Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Как в Борисове к нормальной жизни возвращают вчерашних судимых. Отправились в рейд

Как в Борисове к нормальной жизни возвращают вчерашних судимых. Отправились в рейд

Есть в работе сотрудников милиции составляющая, которая «на первый взгляд, как будто не видна». Контроль за теми, кто вернулся из колоний, тюрем, СИЗО, исполнение наказаний, не связанных с лишением свободы… Это далеко не полный список функций, которые лежат на уголовно-исполнительной инспекции Борисовского РУВД. О том, как порой легко перейти черту закона и как потом сложно вернуться к нормальной жизни, в репортаже МЛЫН.BY.

— Вы, как раз вовремя, — встречает в своем кабинете заместитель начальника уголовно-исполнительной инспекции Борисовского РУВД Константин Сковородкин. — Арестовали и сейчас к нам привезут молодого парня, который с 14 лет попадает в нехорошие истории. Был несколько раз судим за воровство и разбой. После освобождения из тюрьмы — он под нашим контролем должен находятся еще 5 лет. Что это значит? Не нарушать общественный порядок, отмечаться, сообщать о смене места жительства. Но дисциплиной парень не блещет — несколько раз попадался в пьяном виде. Поднимал руку на сожительницу, а та вызывала милицию. Привлекался к административным статьям. К тому же во время проверок отсутствовал дома без уважительных причин. Теперь ему грозит арест в изоляторе временного содержания на несколько суток (по решению суда). Может он согласиться рассказать вам свою историю…
«Пошутили неудачно — два года тюрьмы дали»
На удивление, Владимир согласился, но с одним условием — чтобы его лицо не попало на фотографии.

— И обязательно покажите, что снимали. Хорошо? — будто диктует правила Владимир. Его право. — А то я не хочу, чтобы потом с меня смеялись мои друзья…
Не поняв, что смешного в его нескольких судимостях и новом аресте — согласились.
— Мне 27 лет. Первый раз меня посадили в 14 лет. Наказание отбывал в колонии в Витебске, ведь был несовершеннолетний. Попался на воровстве. Как было дело: выпивали с другом на скамейке. Тут мимо проходила женщина и я, для прикола, выхватил у нее сумку. Она убежала, а мы дальше отдыхали. Тут откуда не возьмись целая группа захвата. Нас повязали и все — дальше колония. Хотя нам эта сумка не нужна была. Она рядом лежала, мы даже не успели деньги потратить. Пошутили неудачно — два года тюрьмы дали. Вышел через 8 месяцев, по амнистии.
Признается, что выходил из колонии с мыслями, что больше туда не вернется. Но не прошло и пару лет, как парень вновь отправился в «места не столь отдаленные».
— Опять украл. Не смог удержаться… Это все компания моя была виновата. Втягивали меня в разные мутные схемы, — разводит руками парень.
— Если понимали это, почему не поменяли компанию? — задаю резонный вопрос.
— Некого уже менять. Нет никого: двое покончили жизнь самоубийством, остальные сидят. Не хочу об этом говорить…
В 19 лет Владимир получил очередную судимость. На этот раз статья была посерьезней. Со слов парня, избил «урода», который приставал к его беременной невесте.
— Сломал палец, нос и ухо повредил. Будет знать, — признается Владимир. — Так за это мне дали три года. Моя якобы любимая девушка сразу меня бросила. Запретила с дочкой общаться. Я после этого разочаровался в девушках. После отсидки окончательно решил, что буду встречаться только со взрослыми женщинами, у которых мозги есть.
Последняя кража в жизни Владимира была два года назад, за которую он получил два месяца ареста.
— Да там и кражи то толком не было, просто ситуация смешная вышла, — возмущается парень. — Взял велосипед чужой покататься. Возле подъезда стоял. На следующий день вез его на место, тут меня и приняла милиция. Как-то так…
Сейчас Владимир работает на пилораме. Старается вести нормальный образ жизни. Снимает жилье с любимой женщиной (старше его на 13 лет), воспитывает ее детей. Признается, что дети называют папой. Но изредка все же срывается, даже руку на нее поднимает.

— Это выше моих сил — кровь горячая. Но уже ее не бью, завязал, — признается Владимир и через минуту добавляет. — Милиция помогла завязать. Жена пару раз вызывала. Странные вы женщины, сначала сажаете, потом передачки носите и с тюрьмы дожидаетесь… Этот надзор со стороны инспекции тяжело мне дается, не могу жить по правилам. Сейчас поеду на сутки. Потом до 17 сентября надо продержаться и надзор снимут. Если буду себя хорошо вести…
История Владимира приводит к выводу, что парень еще не раз будет сидеть в этом кабинете. Хотя… хочется надеется, что мы ошибаемся. Ведь молодой еще, 27 лет всего.
«Жил в притонах. Потом была тюрьма. Вспоминать об этом не хочу»
Большинство осужденных все же встает на путь исправления. Сотрудники уголовно-исполнительной инспекции помогают не свернуть с него. Но все, конечно, зависит от желания человека.
— Сейчас съездим по одному адресу, познакомитесь с Андреем, он на пути исправления. Заодно, покажем наш центр временного (ночного) пребывания лиц без определенного места жительства, где этот мужчина сейчас и проживает, — уточняет Константин.
Центр находится на улице Труда. Пока туда едем Константин рассказывает, что этот центр появился два года назад и сегодня очень помогает в их работе. Центр имеет возможности помочь таким людям. От них нужно лишь желание и трезвый образ жизни. Последнее, к слову, дается их посетителям очень сложно.
Директор Центра Александр Ильеня
— Там им помогают с документами и трудоустройством, — объясняет милиционер. — К тому же, директор центра. Александр Ильеня раньше работал в нашей инспекции, поэтому понимает всю специфику работы с такой категорией людей. Жить они там могут до года, все зависит от жизненной ситуации конкретного человека.

