Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Потенциал Евразийского экономического союза – полная чаша или худое решето?

Потенциал Евразийского экономического союза – полная чаша или худое решето?
Фото: Фото из открытых источников

Год исторической памяти стал дополнительным поводом для осмысления истории интеграционных объединений, в которые входит наше Отечество. Не будем забывать и о конституционной реформе, призванной дать мощный импульс участию Беларуси в деятельности подобных объединений. Если народ проголосует на референдуме от 27 февраля за Проект Конституции, то это будет означать вотум доверия интеграционной политике высшего государственного руководства. Мы расскажем читателям газеты об одном из таких объединений.

С начала января 2015 начал отсчёт своей истории Евразийский экономический союз. Его государства-основатели: Беларусь, Казахстан, Россия. Армения пополнила ряды полноправных членов ЕАЭС 2 января 2015 года, Киргизия – 12 августа того же года. Юридическим фундаментом интеграционного объединения стал Договор о Евразийском экономическом союзе, скреплённый подписями первых лиц государств-основателей 29 мая 2014 года.

Внимательное ознакомление с текстом Договора свидетельствует о том, что там прописано создание социально-экономической составляющей «мягкой» конфедерации. Политическая составляющая была вынесена за скобки. В этой связи стоит обратиться к крылатому изречению основателя советского государства Владимира Ильича Ленина: «Политика есть концентрированное выражение экономики. Если дело доходит до эффективного интеграционного объединения экономического характера, то неизбежно встанет вопрос о политической составляющей. Не будем забывать, что Европейский Союз генетически связан с Европейским Экономическим Сообществом (ЕЭС), что в первые десятилетия существования ЕЭС политическая составляющая реально не работала.

Что сделано в ЕАЭС в плане формирования социально-экономической составляющей «мягкой» конфедерации за прошедшие со дня его основания годы? Как результаты деятельности интеграционного объединения повлияли на ключевые макроэкономические показатели государств-членов? Дают ли эти результаты шанс для появления полноценного социального государства не только на бумаге, но и в действительности? Есть ли существенные подвижки в технологическом базисе народнохозяйственных комплексов Армении, Беларуси, Казахстана, Киргизии, России? Насколько они приблизились к вписывающемуся в глобальный тренд шестому технологическому укладу? Произошёл ли прорыв в конкурентоспособности их НХК в современном мире? Попытаемся ответить на поставленные вопросы.

Сформированы руководящие органы Союза, от которых в первую очередь зависит решение данных вопросов. Это Высший Евразийский экономический совет, Евразийский межправительственный совет, Евразийская экономическая комиссия, Суд Евразийского экономического союза. В активе первых лиц государств-членов 16 заседаний ВЕЭС. Главы высшего органа исполнительной и распорядительной власти провели 28 заседаний ЕМС. Их заместители по экономике являются членами совета ЕЭК. Пять государств делегируют по одному члену. Вице-премьеры собираются на заседания совета гораздо чаще, чем президенты и премьеры в указанных органах. Каждое государство делегирует также по два представителя в состав коллегии ЕЭК. За семь лет расширились полномочия ЕЭК. Он отметился высоким качеством подготовки многих важных решений, весьма квалифицированным мониторингом экономических реалий на пространстве Союза.

Субъекты хозяйствования, задействованные во взаимной торговле в пределах таможенной территории Союза, ощутили облегчение после того, как от них перестали требовать уплату таможенных пошлин, сняли ограничения, относившиеся к экономической сфере. На заседаниях руководящих органов ЕАЭС постоянно бралась и берётся во внимание несущая конструкция социально-экономической составляющей «мягкой» конфедерации: свободное движение товаров, капиталов, услуг, рабочей силы.

От этих четырёх свобод не уйти, какую бы базовую отрасль НХК не брали руководящие органы ЕАЭС в процессе координации экономической политики Нур-Султана, Минска, Бишкека, Москвы, Еревана. А это – материальное производство, представленное промышленностью, аграрно-промышленным комплексом, транспортом; отрасль, обеспечивающая финансовую подпитку НХК; отрасль, обеспечивающая энергетическую безопасность государства; отрасль, имеющая два ключевых аспекта: куплю-продажу и обмен товаров. Все перечисленные отрасли являлись объектами изменяющегося правового регулирования. Правовое поле ЕАЭС постоянно пополнялось соглашениями, которые органически дополняли Договор о Евразийском экономическом союзе. Очень хорошо, что за прошедшие годы Договор не рассматривался как священная корова. Было чёткое понимание, что реальная практика будет требовать внесения корректив, изменений, дополнений. Неудивительно, что текст ныне действующего Договора отличается от того Договора, который был подписан Нурсултаном Назарбаевым, Владимиром Путиным, Александром Лукашенко 29 мая 2014 года. Приведём только один пример. Ровно через пять лет после подписания Договора там дополнительно прописывалось формирование общего электроэнергетического рынка.

