Меню
Мядельский райисполком

Потеряла обе ноги на войне. Боевой путь механика-танкиста Марии Лагуновой

танки
Фото: из открытых источников

Знаменитый советский писатель и историк, видный общественный деятель Сергей Сергеевич Смирнов писал о женщине-фронтовом танкисте Марии Лагуновой:

«Сначала эту историю, удивительную, как легенда, принесло мне письмо телезрителя и ветерана войны из далекого уральского городка. То был рассказ о девушке-танкисте Марусе Лагуновой, потерявшей в бою обе ноги, но сумевшей снова встать в строй Советской Армии, о девушке, которая по своей судьбе была как бы родной сестрой «настоящего человека» Алексея Маресьева.

Позднее я получил письмо от полковника в отставке Т. Ф. Мельника, под начальством которого служила Маруся Лагунова.

«… Шел 1943 год. Бригада готовилась к боям на Курской дуге. Для пополнения к нам прибыли с Урала маршевые роты. Я, как комбриг, делал смотр вновь прибывшим экипажам боевых машин.

Подхожу к одному из экипажей. Докладывают:

— Командир танка лейтенант Чумаков, механик-водитель сержант Лагунова.

Я поправил: 

— Не Лагунова, а Лагунов.

Командир танка говорит: 

— Товарищ комбриг, это девушка, Лагунова Мария Ивановна.

— Как девушка? Механик-водитель и девушка?!

Передо мной стоит по стойке «смирно» танкист среднего роста, хорошей выправки, с серьезным волевым и загорелым лицом. Я был крайне удивлен, что механиком-водителем боевого танка оказалась девушка. Мне приходилось видеть на фронте женщин, которые хорошо справлялись с тяжелой фронтовой службой медсестер, врачей, связистов, снайперов, летчиков и с другими военными профессиями. Но механика-водителя, да еще прославленной «тридцатьчетверки», никогда не видел. История еще не знала примера, чтобы девушка вела танк в бой. В первый момент я был сильно озадачен и не знал, как поступить с Лагуновой.

В то время я был глубоко убежден, что быть танкистом — не женское дело. Механик-водитель должен обладать большой физической силой — ведь для того, чтобы управлять рычагами танка, требуется большое мускульное напряжение. Надо уметь в любых условиях и при любой погоде на марше и в бою вести танк. 

Летом в жаркую погоду температура в танке достигает 40-50 градусов, а в бою при интенсивном ведении огня скапливаются пороховые газы — все это затрудняет действия экипажа. Кроме того, экипаж танка, особенно механик-водитель, испытывает в бою большое психическое напряжение, когда противник ведет по танку артиллерийский огонь. Требуется железная воля, выдержка, хладнокровие.

Все это и заставило меня подумать о том, чтобы перевести Лагунову в менее опасное место. Насколько возможно ласково я предложил ей побыть в резерве, посмотреть, обвыкнуть в боевых условиях, а потом, мол, получите танк и поведете его в бой с врагом. Лагунова наотрез отказалась».

Как Мария стала танкистом

В первый же день Великой Отечественной войны на фронт ушел старший брат Марии — Николай, она тоже просилась, оббивая пороги военкомата в Свердловске. Но, лишь после многократных обращений Мария добилась своего, и была направлена в Челябинск для обучения в военной автотракторной школе. А уже зимой 1942 года Мария Лагунова оказалась на Волховском фронте, став красноармейцем-трактористом в батальоне аэродромного обслуживания авиационных полков. Старательно выполняя задачи по расчистке взлетно-посадочной полосы, при необходимости буксировки самолетов, Маша внимательно рассматривала вернувшиеся с боевых вылетов самолеты, обращая внимание на искромсанную обшивку боевых машин, всматривалась в усталые глаза летчиков, прислушивалась к их разговорам, пытаясь представить, что же такое идущая смертельная война с ненавистным врагом? А война пришла, упав с неба авиационной бомбой, взрывной волной которой ее выбросило из трактора, и Мария получила серьезную контузию. И после госпиталя Марию Лагунову отправили в запасной полк, где ее временно определили в киномеханики.

В феврале же 1943 года к ним в полк прибыл офицер-танкист, который отбирал на курсы танкистов, и Мария тоже захотела записаться на эти курсы, аргументируя, что она частично уже подготовлена, так как владеет управлением трактора, но тот лишь усмехнулся, сказав, что танкист — это чисто мужская профессия, женщин в танкисты не берут, мол, как и на боевые корабли.

Но это не остановило Марию, а узнав, что погиб брат Николай, она обратилась с просьбой к самому Председателю ВЦИК Михаилу Ивановичу Калинину, так и началась ее служба и война в танковых войсках.

