Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Осторожно, сарказм! А если бы в 1942-м знаменитости осудили «геноцид фашистов» и улетели в Лондон?

Осторожно, сарказм! А если бы в 1942-м знаменитости осудили «геноцид фашистов» и улетели в Лондон?

Истории сего повествования, придуманные автором, были невозможны во время Великой Отечественной войны. Потому что люди, светившие огнем искусства, тоже несли Победу и были до конца со своим народом и Родиной. Левитан, Утесов, Шульженко, Орлова и многие другие были символами эпохи и истинными патриотами.

Перемешав реалии времени, но оставив конкретных людей с их поступками, читаем: а что, если бы…

Был поздний вечер 2 августа 1942 года…

В Кремле шло совещание Наркомата обороны. Кроме постоянных его членов присутствовал также генерал-полковник инженерно-авиационной службы Алексей Шахурин, только что вернувшийся из командировки в Куйбышев и Новосибирск, куда год назад были эвакуированы авиазаводы с европейской части СССР.

Время было суровое. В начале июля пришлось сдать фашистам Севастополь. В середине июля началась битва за Сталинград. 28 июля гитлеровцы оккупировали Азов и Батайск. В этот же день в Минске фашистами были расстреляны 10 тысяч евреев… В этот же день народным комиссаром обороны СССР был подписан знаменитый приказ №227 «Ни шагу назад!» Спустя всего несколько дней он превратится в отрезвляющую пощечину, которая выведет Красную армию из нокдауна лета 1942-го…

С экрана телевизора, прикрепленного к стене под самым потолком, Илья Эренбург читал свое знаменитое стихотворение «Убей немца», когда вдруг диктор Юрий Левитан выскочил перед поэтом с плакатом «Остановим войну!»

Сталин выронил изо рта трубку. Членов Наркомата обороны хватил столбняк. Шахурин даже забыл, сколько военных самолетов выпускали заводы СССР в день. То ли 80, то ли 180…

Пока очнулись, Юра был в Израиле. А потом в Австрии… После чего телерадиокомпания его уволила.

Не прошло и трех дней, как напомнил о себе Утесов. Который Леонид. Он осудил действия советских солдат в отношении фашистов, которые убивали советских людей. Записал свое осуждение на ютубе и уехал в Израиль. А оттуда в Берлин. И никто его не остановил, не арестовал, не посадил, в подвалы НКВД не отвел… Ни милиция, ни пограничники, ни таможенники, ни кровавая гэбня… Хотя тогда Министерства госбезопасности еще не было. Только НКВД. И всё же…

Дальше отметилась Клавдия Шульженко. Баба пришла на радио, где высказала свое категорическое неприятие советской военной спецоперации против фашистов, уничтожавших на Донбассе советских людей. Затем повторила свою позицию в соцсетях, и знаете… Тоже уехала. И тоже в Израиль. Откуда продолжила заявлять о своем неприятии войны СССР против гитлеровцев. До сих пор продолжает… Даже ее дом в подмосковной деревне Грязь никто не тронул. Не реквизировал.

От Клавки решила не отставать Орлова. Любка. Призвала красноармейцев и их военачальников прекратить защищать население Советского Союза от геноцида фашистов. И тоже уехала в Израиль. И ее тоже никто не остановил и не арестовал. Более того, квартира Орловой в высотке на Котельнической набережной продолжает оставаться за нею до сих пор…

А нарком внешней торговли Анаста́с Микоян ничего и никого не осуждал. Он просто приехал в аэропорт Шереметьево, купил билет, сел в Boeing-29 и улетел Израиль. И лишь только после того, как он приземлился в аэропорту Бен Гурион, НКВД решил проверить его деятельность на посту наркома. Тем более что аж с 1918 года всё население Советской России, а потом и Советского Союза постоянно обращало внимание органов и лично Сталина на то, что Микоян — вор.

С Микояном на пару улетел из СССР в Израиль (на том же «Боинге») и личный помощник Сталина Александр Поскребышев. Правда, в отличие от Микояна, Поскребышев в Тель-Авиве не задержался, едва приземлился — пересел на другой самолет и улетел в Лондон. К семье. Потому что прямиком из Москвы в столицу Великобритании самолеты не летали. Ведь война…

Юморист и продюсер Юрий Никулин, находясь в составе войск зенитной артиллерии под Ленинградом, тоже решил высказаться. И написал открытое письмо Сталину в газету «Правда»: «Я понимаю, что всё уже зашло очень далеко, но у вас же наверняка получится что-то изменить, если вы сочтете это необходимым. Не дайте упасть в пропасть. Ну не нравится фашистам русский язык. И не нравятся те, кто говорит на нем. Убивают они их. Давайте не будем уподобляться фашистам; не надо их убивать за то, что они говорят на немецком. Будем выше этого…»

Ему вторил писатель Константин Симонов. Он тоже написал открытое письмо Сталину. Только не в «Правду», а «Известия»: «Я всегда верил, что в конце концов победит разум, — и ошибся. Победило безумие. Гибнут немцы, льется немецкая кровь. От рук наших граждан. Мы действительно орки. С июня 1941 года, с момента гибели первого фашиста на нашей земле, для всех нас началась новая эпоха. Страшная. Сколько она продлится и в какие жертвы (немцев) обойдется?»