В доме ночного пребывания тепло, уютно. Оборудованы душевые, туалеты, спальные места с чистым постельным бельем, отдельная комната приема пищи с чайниками, холодильником, посудой. Имеется даже телевизор. Каждый день здесь работает психолог, врач, дежурный. Всех проверяют, чтобы были трезвые и здоровые, без телесных повреждений. Это важно. Сейчас в центре проживает 4 человека без определенного места жительства. Находится здесь они могут с 17.00 вечера до 8.00 утра, когда приходит пора отправляться на работу или хотя бы на ее поиски.
Константин не успел переступить порог центра, как его жильцы четко отчеканили — «Васильевич, приветствуем». Видно, что здесь милиционер частый гость.

— Андрей, как ваши дела? На работу устроились? — интересуется Константин у своего подопечного.
— Да, уже работаю. Даже начал подыскивать себе жилье. Пока безрезультатно. Вот, на дачу ездил, привез виноград. Всех угостил. Попробуйте, — уже в мою сторону предлагает Андрей.
На вопрос, почему не живет на даче, а в Центре временного пребывания — мужчина объяснил, что там нет условий.

— Строение ветхое, только виноград и растет, — говорит Андрей. — Еще вот кабачками угостили местные, готовлю ужин. Слышите, какой приятный запах?

Оказалось, у Андрея была своя двухкомнатная квартира в Борисове. Но он ее пропил. Так и оказался на улице. Жил по разным знакомым, даже в притонах. Потом была тюрьма. Вспоминать об этом он не хочет. Говорит, что теперь его жизнь меняется в лучшую сторону.
— Мне еще 49 лет. Хочу все исправить. Сейчас ищу подработку. Денег не хватает, чтобы снять квартиру. Хочу создать семью. Думаю, все получится, — добавил Андрей.
«Человек сел в тюрьму, тогда кнопочные телефоны только-только появлялись. Вышел, а тут уже андроиды»
Ежегодно через инспекцию районного управления проходит около 800 человек — молодые и в возрасте, судимые первый раз и те, у кого на счету букет преступлений. У всех разные наказания.

— У нас на учете состоит более 2 тысяч лиц, ранее судимых. Под нашим надзором они находятся от полугода до восьми лет — в зависимости от наказания, — уточняет Константин.

Первая мера самая лояльная с точки зрения ограничений. Человек живет обычной жизнью, правда, должен определенное время работать на благо государства — трудиться без оплаты. Тут задействованы практически все организации — от строительных до сельскохозяйственных. Отличие же исправительных работ в том, что отчисления в пользу государства (не больше 25 процентов) идут с зарплаты по месту трудоустройства.

— Работаем также с людьми с отсрочкой наказания, условным его неприменением, теми, кто лишен права занимать определенные должности, осужденными к ограничению свободы, — продолжает Константин. — Из всех этих видов, не связанных с лишением свободы, ее ограничение без направления в ИУОТ — самое тяжелое. На таких осужденных наложен жесткий перечень запретов и обязательств.

В чем они проявляются? Место отбывания такого наказания — дом или квартира. Казалось бы, неплохой вариант. Однако распоряжаться своим временем как вздумается вряд ли получится. С семи вечера до шести утра работающий должен находиться по адресу. Под запретом походы в гости, к родителям, даже если они живут в соседнем дворе. Оговаривается расстояние для выхода из жилища, как правило, до площадки с почтовыми ящиками. Даже прогулка по приусадебному участку может быть расценена как нарушение.
Еще одна не менее важная задача милиции — помочь бывшим осужденным адаптироваться. Константин объясняет, что ведь есть такие, которые отсидели в тюрьме 20 и более лет.
— Представляете, человек сел, тогда кнопочные телефоны только-только появлялись, вышел, а тут уже андроиды. И это лишь один пример того, к чему им нужно привыкнуть. Людям с судимостью сложно адаптироваться в социуме, проблематично найти работу. Мы стараемся помочь им не только по долгу службы, но и просто по-человечески.
 
Также на МЛЫН.BY
«Бутылка закрытая, мы не пьем». Отправились в рейд по борисовским «притонам»

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59