Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Ложные цели, возрастной фильтр, деполитизация. Как работают западные технологии по «обработке» молодежи

Ложные цели, возрастной фильтр, деполитизация. Как работают западные технологии по «обработке» молодежи

С конца 1960-х, когда по Европе прокатились массовые молодежные бунты, начался поиск механизмов, которые бы блокировали протестную активность молодежи. Существовавшие во многих странах Старого Света противоречия (высокая безработица среди молодых людей, недоступность высшего образования, размещение ядерного оружия в Европе, сохранение колониальной зависимости в новых формах) были практически неразрешимыми. Уличный протест надо было подавить без каких-либо видимых политических уступок.

Как создаются ложные цели

И решение было найдено. Чтобы максимально отвлечь молодежь от политической повестки, начали искусственно создавать каналы для «слива» протестной энергии. И с конца 1960-х в Европе возникают новые музыкальные течения, всевозможные секты и религии. Повальная легализация наркотиков, сексуальная революция, борьба за права меньшинств, агрессивный экологический активизм — у поколения бунтарей был широкий выбор. Получается, что если вы — молодой человек и хотите неким образом изменить мир вокруг, вам тут же подсовывают готовый набор ложных, но привлекательных целей. Хочешь — становись музыкантом, панком, живи на улице, это будет твой протест. А хочешь — борись за права животных или за легализацию марихуаны, а лучше просто ее кури и превращайся в овощ. А вот тебе секты на любой вкус, от буддистов и кришнаитов до салафитов. И все это окутано ореолом тайны, выглядит необычно и позволяет уйти от насущных вопросов — например, как получить бесплатное образование или купить жилье.

И тогда традиционная политика (участие в выборах, голосовании, вступление в партию, обсуждение экономических программ) резко становится чем-то безумно скучным. Да, тот, кто поумнее и кто чего-то добьется в жизни годам к 40-50, потом впоследствии примыкает к традиционным партиям, пытается строить политическую карьеру. Но в таком возрасте уже нет юношеского радикализма, как в 20 лет. И такой человек не представляет никакой угрозы для существующей политической системы. Там начинаются проблемы другого порядка, когда в политику приходят представители капитала и проворачивают  свои дела. Но это уже не вопрос мировоззрения, а вопрос денег и их распределения.

  • Европейская политика в целом вообще не имеет какой-либо четкой идеологии, основные правящие группы там мало чем отличаются друг от друга.

Поэтому, с одной стороны, европейская политика оказалась полна самых диких течений. К примеру, в Нидерландах существует партия с длинным названием «Партия любви к ближним, свободы и разнообразия», которая выступает за легализацию педофилии. А с другой стороны, европейская политика в целом сегодня вообще не имеет какой-либо четкой идеологии, основные правящие группы там мало чем отличаются друг от друга. Молодому человеку не особо понятно, в чем разница между ними, и уж тем более — зачем к кому-то из них примыкать.

То есть за несколько десятков лет был выстроен эффективный фильтр, который позволял выбрасывать всю протестную молодежь из политики и находить ей другие занятия. И этот фильтр работал вплоть до ввода локдаунов, которые объединили всё мало-мальски активное общество и привели к настоящему взрыву. Практически еженедельно в европейских столицах применяют газ, водометы, собак, резиновые пули, конную полицию для разгона демонстраций против антиковидных ограничений. Точно так же, как в 1960-е. И силы безопасности пока ничего не придумали.

Одноразовый инструмент

Кардинально иная ситуация  в бывших советских республиках, в том числе и в Беларуси. В начале 2000-х почти повсеместно в СНГ установились режимы, которые Запад не устраивали, и их начали сносить путем цветных революций. И если на Западе молодежь специально деполитизировали, то у нас ее, наоборот, надо было максимально политизировать и бросить на баррикады против режима. Отсюда и специфический характер обработки молодежи в наших широтах, когда ей с утра до вечера рассказывают на семинарах, как должно выглядеть некое свободное западное общество и что режим всячески подавляет эту свободу. Соответственно, в голове формируется черно-белая картина мира, где от молодого человека требуется, условно говоря, только добежать до амбразуры и стать трупом. Зато о вас споют красивую песню и включат посмертно в какую-нибудь «небесную сотню».

  • Если на Западе молодежь специально деполитизировали, то у нас ее, наоборот, надо было максимально политизировать и бросить на баррикады против режима.

