Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Что стоит за определением «беженец» и почему запад должен принять людей с границы

Что стоит за определением «беженец» и почему запад должен принять людей с границы

Если еще год назад слова «беженец» и «мигрант» белорусы слышали из сводки европейских новостей, то сегодня они совсем рядом, в нашей стране, в наших городах, на нашей границе.
Случаи, когда люди искали убежище в Республике Беларусь, были и ранее: мы все помним волну переезда украинцев после печального конфликта на Донбассе. Однако сейчас ситуация немного другая. Жители Ирака, Сирии не хотят получать статус беженца в Беларуси, а хотят его получить в Германии. Для многих жителей нашей страны все происходящее в новинку, поэтому мы попытаемся разобраться в корне проблемы людей, которые пытаются получить статус беженца в Европе. Для начала все-таки необходимо понимать: кто и кого считает беженцем с юридической точки зрения.
Существует ряд документов, определяющих статус беженца которые подписаны многими странами мира. Например, основополагающим документом по беженцам является Женевская Конвенция 1951 года «О статусе беженцев». Именно ее подписали 146 стран мира и в ней содержится основное определение, кто может считаться беженцем — это лицо, которое в силу вполне обоснованных опасений может стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений, находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного места жительства в результате подобных событий, не может или не желает вернуться в нее вследствие таких опасений.  
В Беларуси сейчас находятся граждане Сирии, Ирака и Афганистана. В настоящий момент в Сирии идет гражданская многоуровневая гражданская война, которая началась в результате печально известной «Арабской весны». В Ираке до сих пор наблюдаются отголоски гражданской войны, которая началась после  вмешательства войск США и Великобритании в Ирак без мандата Совета безопасности ООН с целью свержения Саддама Хусейна, а также для уничтожения оружия массового поражения, которое впоследствии так и не было обнаружено. Джордж Буш тогда заявлял: «Тиран пал, Ирак свободен!» 

Отголоски этой свободы уже в 2021-м долетели даже до Беларуси. События в Афганистане разворачиваются также по принципу Ирака: США сеяли свободу, вроде бы посеяли, ушли, однако люди остались в стране в неразрешенном конфликте, который опять породил невероятное количество беженцев.
Теперь становится понятно, почему западные политики все-таки должны принять этих людей. Ведь человек, который претендует на статус беженца, не обязательно каким-либо образом должен становиться конкретным объектом угроз, но и в случае, когда он подвергается преследованию в связи с вооруженным конфликтом.  Если подытожить, то можно сказать так: человек считается беженцем, если на его родине война. Именно поэтому люди, которые сейчас находятся на границе с Польшей в Беларуси, пытаются получить статус беженца: они хотят жить в безопасном месте, учить детей языкам и профессиям, а не держать оружие в руках. Убежать от войны или преследований, получить нормальное жилье, обучиться и найти стабильную работу. Это нормальные адекватные желания простых людей.
И стоит все же разграничивать беженца и мигранта. Ведь мигрант выбирает переезд в поисках лучшей жизни, например, посредством устройства на работу, прохождения обучения или для того, чтобы быть ближе к семье и т.д., за пределами страны своего происхождения, а беженец бежит от войны. Это как сравнивать украинца, который поехал работать в Германию за большей зарплатой и афганца, у которого все небо в военных самолетах и взрывы на улицах слышны чаще, чем сигналы автомобилей.

В соответствии с международным правом, на государстве лежит обязательство по предложению защиты беженцу, но по отношению к мигранту такого обязательства не существует. Это различие важно, потому что, когда мы называем беженца «мигрантом», мы неверно допускаем, что он просто ищет экономического преимущества, а не вынужден уезжать, чтобы бежать от конфликта или преследования.
Поэтому правительство Польши могло бы не перебрасывать к границе 12 000 военных, а всего лишь 50 сотрудников миграционной службы, которые приняли бы все необходимые документы и признали бы семьи, замерзающие на границе, беженцами. Тем более, если обратиться к языку цифр, то группа в Беларуси не такая уж и большая.

Как польские СМИ освещают ситуацию на белорусской границе

Давайте посмотрим на сухую статистику. В 2015 году тогда еще канцлер Германии Ангела Меркель сообщила, что ФРГ готова принять сирийских беженцев вне зависимости от того, через какую страну они въехали в Европейский союз. Получилось, что Германия стала первым государством Европы, которое нарушило Дублинскую конвенцию 1990 года, в которой было закреплено, что беженцы могли просить убежища только в той стране Евросоюза, границу которой пересекли первой.

После такой рекламы лишь за 2015 год, по данным министерства внутренних дел ФРГ, было зарегистрировано более миллиона беженцев. Почти 430 тысяч из них прибыли из Сирии, порядка 154 тысяч — из Афганистана и примерно 122 тысячи — из Ирака. Немецкие социологи заявили, это рекордный наплыв за всю историю Германии, за исключением многомиллионной волны немцев-беженцев из Восточной Европы после Второй мировой войны.
На нашей границе с Польшей находится всего лишь две тысячи человек! Это 0,2% от всех мигрантов Германии! Неужели стоит жизни этих мальчишек и девчонок на границе Польши принципиальный политический торг? Неужели принципиально необходимо убить эту каплю людей в океане вынужденных беженцев? Однако, мы уже выше разбирали корень сложившейся проблемы и конечно, жителям регионов, страдающих от революций и военных конфликтов, необходимо помогать — но помогать пострадавшим нужно в их же странах. 
Также на МЛЫН.BY
В стихийный лагерь беженцев прибыли представители ООН, МОМ и Красного креста
Пока следим за ситуацией на белорусско-польской границе, рассказываем, кто такие курды
Cтрадания и страх – МЛЫН.BY побывал в лагере для беженцев на белорусско-польской границе