Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Почему Бельгии нужно завидовать России?

Почему Бельгии нужно завидовать России?
Фото: из открытых источников

К России, обретя свободу, присоединились территории, равные по площади трем Бельгиям. А по экономическому потенциалу, так, наверное, и десяти. Сейчас о практической стороне воссоединения части Новороссии с матушкой-Россией мало кто думает, но в будущем и ДНР, и ЛНР, и Запорожье с Херсонщиной дадут такой прирост к ВВП и в общий бюджет страны, что Бельгия повесится от зависти… или махом выйдет из НАТО и ЕС.

ЛЮДИ С ХАРАКТЕРОМ

Но самое главное, это те люди, что вместе с полями, портами, заводами и городами теперь входят в состав России. Главное – это их донецкий южнорусский характер, деятельный, твердый и несдающийся. Немного хулиганистый, разбитной и бесшабашный. Трудовой – с какой-то стахановской удалью и весельем! А что еще главней – с обостренным чувством справедливости.

Я хорошо знаю этих людей. Я знаю их историю изнутри. У меня дядя жил в Луганске, точнее в Ворошиловграде. В детстве почти каждое лето я купался под Бердянском в теплом Азовском море. Мой лучший друг по студенчеству был родом из Горловки, из шахтерской династии. Я не раз с ним дрался спина к спине с превосходящим противником, и ни разу мы не проиграли. Я с малолетства видал этих кряжистых мужиков с подкрашенными рудничной пылью глазами и узловатыми пальцами рук… Ничего в них не было украинского – ни неизбывной и столь характерной для малороссов тоски, ни хитроватости, ни чинопочитания.

На Руси говорят: «За битого трех небитых дают». Этих людей били восемь лет. А, если честно, то и все тридцать два. И это после того, как их советская власть буквально на руках носила.

СКАЗКА С ПЕЧАЛЬНЫМ ФИНАЛОМ

В советское время средний шахтер зарабатывал по 400 рублей в месяц, передовики – по 600. Для сравнения: мой отец, заместитель директора НИИ при Госплане СССР, то есть союзного значения, получал 570 рублей. А обычный доцент в вузе – 340, и при этом шикарно жил: кооперативная квартира, машина, дача. Но даже у моего отца не было таких привилегий, как у трудяг-шахтеров. Мы не могли каждый год по льготной путевке ездить всей семьей на морские курорты, а шахтеров буквально заставляли. И, кстати, что в Сочи, что в Крыму шахтерские дома отдыха были всегда одними из самых лучших, почти не уступали цековским.

Донбасс – старейший в России бассейн, занимающий 1-е место по промышленному значению и размерам угледобычи. Занимает площадь около 60 тысяч км2, вытянутую в широтном направлении на 650 км при максимальной ширине до 200 км.

А ведь шахтерская отрасль на Украине – я это точно знаю от отца – уже с середины 70-х годов была убыточной. Проще говоря, шахтеры не нарабатывали на весь свой шик и по наивности просто пользовались несметными общественными фондами Совмина и ВЦСПС.

«Сказка» закончилась в конце 80-х с наступлением перестройки и введением самоокупаемости. Шахты не окупились, зарплаты резко упали, и шахтеры стали роптать на то самое партийное ЦК, которое десятилетиями носило их на руках и закармливало. Так прозападные и националистические «сирены» из них сделали передовой отряд по скидыванию советской власти что в Москве, что в Киеве. Я отлично помню их бездумный стук касками по каменной мостовой на Горбатом мосту под московским Белым домом или в Печерске, прямо под зданием украинского Совмина.

Любопытно, что к этому моменту глаза шахтеров уже перестали быть «подведенными» – они утратили свое трудовое лицо.

Их использовали. А потом кинули! Когда протестующие это поняли, было уже поздно. Новоявленным прозападным капиталистам шахты были не нужны (во всяком случае, в таком количестве), и их закрыли. Пропала не только зарплата – пропала еда. И шахтеры уже не объединялись (а в этом их настоящая сила!), потому что поняли, какую глупость сами же совершили… Они превратились в бессловесную массу с подавленной волей – типа «что ж мы наделали?» – и кинулись кто куда. Какая-то часть потянулась в Днепропетровск, к бандитам, в обычные солдаты. И там полегла в бандитских войнах. Большинство же по привычке полезли в землю. Не через шахты, которые охранялись с собаками и автоматами (на это у богатеев хватало зарплатного фонда), а через ко́панки – самодельные дыры.  Стали «зарабатывать», продавая по мешку уголек, точнее, угольную пыль на бабушкины дымоходы да на продуваемые степные зимы таким же, как они, бедолагам.

ТОЧКА НАЦИЗМА

Сколько их засыпало в тех копанках, уже никто и никогда не сосчитает. Но шахтеры привыкли ходить – нет, не рядом со смертью, а под ней. В общем, на поверхность выбрались не все. А те, кому это удалось, столкнулись с новой диковиной. Впрочем, она была вполне логична после самоустранения трудяг. В их родные села, под терриконы и шахтные молчаливые вышки, приехали с запада «хохлы» и прочие «западенцы», которые стали учить уму-разуму и украинской мове. А всех несогласных повезли в Киев, в подвалы СБУ.

До начала военного конфликта на Донбассе работали 77 шахт. После начала боевых действий 22 из них оказались на подконтрольной украинской власти территории, а 55 – на неподконтрольной. И из них работает только треть.

После окончания «сказки» начался ужас наяву. Ужас украинского нацизма.

И вот тогда у оставшихся в живых шахтеров и их юных потомков стало пробуждаться… Нет, не гордость, а классовое самосознание. Остальную историю возвращения на родину и к нормальной жизни этих хороших людей я пересказывать не буду, вы ее сами знаете. Вы обратите внимание на другое: на то, под какими знаменами это возвращение сегодня проводят. Под красными знаменами советской власти.

Рядом с которыми теперь гордо стал и российский триколор.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59