Но такие радикалы — всего лишь  расходный материал для первого, силового этапа. А уж после того как общество поднято на дыбы против «ужасного насилия», в игру включаются всевозможные партии и движения за мирные перемены. Четких программ они не имеют, но, как правило, они не такие радикальные, как молодежные политические организации, и просто выступают за все хорошее против всего плохого. И уже из верхушки такого движения приходит новый лидер, который как бы всех устраивает.

Здесь следует отметить: если в Беларуси взять срез активных противников власти и ее сторонников, то наше общество окажется гораздо более политизированным, чем в среднем на Западе, в том числе и в молодежной возрастной группе. Это следствие многих лет политической борьбы, когда практически каждые выборы власть пытались свергнуть путем массовых протестов.

При этом, как ни удивительно, социальная картина у нас гораздо лучше. Нам, в отличие от Европы, не нужно решать проблему молодежной безработицы, легального наркопотребления, пропаганды радикального ислама и прочие. То есть нам  необходимы иные методы работы.

Рисунок Антона Островского

Для чего нужна массовая молодежная организация

После 2020 года звучали резкие предложения ликвидировать Белорусский республиканский союз молодежи и на его основе создать некую грантовую систему. То есть мы выделим деньги, как это делают на Западе, раздадим их людям с улицы, а они волшебным образом решат все наши проблемы.

Такой подход является в корне ошибочным. Механизмы, типа БРСМ, то есть массовые общественные организации, не устарели. Просто против нас много лет работают одними и теми же приемами, которые постоянно совершенствуются. Их главная задача — противопоставить молодежь государству. И не важно, где молодой человек увидит это государство: в милиционере, в преподавателе или в секретаре БРСМ — все это одинаковые «враги», то есть монолитная система, с которой нужно бороться. Отсюда и самоназвание «змагары», то есть «борцы» по-русски.

И какую бы вы ни создали прогосударственную структуру, она все равно будет являться мишенью, а к вам просто будут подбирать другие ключи. Поэтому нет универсального рецепта работы с молодежью, и уж точно он не заключается в раздаче денег, как на Западе, или в ликвидации того, что есть.

В Послании Президента на эту тему прозвучали интересные рассуждения. А именно, что идеология, которую сегодня подсовывают молодому человеку, это не столько национализм или бчб-символика, единственный белорусский язык, конфронтация с Россией, сколько идея быстрого обогащения, желание получить все и сразу. По сути, это те же мотивы, по которым вербуют закладчиков наркотиков: быстрые деньги за якобы «легальные» действия, моментальный расчет, и при этом постоянно нахваливаются ваши скорость, ум, отвага. Вы такой ловкий, вы один такой.

И это привело к тому, что в протест была втянута не столько обычная молодежь, сколько мелкие криминальные элементы и деклассированные лица, которые этой психологией живут. Именно их руками строились баррикады и рассылались личные угрозы сторонникам власти. Но такие люди есть в любом обществе, преступность пока еще нигде не победили.

Собственно, о задачах молодежной политики и высказался Александр Лукашенко:

— К вершинам надо идти, карабкаясь, срывая в кровь ногти, пальцы и разбивая в кровь лицо. Это тяжелая практика жизни. Она будет всегда. И тот, кто это преодолеет, доберется до вершин политики, бизнеса, правления государством.

То есть, на мой взгляд, мы не должны сажать молодого человека за парту, проводить политинформацию и заставлять любить Родину. Если он не дурак, он и так ее полюбит и оценит — но со временем, когда у него будет своя семья, дети, когда их надо будет бесплатно лечить и учить. А пока ему 20 лет, мы должны показать, что в жизни нет и не будет «халявы». К примеру, те же стройотряды, которые организует БРСМ, — это не просто возможность заработать деньги. Студент должен узнать, насколько тяжел физический труд в строительстве или на производстве. И что, если сегодня он будет плохо учиться и не получит специальность, деньги придется зарабатывать таким трудом всю жизнь. И что надо уважать тех людей, которые своими руками обеспечивают нас дорогами, строительными объектами, промышленными товарами, хлебом, пока вы сидите в чистом офисе.

Вот это — реальный элемент воспитания. И чем больше у молодого человека сформируется жизненного опыта за годы учебы, чем больше мы ему сможем дать и показать, тем более надежный гражданин из него получится в будущем.

А если по каким-то причинам ему все упало в руки, если работу нашли по блату, квартиру построили родители, а деньги платят непонятно за что — такого бесполезно в чем-то убеждать и агитировать. Всех прочих он будет считать чернью, неудачниками, «ябатьками», будет стремиться жить в Европе, «уехать отсюда». Этот типаж нам тоже хорошо знаком.

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59