Мы являемся свидетелями той судьбы, которая ожидала программы формирования общих рынков электроэнергетического, углеводородов, нефтепродуктов. Здесь часто кипят страсти. Отдельные политические и государственные деятели стран ЕАЭС стремятся поставить телегу впереди лошади. Они забывают или делают вид, что забывают, что согласно Договору, формирование этих общих рынков должно завершиться в 2025 году. Только тогда заработает пакет соответствующих преференций, бонусов, льгот. Эти деятели требуют весь пакет сейчас, что, во-первых, выходит за рамки правового поля и во-вторых, ухудшает имидж ЕАЭС.

Совсем не будет преувеличением, если называть вступление в силу 1 января 2018 г. Таможенного кодекса этапным событием в истории ЕАЭС. До его принятия полноценная унификация таможенного законодательства в ЕАЭС казалась делом далёкого будущего. После 1 января 2018 года всё идёт к тому, что это произойдёт в ближайшие годы. До принятия Таможенного кодекса объём полномочий ЕЭК в сфере таможенного регулирования был довольно скромным. Сейчас их гораздо больше. А это означает, что на наднациональном уровне оказалось гораздо больше компетенций. За годы действия кодекса произошло сильное упрощение таможенных процедур. Активно развивается вширь процесс создания «единого окна», становятся привычным делом электронные методы таможенного декларирования. Комиссия может записать себе в актив серьёзные результаты на предмет реализации Соглашения о применении в Евразийском экономическом союзе навигационных пломб для отслеживания перевозок.

Вот уже 5 лет функционируют полноценные общие рынки лекарственных средств и медицинских изделий. Национальные нормы остались в прошлом. Наднациональные нормы сформулированы в 43 документах. В них, говоря словами классика, всё сделано с чувством, с толком, с расстановкой. Здесь такая скрупулёзность, что при всём желании невозможно отыскать того звена в цикле обращения указанной продукции на таможенной территории ЕАЭС, которое оказалось бы вне регламентации, прописанной в этих документах. Что это дало? На указанной территории на порядок, а то и на несколько порядков возросла транспарентность рынков. Люди со скромным достатком были удовлетворены тем, что стало меньше платить за столь значимые в социальном смысле товары. Активно выдавливается с рыночного пространства контрафактная продукция.

Пока не оправдываются ожидания правящих политических элит насчёт своевременного формирования общего финансового рынка ЕАЭС. 1 октября 2021 года прошло ровно два года с того момента, когда была поставлена жирная точка в процессе утверждения Концепции, которая должна быть положена в основу данного процесса. Первые лица государств поставили свои автографы под документом, где всё разложено по полочкам. Однако документ пока не работает с ожидаемой эффективностью. В процессе разработки необходимого блока международных соглашений есть сильное торможение, связанное с соблюдением баланса интересов. Не видно света в конце тоннеля, когда мы обратимся к становлению инфраструктуры указанного рынка. Нет ни одного базового направления формирования общего финансового рынка, по которому были бы пройдены все предусмотренные Концепцией этапы. А ведь на кону важный источник финансовой подпитки НХК государств-членов ЕАЭС.

Более успешно продвигается формирование единого рынка услуг. Но и здесь не надо впадать в эйфорию чиновникам, которые пишут пухлые отчёты на самый верх. Известно, что все услуги сгруппированы по секторам. Это – мировая практика. На пространстве ЕАЭС реально действуют 106 таких секторов. До сих пор правила единого рынка не распространены на 51 сектор. Чем же это оборачивается для предпринимателей, на которых настоящие правила не распространяются? Бременем бюрократической волокиты. Смоделируем следующую ситуацию. Москвич Волков имеет в столице Российской Федерации бизнес, связанный с косметологическими услугами. Посетив местный орган исполнительной власти, он успешно решил вопрос с учреждением, полной легализацией деятельности как его самого, так и всего штата принадлежащего ему косметологического салона. Далее, как говорится, аппетит приходит во время еды. Дела пошли хорошо и Волков решил открыть подобные салоны в столицах остальных государств-членов ЕАЭС. И всякий раз было повторение пройденного. Ни раз и ни два приходилось летать по маршрутам: Москва—Минск, Москва—Ереван, Москва—Нур-Султан, Москва—Бишкек. Автор этих строк считает, что за первые пять лет существования ЕАЭС вполне можно было распространить правила единого рынка услуг на все сектора.

