Меню
Мядельский райисполком

Как правильно стрелять по больницам — политолог о целях обстрелов в Киеве

Фото: источник strana.best, Яндекс и другие источники

Всем известно, что в больницах в Секторе Газа сидят плохие боевики, а в больницах в Киеве лечатся хорошие дети (раз на заборе написано «Охрана материнства и детства», так и есть). Ради детей можно и Совбез ООН собрать, правда, говорят, что три года обстрелянный корпус пустовал, и вообще непонятно, откуда взялись погибшие два человека.

Другое дело лупить ракетами по пляжу. Там российская пропаганда обмазала детей кетчупом, и мировое сообщество это не интересует. Поэтому «Минская правда» выяснила некоторые детали ракетных обстрелов у информированных источников.

Куда попали

Если украинская пропаганда сразу сообщает, что «Путин убил», то западные СМИ более мягко пишут, что «российский обстрел привел к гибели N мужчин». Формулировка «привел» означает, что были пущены украинские противоракеты, которые в условиях города попали в гражданские объекты и кого-то убили. Города-миллионники — это одна большая мишень, поэтому летчикам и дают «героев», когда они отводят от них падающие самолеты. В плотных застройках ПВО обычно тоже не ставят, потому что из-за малой дистанции до цели ракета не успевает самоликвидироваться, для С300 — это типичная проблема. К слову, зенитная ракета, если применяется по наземной цели, не наносит больших разрушений (в «Охматдете» обвалилось крыло двухэтажного здания-барака и выбило стекла в соседних постройках), в отличие от «Кинжала» и Х-101, которые стерли бы корпус до фундамента. То есть применялся либо норвежский NASAMS либо старая советская С300 (такая, напомним, залетала на белорусскую территорию и была нами сбита).

«Мужчинами» в украинских сводках обычно называют военных, в противном случае в ход идут слова «дети», «семьи», «женщины», «пенсионеры», «жилой дом». В данном случае пенсионеров не было, потому что российские ракеты били по складам машиностроительного завода «Артем» (на карте), а также аэродрому Жуляны, «Антонов» и КБ «Луч». «Артем», к примеру, производит авиационные ракеты класса «воздух — воздух», а также оборудование для авиационной техники — похоже, что ВС РФ третью неделю массово выбивают цели, связанные с авиацией и ПВО.

Поэтому вряд ли российской мишенью была больница. СБУ моментально заявила, что имеет на руках обломки от ракеты Х-101, но, разумеется, ничего не показала с места событий. Скорее всего, к Совбезу ООН они готовят информационное мероприятие, где покажут обломки Х-101 с другого объекта, благо, целей поражено немало.

Кто живет в теремке на Богатырской 30 и 32

Беларусь имеет чуть более успешный опыт «стрельбы по больницам». В конце апреля председатель КГБ Тертель публично обозначил два адреса в Киеве, где размещались нацистские формирования, так называемый «белорусский батальон» — улица Богатырская 30 и 32. Если смотреть строго по карте, это городская детская больница номер 1 и кожно-венерологический диспансер, но… не только.

Рядом с больницами находится недостроенный большой ЖК «Итальянский квартал» из 14 зданий с таким же временным адресом, как у больницы — Богатырская, 32. Квартал строил госзастройщик, но не успел сдать до начала СВО. Очевидно, в недостроенных зданиях-коробках военных и размещали.

С опозданием в сутки из двух перечисленных киевских больниц была объявлена эвакуация. Но, во-первых, ракета бы давно туда долетела, во-вторых, Россия (а тем более Беларусь) в СВО больницы не обстреливает. Как тогда прозвучало по тексту от председателя КГБ: «они цинично прикрываются больными детьми». В ответ начался вой, что «это провокация КГБ» и что «нам угрожают ударом».

Сегодня в стрельбе по больницам точно так же обвиняют Россию. Но российским братьям в информационном поле стоило бы упомянуть прецедент, что белорусских нацистов либо лечили на материальной базе больниц, либо (в ЖК с таким же адресом) рядом размещался объект разведки, который пришлось срочно эвакуировать, потому что он «засвечен».

