Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Ночной кошмар для США и иже с ними: о новой редакции Стратегии национальной безопасности России

Ночной кошмар для США и иже с ними: о новой редакции Стратегии национальной безопасности России

Владимир Путин указом от 3 июля утвердил Стратегию национальной безопасности России. Это базовый документ стратегического планирования, определяющий интересы и стратегические приоритеты страны. Предыдущая редакция документа была утверждена Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года.

 

 

 

В документе перечислены 9 стратегических национальных приоритетов. Это сбережение народа, оборона, государственная и общественная безопасность, информационная и экономическая безопасность, научно-технологическое развитие, экологическая безопасность, защита традиционных ценностей, стратегическая стабильность. Кроме того, подчеркивается стремление России к повышению предсказуемости, доверия и безопасности в международной сфере. Вместе с тем в Стратегии отмечается правомерность принятия симметричных и асимметричных мер для пресечения и предотвращения недружественных действий, представляющих угрозу суверенитету и территориальной целостности государства.
Даже беглый анализ новой редакции Стратегии показывает, что основные вызовы и угрозы, сформулированные в документе, соответствуют вызовам и угрозам для Республики Беларусь.
Так, документ также включает стратегический национальный приоритет — информационную безопасность, нацеленную на достижение устойчивости всей электронной системы управления данными и предотвращение использования информационных и социальных сетей в деструктивных целях. Его реализация должна обеспечить суверенитет России в информационном пространстве, в которое все глубже уходят такие сферы деятельности, как коммуникации, управление стратегическими отраслями и финансовым сектором.

 

 

 

Для обеих стран сохраняется угроза терактов из-за действий НАТО, ЕС и Украины, обусловленных возможным осложнением межнациональной, межконфессиональной обстановки и вероятностью совершения терактов. Шаги стран коллективного Запада направлены на дискредитацию внутренней и внешней политики и России, и Беларуси, нанесение ущерба их авторитету и международному имиджу, а также на распространение экстремистской и националистической идеологии.
Соответственно, в Стратегии национальной безопасности России речь идет о характере деструктивных сил за рубежом и, в том числе, внутри страны, что также угрожает и Беларуси: «Деструктивные силы за рубежом и внутри страны предпринимают попытки использования объективных социально-экономических трудностей в Российской Федерации в целях стимулирования негативных социальных процессов, обострения межнациональных и межконфессиональных конфликтов». При этом отмечается, что активность иностранной разведки и спецслужб не ослабевает: «… для распространения недостоверной информации, организации незаконных публичных акций широко используются возможности глобальных интернет-компаний», инспирируется участие подростков в незаконных митингах.

 

 

 

В утвержденной Стратегии национальной безопасности России есть понимание того, что главным инструментом давления и угроз теперь является не военная сила, а «мягкая», которая приобретает угрожающий характер. Действия «мягкой» силы направлены на борьбу в сфере моральных ценностей. Это четко обозначено в документе. Проиграв в системе ценностей, мы проигрываем также свои страны.
Помимо ставки на укрепление обороны и мощи государства, в том числе на поддержание достаточного потенциала ядерного сдерживания и готовности вооруженных сил к боевому применению, сохранение лидерства в разработке и производстве перспективного вооружения, в Стратегии сделан акцент на «укрепление социальной стабильности, на повышение эффективности социальной и экономической политики». Военная мощь не появится сама по себе, если в стране не будет развитых социальных и экономических институтов.
В новой редакции Стратегии содержатся отсылки к экстерриториальному характеру защиты народов Российской Федерации, в том числе разделенного русского народа. Вместе с тем это не экспансионистская модель, а скорее план мобилизации, нацеленный на сохранение у России здесь и сейчас самого важного, что позволит ей создать свое суверенное будущее.

 

 

 

В Стратегии нацбезопасности Российской Федерации впервые объявлено о важности создания глобальной идеологической картины, одинаково эффективно отвечающей на вызовы внешние и внутренние. Становится ясно, что Россия более не намерена мириться с откровенно русофобской политикой в отношении русскоязычного населения, русского языка и православной церкви, реализуемой рядом бывших республик Советского Союза. Москва отныне готова отвечать на недружественные действия, и это задает кардинально новые перспективы изменяющегося мира. Путинское «но мы никогда не согласимся…» и последующее закрепление этого тезиса в новой редакции Стратегии означают, что впервые с советских времен Россия озвучила собственную идеологию развития.