Важно, что в процессе торгово-экономического взаимодействия государств-членов постоянно учитывается здоровье их граждан. Человек должен употреблять экологически чистую, здоровую пищу. Это – аксиома. Руководящие органы ЕАЭС придерживается именно таких убеждений. Всё делается для того, чтобы полностью исключить от попадания в торговую сеть продовольственных товаров, к которым имеют претензии компетентные органы. На сегодняшний день системы ветеринарно-санитарного контроля всех государств-членов признаны эквивалентными.

Правящие круги государств-членов не размахивают шашками, когда возникает вопрос о судьбе ограничений на рыночном пространстве ЕАЭС. Есть понимание того, что барьер барьеру рознь, что нельзя действовать под девизом: «Всё или ничего!» За последние шесть лет количество ограничений уменьшилось на 51 пункт. Сейчас наполняется реальным содержанием «дорожная карта», скреплённая подписями глав правительств России, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Армении. Дата утверждения: 4 декабря 2020 года. Этот документ предусматривал точно такую же судьбу относительно 12 позиций. Специально подчёркивалось, что данные позиции прикажут долго жить в течение 2021-2022 гг.

Не произошёл прорыв в процессе формирования единого цифрового пространства ЕАЭС. А ведь цифровизация – основа основ шестого технологического уклада. Этот уклад никак не превалирует в технологическом базисе НХК государств-членов, что весьма чувствительно влияет на их конкурентоспособность в современном мире.

11 октября 2021 г. исполнилось четыре года с того момента, когда первые лица государств-членов ЕАЭС поставили подписи под Основными направлениями реализации цифровой повестки ЕАЭС до 2025 г. Здесь есть все признаки программного документа. Главное – чётко определялись три ключевые задачи. Первая: нахождение оптимальной модели сотрудничества в этом судьбоносном для всего Союза деле. Вторая: своевременное появление полноценной инфраструктуры указанного пространства. Третья: систематическое привлечение специалистов, соответствующих международным стандартам.

По большому счёту ни одна из этих задач не решена. Что мы имеем на сегодня? Пополнение технологического базиса промышленного комплекса Армении, Беларуси, Казахстана, Киргизии, России «Унифицированной системой поиска «Работа без границ». Есть также проекты, находящиеся на стадии разработки. Они имеют следующие названия: «Евразийская сеть промышленной кооперации, субконтрактации и трансфера технологий», «Экосистема цифровых транспортных коридоров ЕАЭС».

Конечно, надо отдать должное специалистам по цифровизации, работающим в составе ЕЭК, за создание мобильного приложения «Путешествую без COVID-19». Оно функционирует довольно успешно уже третий год.

Руководящие органы ЕАЭС постоянно демонстрируют заинтересованность в выдавливании из рыночного пространства Союза серого импорта, в таком функционировании этого пространства, которое шло бы навстречу интересам потребителей. Мы сейчас приближаемся к тому моменту, когда станет повсеместной маркировка товаров средствами идентификации. Когда пишутся эти строки, соответствующая работа развернулась широким фронтом.

8 сентября 2021 года пошёл седьмой год важному документу − Основным направлениям промышленного сотрудничества. Под ним поставлены автографы глав высших органов исполнительной и распорядительной власти государств-членов. Спустя шесть лет можно однозначно констатировать частичную и даже полную нереализованность по ряду заявленных направлений. Есть зримые подвижки в той части промышленной интеграции, которая касается совершенствования космического и медицинского сегментов технологического базиса промышленного комплекса. Этого, к сожалению, не скажешь об информационно-коммуникационном сегменте. Полностью себя оправдало учреждение Евразийского инжинирингового центра по станкостроению. Нет пока отдачи от работы Совета по промышленной политике ЕАЭС. Ещё далеко до того, как будет полностью сформирован общий промышленный рынок ЕАЭС.

Приобрели систематический характер совместные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в сфере агропромышленного комплекса (АПК). Вместе с тем явно неудовлетворительно выглядит координация процесса продвижения союзной продукции на рынки третьих стран. До сих пор не появилась в системе информационных ресурсов ЕАЭС карта развития агроиндустрии. Так и не дошло дело до формирования общего аграрного рынка ЕАЭС. Всё это сейчас наблюдается на довольно низкой стадии.