Вообще, использовать больницы — обычная практика, в Сирии строго на первых этажах школ и больниц размещались штабы ИГИЛ. И понятно — когда Израиль разрушает больницы в Газе, это Запад не волнует, а вот действия России должны вызывать истерику. Но военных на Украине много, а больниц мало, так или иначе, все они задействованы для военных задач.

Так вот когда в апреле СБУ рассказывало, что КГБ Беларуси угрожает убивать больных детей — они делали еще одну маленькую Бучу. Это называется информационная операция, когда новость из текущей повестки надо отработать в свою пользу и обеспечить ей какое-то развитие, как в сериале. Но поскольку тема касалась Беларуси и, вероятно, секретного объекта разведки, больше суток шли согласования — советовались с американцами, что делать.

Другой вопрос, для чего КГБ раскрыл эти адреса. Возможно, чтобы жители недостроенных домиков и пациенты больниц переехали в какие-то другие здания и какое-то время занимались переездом вместо нехороших дел. А может, надо было показать, что мы всё знаем. Иногда такая информация работает лучше, чем пущенная ракета; например, если нужно остановить какой-то нежелательный процесс, типа подготовки теракта.

Бодрость духа

Разумеется, своих сторонников надо бодрить, поэтому на помощь детям из Охматдета (где ни один ребенок не пострадал) тут же начали собирать деньги. Со времен «12 стульев» известно, что на детей сдают лучше, чем на взрослых, да и появляется некая причастность к родному государству. То есть информационная операция идет сразу в нескольких направлениях: международное (попытка срыва российских контактов и шум в ООН), внутреннее («возгонка» патриотизма, хотя непонятно, кто в кого попал) и внутрироссийское (рассчитано на снижение поддержки российской власти и антивоенные настроения).

Война длится третий год, поэтому есть общие инструкции, как освещать падение ракет, что показывать, куда звать западные СМИ. Картинка — это метод получения военной помощи, то есть правильное освещение события конвертируется в деньги.

Но вывод из всего этого удручающий: никто никого ни в чем не может убедить. Военная пропаганда эффективно работает на внутреннюю аудиторию — и очень слабо на внешнюю. Во время военного конфликта каналы коммуникации блокируются, а то, что доходит с украинской стороны через экстремистские источники, изначально рассчитано на какое-то радикальное ядро внутри России, а не на «колеблющихся». Да и доверия к украинской пропаганде никакого, практически все построено на вранье и манипуляциях.

Что касается Запада, то им вообще плевать, никто ни в чем не собирается разбираться. Проблемы негров шерифа не интересуют, и если американцы говорят про обстрел больницы — значит, был обстрел больницы.

Индийские друзья

Так совпало, что основной покупатель российской нефти — Индия, страну успешно используют для ее перепродажи и обхода американских санкций, на чем, похоже, еще и зарабатывают британцы (у них осталось большое влияние в регионе). И как раз во время визита премьера Индии Моди начался вой по поводу Охматдета, как так можно встречаться с «убийцами».

В реальности идет борьба за формат будущих мирных переговоров. Всю линейку событий будут использовать для того, чтобы ослабить российскую позицию и увеличить «проукраинскую коалицию» стран. После саммита в Швейцарии в ход шли даже островные государства, все эти карлики и сателлиты нужны для последующего голосования в ООН, где каждое государство, неважно, огромный Китай или крошечное Самоа, имеет один голос.

Кроме того, сейчас ведется работа против российско-китайских отношений. КНР явно хочет скорейшего завершения конфликта, а им пытаются продать версию, что Россия идет на эскалацию и обстреливает больницы. Но, опять же, возможности любой дипломатии, неважно, китайской или индийской, сейчас крайне ограничены, а ход конфликта определяют военные поставки. Так что ситуацию с больницей вряд ли смогут вывернуть в какие-то международные последствия, но будут изо всех сил просить ПВО для столицы (в реальности — для фронта).

Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59