крайне скупо говорил о себе, а в основном о боевых товарищах. Не сказал даже, за что получил звание Героя Советского Союза. Скупыми были и прозвучавшие из его уст сведения о семье. Буквально одним коротеньким абзацем. Оказалось, что жена командующего по специальности военный переводчик, а сыновья решили связать свою жизнь с мирными профессиями. Старший сын, выпускник Минского государственного медицинского института, проходил тогда ординатуру, а младший – учился на факультете радиофизики и электроники Белорусского государственного университета.

После девятого класса я находился в течение нескольких дней на военных сборах в городском поселке Уречье Любанского района Минской области. Там в то время находилась военная часть. Обратило на себя внимание наличие строительных лесов. Я подошел к солдату, который исправно работал мастерком. Разговорились. Он сказал, что расширяется военный городок, что через неделю прибудет с инспекционной поездкой Иван-строитель. Переспрашиваю: «Что за Иван-строитель». Получаю ответ: «Командующий округом».

С тех пор минуло без малого полвека. Но по-прежнему в публичном пространстве в разы чаще упоминается Владислав Александрович, чем Иван Моисеевич. Конечно, выдающиеся спортивные заслуги Владислава Александровича неоспоримы. Это – колоссальное достояние советской спортивной истории. Однако значимость таких фигур, как Иван Моисеевич при ретроспективном взгляде на советскую историю гораздо большая. И вот почему.

Перед нами прославленный герой Великой Отечественной войны, один из талантливейших советских военачальников, обеспечивших солидное реноме Советских Вооруженных Сил в эпоху холодной войны, внесших серьезный вклад в установление и поддержание военно-стратегического паритета между Организацией Варшавского Договора и Североатлантическим альянсом.

Участие Ивана Моисеевича в Великой Отечественной войны отмечено прежде всего феноменальным прохождением командных ступенек: в 18 лет –командир роты, в 20 лет – командир батальона, в 21 год – командир полка. Войну начинал лейтенантом, заканчивал подполковником. В 22 года подполковник – это просто редчайший случай в тогдашней Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Первый воинский коллектив в боевой биографии Третьяка: 19-я стрелковая бригада, где он последовательно занимал должности командира роты, заместителя командира батальона. С ней офицер прошел боевое крещение, связанное с Московской битвой. Затем фронтовые пути свели его с 32-ой Краснознаменной стрелковой дивизией, с которой генетически связана  29-я гвардейская стрелковая дивизия. Именно в 29-й гвардейской стрелковой дивизии герой очерка будет воевать до конца Великой Отечественной войны. Сначала эта дивизия входила в состав 5-й армии, а затем 10-й гвардейской. Когда Третьяк стал воевать в составе 29-й гвардейской, ею командовал В.И. Посухин. Вскоре появился новый комдив – генерал-майор Андрей Трофимович Стученко.

Конечно, никто так точно не охарактеризует заместителя комбата, комбата, комполка как комдив. Предоставим слово Андрею Трофимовичу: «Любили мы Ваню Третьяка за безумную храбрость, за то, что он шел на любое задание, каким бы оно ни было трудным. Казалось, скажи ему: «Третьяк, приволоки Гитлера!» — он наверняка ответил бы: «Слушаюсь!» — и пошел бы добывать. Таким был он и в бою. Инициативный, отважный, умный офицер, который творчески решал исключительно сложные задачи, добивался блестящих побед». Сказанное подтверждают многие однополчане Третьяка.

Старший сын И.М. Третьяка, Станислав Иванович Третьяк в 2015 году так рассказывал о самой значительной вехе в фронтовой биографии комбата: «Бой за город Опочка Псковской области был, по словам Ивана Моисеевича, таким, каких за всю войну вспомнишь всего несколько. Это была настоящая яростная драка, когда стреляли в упор и били прикладами наотмашь. Батальон майора Третьяка действовал как передовой отряд подвижной группы 10-й гвардейской армии. Он первым ворвался в Опочку со стороны Ленинградского шоссе. Форсировал реку Великую. 15 июля 1944 года город был полностью очищен от врага. За отвагу и мужество, проявленные в боях по прорыву к городу Опочка и взятии его, гвардии майору И.М.Третьяку было присвоено звание Героя Советского Союза».

Возглавляемый Третьяком полк отлично себя проявил на прибалтийском театре военных действий, был в числе подразделений, раскусивших курляндский орешек. Как же повел в этих условиях молодой комполка? В одном из своих последних интервью герой очерка вспоминал: «Я старался беречь людей, заботился, чтобы они всегда были здоровы и сыты. Если в тяжелом бою мы залегли и надо идти в атаку, то я шел в цепи вместе со всеми. Кто-то из бойцов крикнет: «Командир полка в цепи…». Все, что осталось от полка, поднималось, и мы или одолеем врага, или вместе ляжем. Мне не надо было кричать: «Встать! За мной в атаку!». С людьми я был во всех тяжелых местах, они меня видели, они мне верили. При этом был очень жесткий командир, за это меня уважали».