А Иннокентий Смоктуновский, еще до того, как принял участие в Курской битве, форсировании Днепра и освобождении Киева, перевел все свои деньги немецким женщинам, чьи мужья погибли на Восточном фронте от советских пуль, снарядов и бомб. «Вы там держитесь!» — написал он им…

Когда вал предательства от пятой колонны захлестнул всё медийное пространство СССР, Совнарком наконец решил что-то предпринять…

— Может, как предателя Троцкого? — предложил Берия. — Ледорубом по башке?

— Нет, как можно, — возразил Калинин. — Что тогда о нас в цивилизованной Европе подумают? Лучше запишем их в иноагенты…

Леонид Утесов

В годы войны Утесов много раз ездил на фронт и выступал перед бойцами. Неоднократно во время таких поездок он попадал в опасные ситуации, под бомбежки.

5-му гвардейскому истребительному авиаполку были подарены два самолета Ла-5Ф от оркестра Леонида Утесова, получившие название «Веселые ребята». Утесов первым из артистов эстрады был удостоен звания «Народный артист СССР» (1965).

На железнодорожном вокзале Одессы при отправлении фирменных поездов звучала его песня «У Черного моря».

Клавдия Шульженко

Когда началась Великая Отечественная война, Клавдия Шульженко уже была знаменитой певицей.

«Мы выступали на аэродромах, на железнодорожных платформах, в госпиталях, в цехах заводов, в сараях и палатках, на льду, на Дороге жизни. Концерты часто прерывались вражескими атаками. Наш автобус был изрешечен пулями и осколками. Двое музыкантов наших умерли от голода. Дело было в блокадном Ленинграде. Не пристало жаловаться тем, кто все-таки выжил», — позже рассказывала Клавдия Ивановна.

Юрий Левитан

Советский диктор номер один был знаменит своим редким по тембру и выразительности голосом, который не раз становился предметом зависти и преследований.

Особенно ненавидел Левитана Гитлер, считая его личным врагом, и лишь потом в его списке был Сталин. Фашистская Германия даже предлагала премию в 250 тысяч марок за голову диктора.

Юрий Левитан был первым из дикторов, которому присвоили звание народного артиста СССР.

Любовь Орлова

Она выступала на фронтах Великой Отечественной с первого и до последнего дня войны, пела для бойцов под Минском и Киевом, Орлом и Белгородом, Харьковом и Курском, а позже — за пределами Советского Союза, своим творчеством поддерживая наших воинов, освобождавших страны Европы.

Любимица миллионов, Орлова выступала на Всесоюзном радио, поддерживая женщин всего Союза: «Женщины! Гражданки великой страны! Матери, жены и сестры! Мы знаем, что победа будет нелегкой. Пусть сердце каждой станет неиссякаемым источником мужества. Пусть каждая из нас, провожая на битву любимого сына, мужа или брата, вселяет в него уверенность и спокойствие. Пусть будет им материнским благословением наша ненависть к врагу, наша воля — защищать родную землю до последней капли крови!»

Юрий Никулин

Один из самых светлых артистов нашей страны воевал почти семь лет, пройдя через две ужасные войны. За время службы Юрий Никулин был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией».

Из воспоминаний актера: «Смерть на войне, казалось бы, не должна потрясать. Но каждый раз это потрясало. Я видел поля, на которых лежали рядами убитые люди: как шли они в атаку, так и скосил их всех пулемет. Я видел тела, разорванные снарядами и бомбами, но самое обидное — нелепая смерть, когда убивает шальная пуля, случайно попавший осколок…»

Константин Симонов

Почти все его творчество было посвящено Великой Отечественной войне — главному событию, которое прошлось по жизни людей его поколения.

В августе 1941 года Константин Симонов, раздавленный ужасами первых месяцев войны, ненадолго попав в Москву, ночуя на даче у друга Льва Кассиля, пишет свое самое знаменитое стихотворение «Жди меня», посвященное его возлюбленной — актрисе Валентине Серовой. Четверостишия стали настоящей молитвой для тысяч и тысяч фронтовиков… Симонов завещал развеять свой прах над Буйничским полем под Могилевом, где 13 июля 1941 года он видел, как стоял насмерть 388-й стрелковый полк.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем