Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Экс-оппозиционер Артем Дубский заснял бчб-змагаров в толпе польских националистов на марше в Варшаве

Экс-оппозиционер Артем Дубский заснял бчб-змагаров в толпе польских националистов на марше в Варшаве

По одну сторону — обезумевшие польские нацики, по другую — бежавшие из Беларуси змагары с бчб-флагами, по третью — представители ЛГБТ-культуры. Именно таким белорусский экс-оппозиционер Артем Дубский запомнит варшавский марш ко Дню независимости Польши. Чтобы отснять эксклюзив с места событий для «Минской правды» мужчина намеренно идет на риск. Однако незамеченным Дубскому уйти не удается. Нож в спину он получает от своих же — представители бчб-сообщества стали угрожать мужчине расправой, ведь он когда-то позволил себе нелестно высказаться об украинцах. Последствия своих действий Артем расхлебывает до сих пор.

— Артем, можем ли мы говорить о том, что марш в Варшаве ко Дню независимости Польши был самым настоящим маршем польских нациков? Польские власти вообще не против такого рода их «самовыражения»?

— За одиннадцать лет, что живу в Польше я уже несколько раз был на подобных мероприятиях. Все они проходили централизованно в Варшаве. Этот же год — особенный. А все потому, что сейчас все изумительно переругались. Поясню: дошло до того, что самый крупный из организаторов, оппозиционер и националист, взял у действующей партии сумму около миллиона на проведение этого марша. Взял он этот денежный эквивалент втихаря. И когда это все всплыло, все движение раздробилось на Краков, Вроцлав и Варшаву. В Кракове это был Курган Костюшки. Во Вроцлаве все это было еще более радикально и там случилась еще более интересная ситуация, ведь там марш проходил под лозунгом: «Поляк — хозяин на своей земле». Очень радикально. Учитывая, что во Вроцлаве только каждый десятый украинец имеет идентификационный номер и польскую прописку. Так к чему я упомянул, что они раздробились? Из-за того, что акция в центре Варшавы была гораздо меньше, чем раньше, ведь люди по разным городам распластались, она была такая, кто в лес, кто — по дрова.

— И чем же марш националистов в Варшаве этого года так отличился?

— В этом году здесь собрались люди, которые поддерживают Украину, с флагами Украины. И самое интересное, что человек, несущий украинский флаг, получил по лицу при переходе реки Вислы. У него забрали украинский флаг и растоптали его. Были на марше националистов и те, кто поддерживают ЛГБТ-сообщество. Были и люди, которые в Беларуси называются змагарами, это те самые нацики, которым на фронт боязно, ведь понимают, что для украинцев они просто пушечное мясо, а в Варшаве можно смело покричать в балаклавах «Героям слава!».

— А как же польские власти на весь этот маскарад реагировали?

— Они все это разрешают только потому что хотят всячески насолить России и всему русскому. До этого белорусы вообще не принимали участия в подобном марше. Я больше скажу, я бы не удивился, если бы вчера на Дне независимости Польши были флаги украинской повстанческой армии. Но, к счастью, их не было. Я думаю, что единственной причиной, почему их там не было, это возможность избежать неких драк, столкновений. Потому что все-таки среди этих радикальных были еще и те, кто действительно ненавидят Бандеру, те, кому не проплатили, скажем так.

— Вы рассказывали, что на Дне независимости Польши были и антибандеровцы. Как в Польше в целом относятся к таким?

— Плохо относятся. Суть в том, что им нужны явные националисты, но, если их не будет, не будет работы спецслужб, не будет и полиции. Поэтому такие «оторвыши» должны быть, то есть на них всегда должна вестись «охота». И более того, когда я разговаривал с неглупыми людьми, то они мне вопрос задали: а ты не думаешь, что эти организации вполне себе могут быть заинспирированы спецслужбами. То бишь эти организации смотрят, кто в нее вступит для того, чтобы контролировать и сажать, опять же, подконтрольных людей, которые у них на виду от «А» до «Я», от самого начала вступления в организацию. Такая простая и проверенная методика.

— Как вели себя белорусские змагары на польском марше, и почему у них к вам особый интерес?

— Мое лицо в польских медиа практически не мелькает. Во всех своих роликах я выступаю анонимно, как закадровый голос. И вот это все по одной простой причине: по улицам хожу и не хочу получить кирпичом по голове непонятно от кого. А на Дне независимости Польши ситуация была такой: наши змагары, которые кричали, что убьют меня, читают как раз-таки белорусские оппозиционные инфопомойки наподобие «На**й н*вы» и «Бе***та». А там, как раз мое лицо и публиковалось. Да и даже по имени и фамилии все способны вписать кириллицей и загуглить. Что касается поляков, то на практике они никогда этого не делают, так как на пальцах одной руки могу пересчитать те случаи, когда поляки сами пошли и нагуглили мои какие-то интервью, по которым меня можно опознать. Что касается марша на Дне независимости Польши, то для меня вообще не было проблемой надеть маску, но я принципиально этого не делал. Тем не менее меня узнали. Я специально не ходил, не представлялся, был одет как все, но с польским флагом на груди приколотым. То есть ничем не выделялся из толпы и даже открывал рот, когда все скандировали. Я вел себя специально как все, ведь моя задача была — прийти, посмотреть, поснимать, впечатление какое-то свое сформировать, особенно про белорусских змагаров, которые почему-то не на фронте, а ведь всем сердцем «любят» Украину.

— За что белорусские змагары наточили на вас зуб?

— Интересно здесь то, что как только я стал нелестно и открыто говорить об украинцах, змагары очень сильно разозлились и начали везде разгонять по всем пабликам информацию, какой же я плохой.

Особого интереса это не вызвало по той причине, что я уже лет одиннадцать не двигался в оппозиционных кругах и про меня просто все подзабыли. И получается, их разгон никому не интересен, а мстить как-то нужно и они начали «копать». Накопать про меня им особо ничего не удается, и это змагаров очень бесит и раззадоривает.

— И все-таки, видя и сталкиваясь в Польше с украинскими беженцами и белорусскими змагарами, кто более морально безнадежный?

— Скажу так, украинские беженцы бывают разные. Те, кто с востока, плюс-минус — достаточно адекватные, но в большинстве своем они едут в Россию или Беларусь. И те, кто едут сюда с востока — они все-таки едут сюда в первый или максимально второй раз и еще не имеют четкого представления, что здесь будет и, наверное, поэтому еще не оскотинились. Их сравнивать с белорусскими змагарами я не буду. Давайте лучше я сравню западных украинцев с белорусскими змагарами, так как это уместнее. Кстати, 80 процентов приезжающих сюда беженцев — как раз с Западной Украины. Они едут оттуда, где ничего особо не происходит касаемо спецоперации. И если всех сравнивать, то это тоже самое, что сравнить заевшегося швейцарца с еще более заевшимся бельгийцем. И кто из них более заевшийся? Все как минимум равнозначно, ведь одновременно они ничего кроме неприязни не вызывают. Проблема в том, что белорусские змагары в целом здесь представляют белорусов. И когда поляки смотрят на этих белорусских «оторвышей», они понимают, что от местных националистов они мало чем отличаются. И таким образом они делают антирекламу Беларуси. Вот это страшно.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59