Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Бежал от украинской теробороны. Как младший сержант Любомир попал на белорусскую ферму

Бежал от украинской теробороны. Как младший сержант Любомир попал на белорусскую ферму
Фото: Тимофей Чаплинский

Этого парня из Полтавы задержали логойские правоохранители. Скитался он в лесном массиве недалеко от деревни Околово, направляясь в сторону российской границы. Чтобы выжить в таких условиях и собрать хоть какие-то деньги хотя бы на автостоп и минимальный набор продуктов, продавал у трассы ягоды и грибы. Но конкурента по лесному бизнесу заметили сельчане и сообщили о подозрительном чужаке в милицию. В итоге очутился украинец на ферме. Впрочем, он и сам охотно рассказывает о своей жизни, о политических взглядах и даже пытается заглянуть в будущее. 

Предисловие к интервью

Никогда не знаешь, что может преподнести один из дней бесконечно интересной журналистской работы. В этот раз вместе с фотографом мы приехали на самый обычный животноводческий комплекс. Рацион животных, надои, оборудование — самая стандартная тема, не обещавшая чего-то особенного. Но здесь, на ферме, кто-то из работников окликнул молодого парня, назвав его Любомиром. Согласитесь, совершенно нетипичное имя для белорусского села. Оно-то и стало поводом завести разговор с обладателем…

— Кем вы здесь работаете и что входит в ваши обязанности?

— Я обычный животновод. Подъем в 4.20, чтобы не опоздать на утренний автобус, который доставляет работников на ферму. Отправляется он в пять утра. 

Заступая на смену, обхожу сараи, чтобы убедиться, что с животными все в порядке. И приступаю к уборке — чищу пролеты, подсыпаю их опилками. За чистотой слежу весь день. Например, подчищаю кормушки, поилки. И так до половины пятого. Есть, конечно, перерыв. В это время на ферму доставляют обеды. Еда вполне нормальная, для поддержания сил хватает. 

Сегодня одна из коров подвернула ногу. Ветеринар сказал, что ей нужен покой, изолировал от других животных. Вот буду носить ей корма, воду, помогать восстанавливаться. 

— Приходилось ли раньше заниматься подобной работой?

— Да, когда-то работал на конеферме. Правда, не животноводом, мы обучали верховой езде детей, которым требовались сеансы иппотерапии. 

— Расскажите о себе.

—  Мне 23 года, я родом из Полтавы. Останавливаться надолго в Беларуси не собирался, так как целью было добраться до России. Поскольку напрямую это сделать невозможно, сначала легально пересек польскую границу, а уже оттуда попал в Беларусь

—  А как же быть с тем, что выезд для мужчин призывного возраста с территории Украины запрещен?

—  Я комиссован по состоянию здоровья, поэтому особых препятствий для выезда не было. 

—  Куда конкретно вы направлялись?

—  Целью была Москва, где живет моя девушка. Первая попытка попасть в Россию оказалась безуспешной — меня завернули обратно в Беларусь. Затем в России изменилось законодательство в отношении таких лиц, как я. И меня включили в списки на получение разрешения въезда в страну. Сейчас пребываю в ожидании, так что здесь нахожусь, так сказать, транзитом. На какое время затянется период, пока не знаю. Возможно, на несколько месяцев. 

— Вы попали в это хозяйство в Логойском районе через миграционную службу?

—  Поскольку у меня закончился легализованный срок пребывания в вашей стране, который составляет 30 дней, то я автоматически стал нарушителем. До этого мог свободно проживать в городе, ночевать в хостелах. 

В изолятор временного содержания попал после самой обычной проверки документов. Так как находился в Логойском районе, то и привезли меня в местное РОВД. Уже там, вникнув в ситуацию, помогли оформить дополнительную защиту, дающую возможность не только проживать в Беларуси, но и трудоустроиться здесь. С работой тоже поспособствовали: в одном из хозяйств района оказалась не только вакансия на ферме, но и жилье, где я смог зарегистрироваться. Выбора не было, поэтому я и согласился. 

— Получили ожидаемое?

— Вполне. Есть работа, койко-место в общежитии, руководство пошло навстречу, учитывая мое материальное положение, и выплатило подъемные. Поскольку быт в общежитии налажен, то на эти деньги я смог купить одежду, обувь, продукты, пройти медкомиссию. 

— Какие условия для проживания созданы?

— Условия есть. В общежитии оборудована кухня, есть душевая, прачечная, тепло и уютно. Что еще нужно, для того, чтобы отдохнуть после работы? На общение особо времени нет, но в этом хозяйстве работает несколько моих земляков, приехавших в Беларусь в разное время. Бывает, что перекинемся с ними парой слов. 

— Как вы в целом расцениваете ситуацию, которая сложилась на Украине?

— Я могу сказать несколько больше, нежели обычный обыватель, так как две недели состоял в войсках территориальной обороны. А началось все самым обычным утром, когда я проснулся и услышал взрывы. Открыл окно и понял, что пахнет порохом. Вопросов сразу же появилось много. Кто напал? Какие цели? И что в итоге делать?  Первое, что предпринял, снял все деньги с карточек и по максимуму купил продукты для своей семьи. 

А потом пошел и записался в ряды добровольцев, как это сделал бы и любой другой мужчина. Самым главным для меня было понять, что вообще происходит. 

За две недели так называемой службы осознания того, что украинская сторона полностью права, так и не пришло. Почему? Просто я совершенно не увидел стремления урегулировать конфликт мирным путем, лишь разжигание ненависти к русским, в том числе с помощью пропаганды. Такую же позицию занимает и правительство. И это одна из причин, почему я не поддерживаю данную политику. 

— Любомир, расскажите, как проходил призыв.

— Призывной пункт располагался в приспособленном здании, как это и бывает в такое время. У здания царил какой-то хаос. И меня сразу же бросили на погрузку. Позже написал заявление и после оформления послали переодеваться. 

Армия для меня не стала открытием, так как я служил в пограничных войсках, был кинологом. Уволился в звании младшего сержанта, но в военный билет получил отметку о состоянии здоровья. По сути, комиссован. 

На запись в «военнике» внимания никто даже не обратил, и в терробороне был назначен командиром стрелкового отделения, получил людей в подчинение. 

— То есть вы были опытным солдатом?

— Да, кроме армии я еще проходил подготовку в одной из общественных организаций. Когда узнал, что тренируют ребят для войск территориальной обороны, ушел из нее. Так что и знания, и навыки у меня были. 

— Что вы можете сказать о других бойцах? 

— В формированиях были разные люди — подготовленные, в том числе и участники боевых действий на Донбассе, и вообще работяги, которые никогда не держали в руках оружие. 

— Обмундирование, автоматы, защита — чем располагали солдаты теробороны?

— Вначале формы не было никакой. Только защита в виде амуниции. Автоматы, конечно, выдали тоже. Это бывшие в употреблении АК-74. Импортное оружие мы видели разве что на картинке.

— Каким было настроение бойцов?

— Люди мало говорили, возможно, особо не анализировали, или не совсем понимали, что вообще происходит. Командиры и вовсе держали от нас дистанцию. 

Но я видел, что происходит, что никто даже не пытается найти компромисс, скорее наоборот, все делается для разжигания ненависти к русским. Я считаю, что важнее всего, в том числе и для правительства, было искать дипломатический выход из ситуации, а не стравливать людей. Никто не призывал остановить боевые действия и сесть за стол переговоров прежде всего в интересах простых украинцев. 

— Как удалось уйти, наверняка это было непросто?

— Никто не жаловался на нехватку людей, было много тех, кто оставался служить ради денег.  Ведь армия, по сути, осталась единственным местом для получения доходов. Ну а у меня была существенный аргумент для легального ухода — запись в военном билете. Но без везения, конечно, не обошлось. 

— Ваши близкие поддерживают вашу позицию?

— Скорее нет. Они покинули Украину, находятся в Европе. Связь с ними не поддерживаю, так что о моем месте пребывания они знают разве что приблизительно. 

Девушка, конечно, очень переживает за меня. Надеюсь, что скоро встретимся и решать проблемы вместе будет проще. 

— Чем вы занимались в мирное время, и как жила Полтава до конфликта?

— По специальности я переводчик, успел получить степень бакалавра лингвистики, занимался спортом. Мне довелось поработать и на родине, и за границей. Кто трудился тот и жил нормально.

Сейчас придется строить свою жизнь с нуля и точно не дома. Из того, что я вижу, как накачивают Украину деньгами на вооружение, какую позицию занимает Запад, закончится этот кошмар нескоро. 

— Вы впервые в Беларуси? Как впечатление?

— Да, но особо по ней не поколесил. Понравился Минск, здесь тоже неплохо. Хорошее хозяйство, все процессы налажены.

Я вообще смотрю на мир и на людей так: мы все одной расы. Мне одинаково обидно за всех, кому плохо, независимо от того, в какой точке мира эти люди находятся.  Я всю жизнь старался помогать тем, кому нужна была помощь. Надеюсь, что продолжу в том же духе.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59