Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Этот зачаток неонацизма нужно уничтожать — ГУБОПиК против змагаров

Этот зачаток неонацизма нужно уничтожать — ГУБОПиК против змагаров

Украинская бандеровщина и белорусское змагарство — явления одного рода. И это не только наши выводы. Сами представители обоих движений активно выражают друг другу поддержку и объединением националистических лозунгов «Жыве Беларусь!» и «Слава Україні!», и совместными боевыми действиями против белорусского и российского руководства, которые они считают «недемократичными».

«Недемократичными» руководства Беларуси и России объявляются лишь постольку, поскольку они не подчиняются в полной мере диктатуре Вашингтона. Именно для подчинения наших двух стран империалисты так заботливо взращивают у нас радикальных оппозиционеров, готовых за соответствующее вознаграждение не только словами, но и с оружием в руках выступать против действующей власти.

На Украине бандеровщина со своей неонацистской идеологией проникла во все сферы общественной жизни, в особенности за последние восемь лет. Профашистская киевская хунта дала волю открытому террору против коммунистов, антимайдановцев, против тех, кто выступал за нормальные отношения с Россией. Националистическая пропаганда пропитала образование, культуру, СМИ. Причем украинский национализм (как и немецкий времен гитлеровской Германии) очень избирательный и нацелен, главным образом, против русских.

Теперь избавить народ Украины от неонацизма стало возможным только силовыми действиями. Этим и занимаются российские вооруженные силы, проводя денацификацию в некогда дружественной нам стране.

В Беларуси со змагарством долгое время, к сожалению, либеральничали. Но 2020 год показал: этот зачаток неонацизма нужно уничтожать. Нужна дезмагаризация. Поговорили об успехах этого процесса с начальником 10-го управления (по Минской области) ГУБОПиК Виталием Федорцом.

— Каковы результаты работы ГУБОПиКа по дезмагаризации нашего общества?

— Выводов мы пока делать не можем, ведь работа в этом направлении еще не закончена. Понятно, что протестная активность идет на спад и приобретает точечные формы. Не так давно, к примеру, был призыв по плану «Перамога»: все давайте на «железку». Поддалось ему очень мало людей.

Сложно сказать, чтó у людей в головах на сегодняшний день, какое сформировано мнение. То, что мы добились результата, это однозначно. Люди прекрасно понимают, чтó можно и чего нельзя, что определенные действия будут оценены и человек за них понесет наказание. Для остального есть социологические опросы, исследовательские институты.

— Те, кого выявляет ГУБОПиК, понимают, что они совершили правонарушение?

— Понимают, но на тот момент они не осознавали, что могут быть выявлены, установлены, наказаны. У них существует иллюзия анонимности. Но когда мы к ним приходим, они, естественно, раскаиваются.

— Искренне?

— Многие люди поддались хайпу, их просто захлестнуло. Они думали, что, вот, можно оскорблять, выходить на площади, перекрывать дороги. А когда мы к ним пришли, начали все разъяснять, говорят: «Да, я понимаю, что это был перебор, мне показалось, что мы все вместе, на гребне волны».

13 радикально настроенных фанатских групп состоят на учете в Минской области. 4 из них ультралевой идеологии, псевдоантифашисты, и 9 — ультраправой, неофашисты.

В массовых беспорядках есть лидер, остальные превращаются в ведомых, и в какой-то момент получается, что человек не понимает, чтó он делает. Потом, когда он садится, анализирует, когда мы ему все раскладываем по полочкам, он осознает, что в его действиях не было смысла.

— То есть вы ведете еще и воспитательную работу?

— В том числе — да. Надо понимать, будет этот человек дальше заниматься противоправной деятельностью или он все осознал и понял.

— Прощаете кого-нибудь из раскаявшихся?

— Мы либо оформляем дела об административном правонарушении, либо, если есть состав преступления, собираем материалы и передаем в Следственный комитет. Такого понятия, что мы прощаем, — нету. Мы даем правовую оценку.

