Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Январский пленум. Амбиции Горбачева, которые не нашли применения

Январский пленум. Амбиции Горбачева, которые не нашли применения

В январе текущего года была дата, которую обошли вниманием отечественные средства массовой информации. Между тем существовало три повода обратиться к Пленуму Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза (ЦК КПСС), который проходил 27-28 января 1987 года.

Во-первых, ему исполнилось 35 лет. Во-вторых, в ходе конституционной реформы в Республике Беларусь укрепляются демократические устои общества, берущие своё начало с данного события. Январский Пленум – колыбель демократии для всех государств, образованных на территории бывшего СССР. В-третьих, нынешний год объявлен Годом исторической памяти. Историческая память – это, прежде всего, память о судьбоносных событиях. Не будет преувеличением относить к ним настоящий пленум.

Не могу не сказать о личном. Когда проходил пленум, я работал учителем сельской школы. В своем педагогическом коллективе мы обсуждали итоги пленума. Все выступавшие на политзанятии поддержали путь преобразований, взятый Михаилом Горбачёвым после избрания его Генеральным секретарём ЦК КПСС. Царило понимание того, что абсолютное большинство лиц, входивших в партноменклатуру, мыслит отжившими категориями и становится балластом в эпоху преобразований. Была уверенность в том, что новая генерация руководителей всех уровней перевернёт страну, добьётся стратегически важных успехов. Такие настроения были типичны для трудовых коллективов в то время.

Когда весна 1986 года приближалась к своему экватору, генсек поставил вопрос о необходимости проведения пленума ЦК КПСС, который даст зелёный свет новой кадровой политике. Он сделал это на заседании Политбюро ЦК КПСС. Все члены и кандидаты в члены Политбюро поддержали Михаила Сергеевича. Заметим, что никогда ранее не проводились специальные Пленумы ЦК КПСС по кадровым вопросам.

Через два месяца Горбачёв анонсировал «малую революцию» в КПСС. Обращаем внимание читателей на то, перед какой аудиторией это происходило. Шла встреча первого лица в партии с двумя сегментами правящей политической элиты. Первый сегмент: секретари ЦК КПСС. Второй сегмент: заведующие отделами партийного штаба, расположенного на Старой Площади. И те, и другие услышали буквально следующее: «Без «малой революции» в партии ничего не выйдет, ведь реальная власть - у партийных органов. Народ не будет тянуть на своей шее аппарат, который ничего не делает для перестройки».

«Малая революция» в КПСС рассматривалась Горбачёвым сквозь призму оптимальных изменений в субъекте управления обществом. Продумывалось такое переформатирование политической системы советского общества, при котором роль КПСС кардинально отличалась бы от той её роли, которая была прописана в шестой статье Конституции СССР 1977 года.

Ранней осенью 1986 года была создана специальная группа по подготовке Пленума ЦК КПСС. Готовился доклад Горбачёва. Шла также работа над проектами постановлений. Конечно, главным был доклад генсека. Были острые споры. Горбачёв далеко не сразу соглашался с предложенными формулировками. В конечном итоге получился добротный доклад, который вполне можно считать революционным.

А сейчас остановимся на ходе пленума. Главное событие пленума: доклад Горбачёва «О перестройке и кадровой политике партии». В нем предлагались решения по следующим проблемным блокам.

Первый блок: трансформация функционального назначения КПСС. На момент пленума здесь никак не прослеживались признаки реальной политической партии. Перед нами сверхгосударственная, надгосударственная структура, никому неподконтрольная и неподотчётная. Докладчик заявил: «Надо решительно отказываться от несвойственных партийным органам управленческих функций».

Второй блок: отказ от практики обязательности наличия партбилета при выдвижении на руководящие посты. Горбачёв посчитал нормальным, когда беспартийный занимает такой пост.

Третий блок: достижение прорыва в стремлении расширить демократию в КПСС. Был признан вред абсолютизации принципа демократического централизма. Предлагалось ввести выборы первых секретарей обкомов, райкомов, горкомов. Жёстко ставилось требование о регулярной отчетности перед избирателями, с одновременной постановкой на голосование вопроса о соответствии занимаемой должности.

Четвёртый блок: наполнение реальным содержанием лозунга «Вся власть Советам!» Под этим лозунгом большевики-ленинцы свершили октябрьский переворот 1917 года. Однако после настоящего переворота реальная власть находилась в руках партноменклатуры. В докладе требовалось кардинально изменить функции и роль Советов. Генсека устраивала такая формулировка: Советы – «подлинные органы власти на своей территории».