Учебный танковый полк, в который попала Мария, располагался в Нижнем Тагиле. Во время обучения Мария Лагунова досрочно сдала все экзамены, став одним из лучших механиков-водителей на курсе. Ее пытались уговорить остаться в части инструктором, но она наотрез отказалась от этой возможности, и поехала на фронт, мстить за брата, мстить за поруганную фашистами родную землю.

Краткая справка: действительно, многие советские танкисты, в том числе и прославленные, были в мирное время трактористами. Так, например, Герой Советского Союза Анатолий Анатольевич Рафтопулло тоже проделал путь от управления трактором до управления танком. И, вспомним: собственно, сама фраза» Трактор, хлопцы, это танк!» прозвучала даже в классическом советском предвоенном фильме «Трактористы».

Короткий, но славный боевой путь мехвода Лагуновой

И вот ее первый бой: танки вышли на исходные позиции и стояли замаскированные в укрытиях, а поблизости уже рвались вражеские снаряды. Сражение на Курской дуге было в разгаре: на броню ее танка вскочили человек десять автоматчиков, и командир-лейтенант Чумаков подал команду: «Вперед!»

Она запомнила этот первый бой во всех его мельчайших подробностях. Сквозь смотровую щель она видела условленные ориентиры и вела танк по ним. До предела напрягая слух, она ловила в шлемофоне команды лейтенанта Чумакова. Слышать что-нибудь становилось все труднее: к реву мотора прибавились гулкие выстрелы их танковой пушки и беспрерывная трескотня башенного пулемета. А потом, когда немецкие пули часто забарабанили по броне, то она перестала различать в наушниках голос командира. Но Чумаков уже оказался около нее и стал командовать знаками.
В смотровую щель Марии было видно, как наши танки, вертясь, утюжат траншеи противника, она впервые увидела бегущие фигуры гитлеровцев в серо-зеленой форме. В это время пули застучали о броню особенно часто и звонко, а Чумаков хлопнул ее по правому плечу. Она поняла командира, и резко развернула танк вправо, совсем близко увидев блиндаж, из которого в упор бил вражеский пулемет. Тотчас же последовал толчок Чумакова ей в спину, и она резко нажала на акселератор. Бревна блиндажа затрещали под гусеницами — она, конечно, не слышала, а как бы почувствовала это.

Бой закончился и Мария высунулась из люка, огляделась, пыль и дым, заволокшие все вокруг, постепенно оседали, и ей открылась страшная картина. Повсюду валялись трупы гитлеровцев, окровавленные, раздавленные, в самых причудливых позах. Перевернутые пушки, повозки, лошади с распоротыми животами… Мария, не испытывавшая страха во время боя, сейчас, при виде этой картины войны, почувствовала, как к горлу подступает тошнота, и поспешно влезла в танк, чтобы никто не заметил ее слабости.

А после этого были многие другие бои, в которых Мария Лагунова уверенно вела свой танк, утюжила гитлеровские окопы, давила пулеметы, пушки врага, видела, как горят машины товарищей, плакала над могилами боевых друзей. Бригада шла все дальше на запад, через Сумскую, Черниговскую и, наконец, Киевскую область. И никто уже не сомневался в девушке-танкисте: Мария показала себя опытным и смелым водителем.

«Я спрашивал командира батальона, как ведет себя в бою Лагунова, — вспоминал бывший комбриг Т. Ф. Мельник. — Мне докладывали: Лагунова воюет хорошо. Смелая, умело применяется к местности. Мы достигли реки Днепр в районе города Переяслав-Хмельницкогр. Мария Лагунова все больше накапливала боевой опыт. В бригаде о ней уже говорили: «Это наш танковый ас». Она пользовалась настоящим боевым авторитетом у танкистов. На ее счету было много раздавленных гусеницами огневых точек, пушек и фашистов. Вскоре бригада получила приказ занять Дарницу, район города Киева на левом берегу Днепра. Выполняя приказ, бригада завязала тяжелый бой у населенного пункта Бровары».

Из наградного листа на сержанта, механика-водителя Т-34 Марию Лагунову: 

«24.9. 1943 года, в боях за д. Княжичи танк, где механиком-водителем тов. Лагунова, первым ворвался деревню и уничтожил одну противотанковую пушку и до 20 солдат и офицеров противника. Тов. Лагунова смело и решительно вела свою боевую машину на штурм вражеского узла сопротивления, уничтожая технику и живую силу противника».