Есть все основания утверждать о существовании общего рынка труда. В целом соблюдается свобода передвижения рабочей силы. Представим себя на месте гражданина одного государства-члена ЕАЭС, имеющего намерение стать работополучателем в другом государстве-члене ЕАЭС. Раньше он и ему подобные граждане испытывали разного рода неудобства, стремясь оперативно оформить либо патент, либо разрешение на работу. Сейчас всего этого нет.

Известно, что из одной страны в другую на пространстве ЕАСТ часто выезжают люди, которые получили дипломы о высшем и среднем специальном образовании у себя на родине. На протяжении многих лет пришлось сталкиваться с непризнанием таких дипломов. Сейчас это признание взаимное. Очень хорошо, что в законодательстве ЕАЭС прописаны не только взаимное признание, но и автоматизм в производстве соответствующей процедуры. Явно в пользу граждан стран ЕАЭС решён вопрос о налоге на доходы физических лиц внутри настоящего интеграционного объединения. Естественно, с момента получения статуса работополучателя эти граждане автоматически становятся объектами налогообложения. Резидентная ставка, по которой уплачивается налог, никак не подрывает семейный и личный бюджеты данных граждан.

Касательно граждан стран ЕАЭС, которые имеют потребность в пребывании в другой стране ЕАЭС, проведена чёткая и ясная градация. Они разделены на две группы. Главный критерий: срок пребывания в другой стране при наличии заграничного паспорта. У первой группы он до 30 суток, у второй – более 30 суток. Что исключается для первой группы в отличие от второй? Во-первых, заполнение миграционных карт при пересечении внутренних границ стран ЕАЭС. Во-вторых, работополучатели, члены их семьи не должны были проходить постановку на учёт в органах внутренних дел.

Стоит отдельно рассказать о выполнении государством трудоустройства социальных функций в отношении трудящихся граждан государств-членов и членов их семей. В соответствии с разделом XXVI Договора о Евразийском экономическом союзе разработан специальный Протокол, который регулирует вопросы оказания медицинской помощи трудящимся государств-членов и членам семей. Вот наиболее значимый фрагмент Протокола: «Государства-члены на своей территории предоставляют трудящимся государств-членов и членам семей права на получение бесплатной скорой медицинской помощи (в экстренной и неотложной формах) в том же порядке и на тех же условиях, что и гражданам государства трудоустройства».

В Соглашении о пенсионном обеспечении трудящихся государств-членов ЕАЭС, датированном 20 декабря 2019 года прописано: «данная категория граждан сможет сформировать, сохранить и реализовать свои пенсионные права на всей территории ЕАЭС независимо от того, в каком государстве приобретен стаж».

А сейчас обратим внимание читателей на два заседания ВЕЭС. Первое датировано 6 декабря 2018 года, второе – 11 декабря 2020 года. На первом заседании первые лица государств-членов скрепили своими подписями Декларацию о дальнейшем развитии интеграционных процессов в рамках ЕАЭС. С Декларацией генетически связаны утверждённые ими на втором заседании Стратегические направления развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. Подписанты декларации дали зелёный свет расширению евразийской интеграции за счёт следующих областей: образование и наука, здравоохранение, туризм, спорт, торговое межрегиональное сотрудничество. 5 апреля 2021 года Совет ЕЭК отметился утверждением Плана мероприятий по реализации Стратегических направлений.

Как же изменились социально-экономические показатели ЕАЭС за годы существования анализируемого интеграционного объединения? Попытаемся ответить и в тоже время не сможем расставить все точки над «і”. Почему? Не всё подсчитано специалистами по экономической статистике касательно итогов 2021 года. По 2015—2020 гг. вся необходимая для анализа статистика имеется. Первый отчётный год – 2015, последний отчётный год может быть либо 2020, либо 2021. Естественно, будет сравнение 2015 года с одним из этих годов. Есть смысл также сказать, что по предварительным подсчётам ЕЭК, в 2021 г. доковидные показатели были либо восстановлены, либо превзойдены.

Позиция для сравнения: валовой внутренний продукт, млрд. дол. США. По данным за 2015 год этот показатель равнялся 1 626, 7. По итогам 2021 года мы имеем 1 806, 3. А это означает 4% от глобального ВВП. Для сравнения: доля ЕС в глобальном ВВП приближается к 25%.

А сейчас обратимся к валовому внутреннему продукту на душу населения на основе паритета покупательной способности валют (в долларах США). Здесь те же отчётные годы. Первый показатель равен 22939, второй – 19767. Для сравнения в 2015 году касательно США имел место показатель 56770, спустя 6 лет речь уже шла о 69375. У Швейцарии соответственно 63939 и 78112. Отставание ЕАЭС по настоящему показателю от зоны постиндустриальной цивилизации налицо. И главное: не прослеживается позитивная динамика.