— Как оцениваете ситуацию в стране на сегодняшний день?

— В Беларуси спокойно. По улицам как ходили, так и ходим. В этом отношении, я считаю, наведен порядок. Но все равно есть какая-то часть людей, которые могут быть и на одной, и на другой стороне.

— Сказывается отсутствие государственной идеологии на протяжении 30 лет.

— Вы же помните, раньше были пионеры, комсомольцы — это тоже идеология. В этой части мы получили определенный результат, который видим на наших детях.

— В ГУБОПиКе с этим как раз все в порядке, но не может же он заниматься воспитанием всего населения?

— В том-то и вопрос, что ГУБОПиК — та структура, которая уже принимает определенные решения в тех или иных условиях. И если брать нашу работу в целом, мы, в зависимости от обстановки, принимаем решение, как действовать, для того, чтобы стабилизировать ситуацию в государстве.

— Накануне августа 2020-го вы видели, что ситуацию попытаются дестабилизировать?

— Мы уже в 2019 году видели, что идет информационная война. В деятельности Тихановского видели зачатки экстремистского формирования. У нас достаточно демократичное государство, поэтому до последнего Тихановскому давалась возможность исправиться. Но он целенаправленно аккумулировал массы, призывал к определенным действиям. Будут эти действия, не будут — вопрос. Когда они начались, тогда была дана оценка его деятельности.

В Минской области городами с наиболее выраженными протестными настроениями являются Солигорск, Молодечно, Жодино.

Готовилась гибридная революция с целью захвата власти по методичке Шарпа. И когда начались массовые беспорядки, часть людей попала в них по стечению обстоятельств. Пошли призывы в чатах: выходите, делайте это — люди и поддались.

— Удается ли вам разбираться в мотивации змагаров?

— Каждый преследует свои цели. Например, футбольные фанаты, — они такие отмороженные люди, которым хочется драться. Раньше они постоянно дрались между собой, стенка на стенку, избивали людей на улице. И когда были призывы выходить на площади, фанаты проявили себя. Не потому, что они идейные, а потому, что им без разницы, с кем драться.

— Вы до сих пор находите тех, кто выходил в августе?

— Конечно. На тот период не было столько доказательств и столько сил отреагировать. Все было молниеносно. А потом мы по цепочке разбирались: где-то видео было, где-то дополнительная информация. Со временем мы находили тех, кто принимал участие в протестах, и давали оценку их действиям.

— Их вряд ли перевоспитаешь. Они когда-нибудь выйдут, что тогда будет?

— Я бы не сказал, что их невозможно перевоспитать. Даже матерых зэков мы перевоспитали, которые полжизни в тюрьме отсидели. Они просто в какой-то момент уставали сидеть. Они освобождаются и понимают, что закон все равно работает, а на свободе еще хочется побыть. Что все, что у них было раньше — БМВ, куча денег, рестораны, это закончилось и утрачено влияние среди криминалитета.

— Действует неотвратимость наказания как воспитательная мера?

— Совершенно верно. То же самое по фанатам. Они отсидят какой-то срок и, я уверен, половина из них точно подумает, что дальше двигаться в этом направлении очень опасно. И они станут на другой путь. Сейчас все прекрасно понимают, что за любые преступные действия придется нести ответственность. А перевоспитаются они полностью или нет, уже время покажет. 60—70% так называемых змагаров просто не осознавали вообще, к чему это может привести.

«ГУБОПиК всегда находит свою нишу. Сейчас мы понимаем, что борьба с экстремизмом на первом месте», — Виталий Федорец.

***

За неполных два года мы воочию убедились, что ГУБОПиК выполняет задачу по дезмагаризации нашего общества на высочайшем уровне. Однако пока вовне будут существовать заказчики смены власти в Беларуси, борцуны с «режимом» будут то и дело появляться. Жаль, что нельзя откомандировать наш ГУБОПиК в США — для наведения порядка.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59