Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«А зори здесь тихие». О жизни ветерана Красновской, которой довелось защищать небо Москвы

«А зори здесь тихие». О жизни ветерана Красновской, которой довелось защищать небо Москвы
Фото: из архива героини материала

С утра она поехала в центр города: репрессированный брат возвращался домой, нужна была нормальная одежда. Может, костюм? Задумавшись, Таня через окно автобуса разглядывала репродукторы на проспекте 25 Октября. Ленинград ждал важного сообщения…

«Внимание! Говорит Москва!» Репродуктор ожил, когда Таня оказалась на остановке. Она запрокинула голову и вслушалась в голос Левитана. Время вдруг потекло очень медленно. Проспект парализовало. Простые слова складывались в одно: война…

Таня заскочила обратно в автобус. Все прежние мысли теперь казались какими-то чужими, далекими. Прошел час — целый час! — прежде чем Таня доехала до военкомата. Тот встретил ее длинной очередью в сотни человек — ее подошла только в десять вечера.

Глаза из-под хмурых бровей смотрели устало и удивленно. Татьяна Красновская, 20 лет, незаконченное техническое образование. Опыта в военном деле нет. Опыта в медицине нет. «Какая тебе война, девочка. Иди…»

…Первые месяцы войны Таня работала на шлифовальном станке. Чудом успела выехать из Ленинграда до начала блокады, в родном Торжке закончила краткосрочные медицинские курсы. В декабре 1941-го она, не сказав родителям ни слова, вернулась в военкомат. Доброволец Татьяна Красновская, как и многие другие женщины, была зачислена в прожекторные войска: они обеспечивали боевые действия зенитной артиллерии и истребительной авиации в ночное время.

— Мама сама почти не рассказывала про войну, в основном я расспрашивала, — говорит ее дочь Ирина. — Думаю, было много тяжелых моментов, про которые она не хотела говорить. Помню, когда мы посмотрели фильм «А зори здесь тихие», мама повернулась ко мне и тихо сказала: «Вот, Ирочка. Вот это была моя жизнь».

Приходилось делать все. Молодые женщины, вооружившись топорами и пилами, валили лес и тягали тяжелые бревна. Рискуя жизнью, под обстрелами. Таня работала еще и медсестрой. Лечила и ранения, и больные животы. Войска располагались отдельно друг от друга, Тане иногда приходилось преодолевать с десяток километров.

— Мама рассказывала один случай. Идет ночью через трясину. Ночь безлунная, звезд нет, темно, страшно до невозможности. И тут слышит: «Чавк, чавк…» Кто-то к ней шел по гати. Она собралась, вспомнила, чему ее учили, и сказала строго: «Стой! Кто идет!» И ей в ответ несмело: «Ефрейтор Гольдштейн…»

Татьяне Красновской довелось защищать небо Москвы. Победу она встретила в звании ефрейтора в Риге. До конца войны совсем недолго не дожила ее мама — умерла от голода. Чудом той же участи избежала сестра Вера, но здоровье уже не вернулось.

После войны Татьяна закончила колледж в родном городе, постаралась выучиться как можно быстрее, чтобы образование получила Вера. Потом пошла по линии мобрезерва и всю жизнь посвятила укреплению обороноспособности страны.

Через несколько лет молодой семье пришлось уехать из Ленинграда, мужу требовалось сменить климат. Вакантное место нашлось в Минске: так Татьяна Красновская, а теперь уже Волкова, оказалась в послевоенной, еще деревянной Грушевке.

— Моя мама всегда была принципиальной и правильной, но доброй. Никогда ни на кого не обижалась — просто не понимала, зачем. Когда мы с братом были маленькими, мама всегда с нами занималась. Помнила много стихов и сочиняла сама — на один из них даже написана военная песня, — рассказывает Ирина. — В нашей семье 9 мая и 22 июня всегда были особенными датами. В день начала войны — минута молчания и возложение цветов к памятникам. А 9 Мая у нас всегда был праздник.

— Мама всегда говорила, что ее закалила армия. Но я думаю, что она лишь укрепила ее нравственные основы, — продолжает Ирина. — Она очень стойко переносила удары судьбы, а их было немало. Ее брат прошел войну без единого ранения, но потом как-то спешил к дочке на мотоцикле и разбился. В то же время умер ее папа. В один год из семьи ушел мой отец, а тетя Вера — после войны у нее было очень слабое здоровье — заболела онкологией и умерла. Но я никогда не видела, чтобы мама сидела и рыдала. Все это произошло — а она затеяла ремонт. Работа ее отвлекала…

Осознание величия подвига всего народа пришло к Татьяне Красновской только через двадцать лет после войны. Ведь тогда, в лихолетье, она не считала, что совершает что-то героическое. За ней не числилось боевых подвигов, опыта участия в прославленных сражениях. Таких, как Таня — двадцатилетних, «зеленых» девчонок, были десятки, сотни тысяч. Их не призывали — они добровольцами пошли на фронт. И их тяжелый, ежедневный, рутинный труд в грязи и холоде стал фундаментом Великой Победы.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59