Но представление к награде было несколько позже, а тогда село Княжичи несколько раз переходило из рук в руки, очередную контратаку наших танкистов возглавил заместитель командира батальона по политической части капитан Митяйкин, находясь в танке, механиком-водителем которого и была Мария Лагунова. Первоначально атака наших танкистов шла успешно: танки смогли ворваться на немецкие позиции, экипаж танка Лагуновой уничтожил немецкое орудие, раздавил блиндаж и огнем уничтожал пытавшихся его покинуть гитлеровцев. Однако вскоре танк Марии Лагуновой был подбит, и очнулась она лишь в госпитале… страшно ныли ноги, которых не было… У нее- молодой девушки были ампутированы обе ноги, ключица была перебита, а левая рука не действовала, ее на самолете вывезли в тыл, проходила Мария лечение в нескольких госпиталях, ей было сделано большое количество операций, а от боли часто мог спасти только морфий. В омском госпитале в ее палате было 7 девушек, и только у нее одной были ампутированы обе ноги, у остальных по одной, поэтому иногда силы покидали Марию, она плакала, отказывалась от приема пищи, ей не хотелось жить… И все же Мария сумела справиться со своим горем, выстояла, сказалась и поддержка друзей, фронтовых товарищей, на ее имя в госпиталь ежедневно приходили десятки писем. Именно находясь в госпитале, Мария Лагунова получила орден Красной Звезды, к которому она была представлена за бой у деревни Княжичи.

Послевоенный период и память о женщине-танкисте

После выписки из госпиталя Мария Лагунова продолжила службу в рядах Советской Армии телеграфисткой в 19-м учебном танковом полку (в Нижнем Тагиле, в том самом полку, где сама обучалась перед убытием на фронт — прим.), будучи на протезах, уволившись лишь в 1948 году.

Жила, после увольнения в запас, Мария Ивановна в городе Свердловске, работала на фабрике «Уралобувь» контролером ОТК. Несмотря на инвалидность, мирная жизнь у Марии Лагуновой сложилась хорошо: она вышла замуж за Кузьму Яковлевича Фирсова, с которым познакомилась в госпитале, тоже инвалидом войны, у них родилось двое сыновей. В 1949 году родился сын, которого они назвали Николаем в честь погибшего брата Марии, а четыре года спустя родился второй сын — Василий, так звали убитого на войне брата Кузьмы Фирсова.

В 1960-х годах, по советам врачей, из-за астмы, Мария Ивановна была вынуждена поменять климат, и семья переехала в город Хмельницкий Украинской ССР, а с декабря 1976 года они жили в городе Бровары Киевской области Мария Ивановна воспитывала детей и внуков, вела работу по патриотическому воспитанию молодежи, выезжала с делегациями за рубеж, именно там она и получила прозвище «Фрау Мересьев».

Дело было так: в составе делегации Мария Ивановна посещала Германию, и здесь после перерыва длиной более 20 лет Лагунова снова села за рычаги управления танком. Один из немецких журналистов усомнился в том, что «фрау» может быть механиком-водителем грозной боевой машины. А Мария Лагунова села на место механика-водителя, и изо всех сил упираясь в педаль фрикциона своими протезами, смогла повести танк. Именно тогда, сомневавшийся в ее способностях журналист, и закричал: «Браво, фрау Мересьев!»

Лагунова

В память о ней, женщине-фронтовичке, по сути преодолевшей саму смерть, именем Марии Лагуновой были названы улицы в деревни Княжичи и в городе Бровары, где еще была и установлена мемориальная доска с надписью на украинском языке. Но все это было в советский период… Теперь же память о героической женщине живет в родном Отечестве:

**** Мемориальная доска в городе Нижний Тагил установлена в мае 2010 года на фасаде детского досугового центра «Мир», в преддверии Дня Победы.

*** Мемориальная доска в городе Катайске установлена 6 мая 2013 года на одном из домов по улице, названной в ее честь.

 *** В 2015 году вышел документальный сериал «Прекрасный полк», третья серия которого «Маша» и посвящена подвигу и жизни Марии Лагуновой.

*** В музейно-мемориальном комплексе «История танка Т-34», в Московской области, часть экспозиции «Женщины и танки» посвящена ей — Марии Ивановне Лагуновой.

Завершу же зарисовку о Марии Ивановне Лагуновой снова словами Сергея Сергеевича Симонова:

«Она героиня войны, героический борец в послевоенной жизни, эта скромная и гордая женщина с рабочего Урала. Ее характер и воля были крепки, как уральская сталь, ее судьба ярка и необычайна, как уральские самоцветы, и вся ее биография — подвиг. Таким людям хорошо, по-человечески завидуют, ими восхищаются, на их примерах учат и воспитывают молодежь. И здесь не имеет значения тот факт, что на груди у М. И. Лагуновой только один орден Красной Звезды. Война оставила нам многих неизвестных героев, чьи награды — я уверен в этом — еще впереди. Да и не в наградах дело. Для героя лучшей наградой становится память народа, любовь и уважение людей».

Лагунова
Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59