Стремительный карьерный рост Третьяка был продолжен после окончания Великой Отечественной войны. В 33 года он пополняет корпус генерал-майоров, становится командиром дивизии. Затем будут относительно молодые по тогдашним меркам начальник штаба армии, командарм.

В 44 года возглавил КБВО и пробыл в этом качестве 9 лет. За эти годы округ стал лучшим в Советских Вооруженных Силах.

Так уж получилось, что в административно-хозяйственной части Брестского государственного технического университета, в котором я преподавал  тридцать четыре года, всегда работало много людей, которые служили в КБВО до Третьяка, в бытность его командующим и после Третьяка. В ходе разговоров с ними эти люди традиционно упоминали прозвище «Иван-строитель», с восхищением подчеркивали, что при Третьяке география строительства военных городков в зоне ответственности округа была широкая, с сожалением констатировали, что из преемников Третьяка никто ничего не строил. По их словам, до Третьяка тоже что-то строилось, но в гораздо меньших масштабах.

Почерк Ивана-строителя чувствовался и в дальнейшем вплоть до завершения военной карьеры. С 1976 по 1984 г. Иван Моисеевич командовал Краснознаменным Дальневосточным военным округом (КДВО). Затем ему покоряется новая вершина. С июня 1984 по июль 1986 года он уже не командующий, а главнокомандующий войсками Дальнего Востока, имея в качестве подчиненных командующих КДВО и Забайкальского военного округа. Июль 1986 года маркировал вхождение в корпус заместителей главы союзного оборонного ведомства. Прославленный военачальник пробудет заместителем министра обороны СССР 5 лет и один месяц. Первые одиннадцать месяцев он одновременно будет главным инспектором Министерства обороны. Последующие 4 года и два месяца перечень одновременно занимаемых должностей был таков: главнокомандующий Войсками ПВО – заместитель Министра обороны СССР, заместитель Главнокомандующего Объединенными вооруженными силами – командующий войсками ПВО государств – участников Варшавского договора. И везде этот военачальник, имевший с октября 1976 года звание генерала армии, будет оставлять после себя много военных городков. И не только.

КДВО так рванет при Третьяке по всем показателям, что Кремль не удержится от неординарного шага. В 1982 году генералу армии было присвоено звание Героя социалистического труда. Случаи, когда советские генералы, относившиеся к чисто военной сфере, удостаивались данного звания, до этого были. Но с Третьяком связан первый и единственный случай в истории Советских Вооруженных Сил, когда звание Героя социалистического труда было присвоено за умелое командование округом. Всего же советских военачальников-Героев социалистического труда можно сосчитать по пальцам. Но вернемся к КДВО. Именно благодаря Третьяку обрела реальные очертания система управления силами и средствами ПВО округа в режиме повседневной деятельности и при переходе в высшие степени боевой готовности. Все это было весьма непросто осуществить и технически, и организационно. Стратегически мыслящий генерал армии, конечно же, учитывал геополитический фактор, сопряженный с зоной ответственности КДВО.

Став в 64 года главнокомандующим Войсками ПВО, Иван Моисеевич прекрасно продемонстрировал замечательное качество: умение начинать сначала. Он никогда не обучался по соответствующей специальности. Между тем вверенное генералу армии хозяйство традиционно относилось к числу родов войск, находившихся на переднем крае глобальной военно-технической революции. Новый главнокомандующий очень напоминал выдающегося германского государственного деятеля Франца Йозефа Штрауса, который сразу же после назначения федеральным министром по делам атомной энергии стал жадно учиться с тем, чтобы компетентно руководить соответствующей отраслью. Пройдет определенное время и узкие специалисты будут восхищены его познаниями. То же самое произойдет с Иваном Моисеевичем. В этом заявлении, датированном 1990 годом, весь Третьяк: «Только теперь, после трех лет моего пребывания в должности главнокомандующего Войсками ПВО я приближаюсь к пониманию глубинной сути сложнейших вопросов организации противовоздушной обороны страны и Вооруженных Сил». Добиться того, чтобы отечественная ПВО по-прежнему вписывалась в глобльный технологический тренд, демонстрировала отличную готовность по всем позициям в условиях нарастания системного социально-экономического кризиса в СССР было крайне непросто. Но Герою Советского Союза, Герою Социалистического Труда это удалось.

В постсоветский период он уже не будет связан с военной структурой государства, трудясь по мере сил и возможностей в другой структуре.

Богатая на события жизнь И.М. Третьяка, скончавшегося 3 мая 2007 года, учит, что не нужно растаскивать по национальным квартирам общую советскую историю. Родившись 20 февраля 1923 года в Украине, будучи украинцем по происхождению, генерал армии служил в ряде субъектов советской федерации, полностью выкладываясь ради блага нашего общего Советского Отечества. В одном из своих последних интервью Иван Моисеевич заявил: «Я за Советский Союз обеими руками. Это была сила, любимая моя страна. Я отдавал жизнь за нее».

Фото носят иллюстративный характер и из открытых источников

Рекомендуем