Пятый блок: переход к свободным выборам в Советы. До этого выборы были безальтернативные. Фактически депутаты назначались, а не избирались. Предложение о проведение выборов в Советы на альтернативной основе представлялось большим шагом вперёд. Не пройдёт и полгода, как объявят выборы. Тогда вся страна жила выборами в местные Советы. Во многих избирательных округах решились на то, чего ранее никогда не было в СССР. Там восторжествовали выборы на альтернативной основе.

Шестой блок: политические и правовые гарантии гласности. В обществе высоко оценили заявление Горбачёва: «Настало время приступить к разработке правовых актов, гарантирующих гласность. У нас не должно быть зон, закрытых для критики, и лиц, стоящих вне критики. Народу нужна вся правда... Нам как никогда нужно сейчас побольше света, чтобы партия и народ знали все, чтобы у нас не было темных углов, где бы опять завелась плесень».

 

Несомненно, что гласность – фундаментальное завоевание горбачёвской перестройки. Вместе с тем до определённого времени сохранялись необоснованные табу со стороны властей.

До появления в мае 1988 года Тезисов к 19-й Всесоюзной конференции КПСС в СССР не принято было критиковать внешнюю политику СССР. Вспоминаю беседу с одним крупным советским учёным-международником за пару недель до смерти К.У. Черненко и прихода к власти М.С. Горбачева. Он сказал: «Какое счастье, что я не занимаюсь советской внешней политикой! Что это за политика, которая всегда правильная?». До начала народно-демократических революций 1989—1990 гг. в Центральной и Восточной Европе запрещалось подвергать критике положение в социалистических странах. Советские СМИ представляли положение в этих странах только в розовом цвете. Поэтому данные революции стали для советских людей громом среди ясного дня. Явно затягивали с рассекречиванием своих фондов многие архивы. Это затрудняло работу специалистов, занятых поиском исторической правды.

На сайте РИА Новости читаем: «Данный пленум ЦК КПСС дал толчок к решительному обновлению среднего и высшего звена руководящих кадров партийных и советских органов. Ряд видных руководителей был выведен из состава политбюро и ЦК. В 1986—1989 гг. сменилось 82% первых секретарей райкомов и 91% первых секретарей обкомов».

Полностью соглашаюсь с бывшим тогда секретарём ЦК КПСС Вадимом Медведевым, который пишет: «Январский Пленум явился своеобразным поворотным пунктом в перестройке. Он дал мощный стимул к усилению процессов демократизации в стране и в партии. И вместе с тем обнаружил возникшее расхождение в понимании развития перестройки».

Именно на Январском Пленуме ЦК КПСС перестройка была объявлена государственной идеологией. В докладе Горбачёва были чётко сформулированы сущность перестройки и её конечная цель. Перестройка получила здесь следующее определение: «Решительное преодоление застойных процессов, слом механизма торможения, создание надежного и эффективного механизма ускорения социально-экономического развития советского общества». Конечная цель перестройки понималась её архитектором так: «Обновление всех сторон жизни страны, придание социализму самых современных форм общественной организации, раскрытие творческого потенциала социалистического строя».

Пленум следует рассматривать в контексте всех стратегий, которые разрабатывались и осуществлялись в эпоху Горбачева в истории СССР. 11 марта 1985 года он возглавил КПСС. Что требовалось от нового первого лица в партии? Безотлагательная разработка и последующая неуклонная реализация стратегий, охватывающих все сферы социального бытия. Речь шла о политической, макроэкономической, технологической, духовно–культурной и сконцентрированной на сфере межнациональных отношений стратегиях. Эти стратегии были призваны обеспечить конкурентоспособность советского общества с учетом двух факторов. Первый фактор: мировой опыт, сопряжённый с вписыванием в глобальный тренд. Второй фактор: особенности менталитета и традиций этносов, входивших в состав советского народа, того народа, который с брежневских времён оценивался идеологами КПСС как «окончательно сформированная новая историческая общность людей». Разумеется, вся совокупность настоящих стратегий должна была коррелироваться с сущностью и конечной целью перестройки.

Что же реально получилось у Михаила Горбачева? Позитив перевешивает негатив только в политической стратегии. По остальным стратегиям сплошные провалы. Можно ли было их избежать? А это уже вопрос для отдельных материалов.

Фото из открытых источников

Рекомендуем