Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Могли умереть, но суждено было выжить. Бывших узников чествовали в Большевике

Могли умереть, но суждено было выжить. Бывших узников чествовали в Большевике
Фото: Елена Харевич

Война не щадила никого: даже самым маленьким детям, порой совсем еще младенцам, с лихвой хватило испытаний. Часть детей войны столкнулась не только с лишениями, но и с фашистским рабством. Накануне 9 мая они также принимают поздравления с Победой — днем, который сделал их детство счастливым, светлым и мирным.

В рабочем графике депутата Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Валентины Курсевич сейчас много встреч с теми, кто еще помнит войну. Ветеранам и узникам — особое внимание, почет и, конечно же, подарки. Вместе с председателем Минской областной организации Белорусского Общества Красного Креста Людмилой Мусенковой и председателем районной организации общества Натальей Митилович депутат приехала в агрогородок Большевик, чтобы поздравить четырех прекрасных женщин, которые, несмотря на трудную судьбу, не знают, что такое старость, остаются энергичными, но при этом очень скромными.

Пешком до Германии

Большевичка Леокадия Карловна Булимова в 1943 году, в котором и родилась, вместе с мамой, отцом и еще малолетними двумя детьми была угнана в Германию.

— Мне было примерно полгода, когда нас угнали, — говорит она. — Шли пешком за обозом, как вспоминали старшие, около двух месяцев.

В Германии их семью выбрал хозяин фермерского подворья, который поселил пленных белорусов в сарае. Спали на соломе, питались чаще всего едой, которую готовили для свиней.

— Мама доила коров, иногда удавалось украсть для нас немного молока. Вот так и выжили, — рассказывает Леокадия Карловна. — Бить не били, но держали работников в строгости. Ну после освобождения мы поехали домой, а папу отправили на фронт. Умер он в 1951 году, не выдержало сердце…

После школы женщина работала птичницей. И эти годы вспоминает с теплотой, так как возилась с самыми маленькими цыплятами, с которыми даже общий язык находила.

— Около 36 лет стажа у меня, — говорит Леокадия Карловна. — А еще шесть внучат и десять правнуков. Вот такое богатство!

Стаж — 62 года

Людмила Ивановна Мацкова в немецком рабстве оказалась с мамой и сестрой.

— В нашей семье эта тема была под запретом. Мама очень не любила вспоминать то время, от воспоминаний плакала. Вот мы и не бередили ее раны. Сестры уже тоже нет в живых, одолели болезни, — делится женщина. — А я стараюсь крепиться, хоть и возраст у меня солидный.

Людмила Ивановна — бывший медработник и наверняка владеет секретом долголетия и активности. Трудилась на станции переливания крови, в местной амбулатории, где даже после выхода на пенсию бегала в санитарочках — никак не могла изменить медицине. Сейчас ее дело продолжает дочь.

— Вы знаете, что я два года в армии служила — была радисткой! — делится она. — Тогда мужчин не хватало, стали в 1963 году девушек брать на службу. Вот я и попробовала себя в новой роли. Это был интересный опыт. Но я вернулась в свою профессию и ни о чем не жалею. Самое главное, что осталась жива!

Отец пропал без вести

Еще одна коренная большевичка — Янина Васильевна Воронович разделила судьбу своих землячек, попав в плен.

— А мой отец как ушел в первые дни войны на фронт, так и пропал. Никаких сведений о нем нет до сих пор, — говорит она. — Не можем даже на могилку съездить… В Германию мама попала с двумя своими сестрами и малолетними детьми. Жили мы в деревне, старшие работали на хозяйстве. И все ждали своих. Слава Богу вернулись на Родину.

Сейчас ветеран труда, которая тоже была занята в сельском хозяйстве, обрабатывает сотку земли. Вместе с детьми и внуками выращивают овощи.

— Картошку, лук в магазине не покупаем — все свое, — замечает она. — Так что стараюсь не сидеть без дела, только вот зрение подводит.

Для души — курочки

Ох, уж эти женщины! Даже в 80 с лишним остаются кокетками, как Валентина Борисовна Комяжук, которая встречает гостей с макияжем и свежим букетом нарциссов на столе. Кстати, расцвели они в огороде, который еще в силах обрабатывать хозяюшка.

— У меня и курочки есть, так что забочусь о них, — говорит Валентина Борисовна. — И на грядках работаю, и в магазин хожу, не перекладывая заботы на плечи дочери.

Валентина Борисовна вместе с мамой, дедушкой и бабушкой попала в концлагерь, что располагался недалеко от Кенигсберга.

— Там я сильно болела, могла умереть, но суждено было выжить, — говорит она. — А освободили нас именно 9 мая.

После войны девочке все никак не могли вылечить легкие — сказались застаревшие болезни. Но она потихоньку окрепла, получила профессию продавца.

— Работала в торговле, а с декретного вышла уже на птицефабрику, откуда и ушла на пенсию. Я хоть и пенсионерка, но веду активный образ жизни. Душа всегда остается молодой, сколько бы ни было лет.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!