В течение 2015—2020 гг. уровень безработицы не изменился. Он как был на старте шестилетки 5,7%, так и остался на её финише. В конце ноября 2021 года на сайте ЕЭК  появилась следующая информация: «Численность безработных, зарегистрированных в службах занятости населения государств Евразийского экономического союза, по состоянию на конец ноября 2021 года составила 1,1 миллиона человек и сократилась на 68,1 процента по сравнению с аналогичной датой прошлого года. Таким образом, количество безработных составляет 1,2 процента от численности рабочей силы».

За 2015—2020 гг. на 8, 73% уменьшились индексы потребительских цен, на 7, 7 % − индексы цен производителей промышленной продукции. Промышленное производство продемонстрировало с 2015 по 2020 гг. позитивную динамику в млрд. дол. США: с 927, 6 до 1 042, 8. На сайте ЕЭК можно прочитать: «в 2021 году промышленное производство в целом по ЕАЭС увеличилось на 5,1% по сравнению с 2020 годом. Наибольший рост зафиксирован в Беларуси - на 6,7% и Российской Федерации – на 5,2%. Кооперационные поставки в рамках Союза в 2021 году увеличились на 33,9%». Позитивная динамика была характерна и для АПК. Результаты работы тружеников села выглядели следующим образом в млрд. дол. США: 2015 год—107, 4; 2020 год –114,4. Инвестиции в основной капитал увеличились с 276, 5 млрд. дол. США до 323,6 млрд. дол. США. Мы будем иметь в виду миллиарды американских долларов и в ходе дальнейшего изложения.

Достаточны ли нынешние инвестиции в основной капитал? Вот компетентного человека, первого лица в ЕЭК Михаила Мясниковича: «Инвестиции в основной капитал в ЕАЭС существенно ниже среднемировых значений и составляют от 17% в Армении до 25% в Казахстане. Нам надо увеличивать объем инвестиций в полтора-два раза, а в промышленности - ещё больше, повышать доступность финансовых ресурсов для предприятий и создавать мотивационные механизмы развития».

Объем внешней торговли государств Евразийского экономического союза (ЕАЭС) по итогам 2021 г вырос на 28% по сравнению с 2020 годом. В 2015 году оборот розничной торговли составил 512,2 млрд. долларов, в 2020 году – 527, 6 млрд. в той же валюте.

С 2015 года по 2020 гг. аритмично развивался экспорт товаров во внешней торговле. В 2015 году мы имеем 373, 8 млрд. долларов, в 2020 году – 364, 4 млрд. А ведь ещё в 2018 году анализируемый показатель доходил до 490, 7 млрд. Конечно, коронавирус сказался. И чиновники приводили немаловажный аргумент для объяснения провала. Но всё-таки главную причину следует искать в неразворотливости бюрократических структур. Импорт товаров во внешней торговле с третьими странами возрос с 205, 5 млрд. зелёных в 2015 г. до 258, 4 млрд. в 2020 г. В 2020 г. общий объём внешней торговли ЕАЭС с третьими странами в 4, 88 раза уступал аналогичному показателю у ЕС.

Следует сказать и о взаимной торговле товарами. В первый год существования ЕАЭС отметился следующим результатом по настоящей позиции: 45,6 млрд. дол. Через пять лет соответствующий показатель был равен 54,9 миллиарда. В 2021 году мы имеем почти 70 миллиардов. Товарооборот агропромышленного комплекса между странами ЕАЭС по итогам 2021 года впервые в истории настоящего интеграционного объединения превысил $10 млрд.

Доля ЕАЭС в мировой торговле с 2015 г. по 2021 г. возросла с 1, 2% до 1, 5%. Для сравнения: доля ЕС изменилась с 19,8% до 20, 4%.

Интеграционному объединению явно удалось продвинуться на предмет объёмов предоставленных кредитов. В 2015 году был достигнут рубеж в 734, 5 миллиарда долларов. В 2020 году ЕАЭС предоставил кредиты, установив следующий рекорд: 1 362, 9 миллиарда долларов.

Судя по приведённым статистическим выкладкам, ЕАЭС ещё не приблизился к тому, чтобы заложить крепкий экономический фундамент для функционирования полноценного социального государства.

Таким образом, на пути ЕАЭС к реальной «мягкой» конфедерации имеются достижения, проблемы, перспективы. Не даёт оснований для полного удовлетворения уровень конкурентоспособности ЕАЭС, что вытекает из состояния экономик государств-членов, нежелания правящих кругов отдельных стран решиться на проведение необходимых реформ.

 

 

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59