Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Политический шах и мат. Что в интервью Протасевича видит оппозиция

Политический шах и мат. Что в интервью Протасевича видит оппозиция

Во время интервью Марата Маркова с Романом Протасевичем многие несогласные восприняли первого как олицетворение белорусской власти. Это связано с гражданской позицией ведущего; с тем, что все происходило на площадке государственного ТВ, и с тем, что если диалог ведет военный человек, то и на сей раз он делает это с позиции военного. Объективно: это все ни при чем. Субъективно: оппонентам просто нужно было опереться хоть на что-то, что позволило бы проигнорировать тот факт, что их оппо-герои — вовсе не герои.
Диалог, который сорвал маски
Риторика оппозиции не рассматривает интервью Марата Маркова с Романом Протасевичем в качестве разговора одного человека с другим. И, скорее всего, это снова делается намеренно.

Наши противники понимают: для части сторонников оппозиции абсолютно невыносима мысль, что их вера все эти месяцы была ошибочна. Потому они будут готовы поверить чему угодно, лишь бы не признавать, что их оставили в дураках. И это делает людей уязвимыми к обману. Потому что на этой слабости с психологической точки зрения очень легко сыграть.
Дело в том, что материалы интервью Маркова и Протасевича срывают все маски с каждого оппозиционера, который что-то из себя изображал все это время. Но оппозиции необходимо, чтобы люди этого не заметили. Иначе велика вероятность, что многие окончательно перестанут ее поддерживать.
Романовы страсти
Людям на подсознательном уровне тоже важно этого не заметить. Поэтому они и пытаются найти подтверждение, что на Романа надавили, заставили. Тем временем материалы интервью дополняются новыми фактами, которые крайне важно увидеть каждому, кого захватило сочувственное возмущение в защиту якобы подавляемого Романа.

Разумеется, четыре часа съемок не могли происходить без перерывов. И за кадром остались подробности «бесчеловечного» допроса с пристрастием, во время которого Протасевич обменивается шутками с ведущим, неспешно попивает водичку и предполагает, что сейчас бы перекурить еще. Этой картине из филиала Чистилища в Минске не хватает разве что двух суккубов с опахалами возле героя программы. Именно так и можно себе представить истинные мучения современного белоруса. Все в лучших традициях принципа «Доминируй. Властвуй. Унижай».
Однако, скорее всего, и этих комфортных условий оппозиция попытается не заметить. Потому что согласно их сценарию сторонники белорусской власти — злодеи. И бутылка с водой в руках Протасевича — массовый мираж в беспощадной пустыне. Оппозиция, вероятно, готова педалировать любой абсурд, отрабатывая свою повестку.

По тем же причинам они пробуют рассуждать о программе Марата Маркова лишь с позиции «провластной грамотной пропаганды», где ведущего заведомо «проконсультировали». Такую мысль высказал не кто иной, как психиатр Дмитрий Щигельский. Его предположение настолько неожиданно, что невольно вспоминается понятие «чувство шизофрении». Ни на что не намекаю, но просто оставлю это здесь.
Учитывая, что в программе Протасевич не выглядит как священномученик, пострадавший за Христа, несогласным легко опираться хотя бы на риторику в стиле «ну конечно, каких еще сюжетов ждать от государственного ТВ? Безусловно, они будут показывать представителей оппозиции злодеями!». Для них такое поведение сторонников власти ожидаемо, понятно и довольно удобно для попыток опровергать и обесценивать.
От Маркова. Откровение
Глазами Протасевича оппозиция отвратительна и бултыхается где-то на дне морально-нравственного понимания вещей. И хорошо, что это было проявлено!

Но кое-что важное многие люди все же не заметили. Если присмотреться внимательно, можно увидеть, как в процессе интервью по мере раскрытия Протасевича Марат Марков начинает сочувствовать герою. Его вопросы очень прямые, но это не давление. А в большей степени проявление интереса к личности гостя и к тому, как в нем отзывались события и отношения внутри оппозиционной компании.
Противник, неудобный для оппозиции
Интервью заканчивается тем, что Марату Маркову хорошо удается раскрыть и понять Романа Протасевича, похоже, и он сам меняет к нему отношение.

Безусловно, от проявления этого сочувствия преступления Романа не перестают быть преступлениями. Но оппозиции не нужен Марков, который сочувствует. У несогласных ни в одном из миров не укладывается мысль, что государство и его сторонники могут относиться к оппозиционерам с состраданием за их путь, которым те пришли в протест.
Им кажется, что сторонники власти могут смотреть на оппозицию исключительно как на людей, совершивших что-то плохое.
Но если бы несогласные увидели, что поддерживающие Александра Лукашенко за совершенным злом других способны видеть личную трагедию того человека и говорить о том, то это
окончательно ломает шаблоны!
Поломанные шаблоны
Сторонники продолжения белорусских протестов совсем не готовы к позиции государственных СМИ, которые побуждают жалеть антигероев, а не ненавидеть. В каком-то смысле даже заступаясь за них перед обществом.
В той же степени для них странно, что государство может заступиться за тех, кто причинял ему зло. Они не готовы встретить это милосердие. Поскольку стратегически это их обезоруживает.

Возможно, нас ждет продолжение этого интервью… Но то, как зазвучали комментарии некоторых «революционеров» в отношении Марата Маркова, говорит о том, что они испугались его потенциала.
Потому как уже теперь чувствуется, что его уровня проницательности хватит на то, чтобы обезоружить оппозицию нашей способностью понимать, сочувствовать даже «антигероям белорусской истории» и открыто говорить об этом.
Испуганное психоложество «экспертов»
После того, как интервью вышло в эфир, обнаружилось множество «психологов по призванию», готовых дать свой «профессиональный» анализ о подготовленном материале канала ОНТ. Но читая все эти комментарии, приходишь к убеждению, что в психологии человека лучше всех разбирается именно Марат. 
И то немногое, с чем можно согласиться из всего изобилия мнений: налицо признаки того, что Роману действительно очень страшно. Многие берутся гадать о причинах этого чувства, безапелляционно предполагая — мол, оно связано с тем, что Протасевич якобы находится под давлением: ведущего, белорусской власти, силовых структур…

Однако никто кроме самого Романа не может утверждать про контекст его тревоги наверняка. Сторонники оппозиции этого не учитывают, продолжая додумывать о переживаниях Романа и ведущего рядом друг с другом.
А среди активистов ByPol даже нашелся потомственный, но безымянный Фрейд, который завершил свои невероятные теории предположением о личных психологических травмах ведущего. Хотя, с точки зрения психологии, для этого не было никаких оснований. И все это ради попыток уронить его авторитет, отвлечь внимание общественности от самой сути уникального материала.
Позиция ведущего и раскрытие гостя
В своем поведении с Протасевичем Марату Маркову удается сохранить очень нейтральную позицию.  Даже несмотря на то что гость, возможно, вызывает в нем неоднозначные чувства. Прошу заметить, с этим справился бы не каждый психолог.  Учитывая, как много личной боли за Родину накопилось в каждом сердце, кто все это время боролся за прежнюю и стабильную Беларусь. Сюда же стоит добавить угрозы сторонникам Президента и их близким, коллегам, друзьям, детям. Многие ли смогли бы сохранить нейтральность в общении с противником? Ожидаемо, что нет.
Ведущий в общении с Романом использует формулировки в виде предположений. Они помогают уточнять, а не довлеть, как пытается в этом убеждать оппозиция. Странно, что многочисленные «психологи» об этом не знают… или знают, но намеренно занимаются психоложеством. 

В свою очередь нейтральность Марата помогает герою расслабиться и раскрыться. Обратите внимание, уже в середине интервью Роман становится менее суетлив, уходят дрожание в голосе и попытки зашучивать ситуацию. 
В психологическом консультировании это обычно означает, что к человеку приходит именно ощущение безопасности рядом с другим. 

Финальный гвоздь в крышку гроба, где можно похоронить попытки «революционеров» анализировать показанное интервью с точки зрения психологии, — слезы Романа. 

Слезы Протасевича в конце интервью, раскрытие чувств рядом с другим человеком — это проявление высшей степени доверия к нему. И такое просто было бы невозможным, если бы Протасевич говорил не от сердца и находился под давлением. 
Политический шах и мат
Размышляя о диалоге Марата Маркова с Романом, важно отметить, что на сегодняшний день такое интервью было абсолютно необходимым. И если бы Протасевич не был искренен, он бы не перестал быть главным редактором канала Nехта еще задолго до сегодняшних событий.

И что бы ни пыталась сейчас предполагать оппозиция, это история не про то, как один человек пытается унизить другого. Это скорее о том, что можно увидеть за поступками человека, который раскаивается и находит в себе силы признать собственные ошибки. Даже несмотря на то что этот человек может быть несимпатичен, оставаясь тем, кто покушался на самое дорогое, мы способны проникаться к нему сочувствием. Марату Маркову на примере своего диалога с Романом Протасевичем удалось это очень хорошо показать.
И это крайне обезоруживает риторику наших противников, которые пытаются представить власть и ее сторонников «карателями», строя фундамент протестов на этой философии.
С данной точки зрения диалог Маркова и Протасевича — политический шах и мат.
Алёна Дзиодзина
 
Также на МЛЫН.BY
Ложь и слезы Протасевича. Послесловие к интервью Марата Маркова
 
Его заставили или сам все рассказал? Как на самом деле чувствовал себя Протасевич во время интервью ОНТ
«Классический полицай…» Как пользователи отреагировали на признание и слезы Протасевича

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59