 

 

 

Руководство России, как и Беларуси, считает, что будущее страны зависит в первую очередь от развития экономики, от многочисленного, квалифицированного и культурно однородного населения, создающего высокую добавленную стоимость, а также от расширения внутреннего рынка, создающего необходимую технологическую и экономическую автаркию. Все это формирует курс на сохранение и развитие народов России и Беларуси как главной ценности государства.
При этом кроме экономических и социальных шагов сбережению народа должен способствовать и комплекс мер силового характера — сохранение ядерной триады и развитие традиционных видов вооружений. В Кремле очень серьезно рассматривают угрозы, исходящие с западного оперативного направления, что побуждает Москву заниматься интенсивным военно-техническим строительством, созданием новых видов вооружений и развертыванием на западных рубежах новых соединений ВС РФ, в том числе и совместной с Республикой Беларусь Региональной группировки войск (сил). В качестве иллюстрации последнего можно вспомнить недавнее заявление министра обороны Сергея Шойгу о том, что Россия создаст в Западном военном округе около 20 новых соединений и частей для адекватного противостояния НАТО.
Можно сказать, что новая Стратегия — это яркая иллюстрация мобилизационной трансформации России, с защитой интересов страны вплоть до силовых методов принуждения. В целом страна переходит к активному сосредоточению по периметру границ и в рамках зон своих стратегических интересов, куда входят энергетические и прочие запасы и глобальные транзитные пути.

 

 

 

Новая редакция Стратегии вобрала в себя ответы на самые актуальные вызовы, стоящие перед страной. Несмотря на глубоко внутреннее содержание документа, в нем подчеркивается необходимость экстерриториального характера защиты русского народа, что дает новое видение ситуации как в Донбассе, так и в других замороженных локальных конфликтах. Любая опасность русскому народу в любой из плоскостей: идеологической, военно-политической, гражданской или гуманитарной — впредь будет рассматриваться как вызов суверенитету самой Российской Федерации. Вместе с тем это не экспансионистская модель. Это стратегия мобилизации, нацеленная на сохранение здесь и сейчас самого важного, что позволит России создать свое суверенное будущее.
Как и в Беларуси, акцент в документе делается и на борьбе с фальсификацией истории, а также с попытками внедрения чужих идеалов в образование, культуру и религию, в том числе путем «вестернизации» и информационно-психологических диверсий. Нынешняя Стратегия призвана обеспечить защиту духовно-нравственных ценностей и культуры, которая  заключается, помимо прочего, в подавлении русофобских настроений.
Недружественные страны (зачастую по белорусскому сценарию) пытаются «использовать имеющиеся в РФ социально-экономические проблемы для разрушения ее внутреннего единства, инспирирования и радикализации протестного движения, поддержки маргинальных групп и раскола российского общества. Все более активно применяются непрямые методы, направленные на провоцирование долговременной нестабильности внутри России», — сказано в документе.

 

 

 

Новая Стратегия национальной безопасности направлена в первую очередь на защиту России от влияния США и других западных стран и знаменует дальнейший отход России от ценностей западных демократий. Поворот страны в сторону Китая и Индии, обозначенный в Стратегии, связан с приближением НАТО к российским (соответственно и белорусским) границам.
«Абсолютизируется свобода личности, осуществляется активная пропаганда вседозволенности, безнравственности и эгоизма, насаждается культ насилия, потребления и наслаждения, легализируется употребление наркотиков, и формируются сообщества, отрицающие естественное продолжение жизни», — подчеркивается в Стратегии. В документе отмечается, что давление Запада на Россию растет, а вместе с ним и опасность раскола российского общества.

 

 

 

В целом Стратегия нацбезопасности — 2021 имеет ярко выраженный внутренний и, что немаловажно, мобилизационный вектор. Впервые за долгие годы констатируется необходимость рассчитывать прежде всего на собственные ресурсы, а не на международное сотрудничество, которое в стремительно меняющемся мире может и не сработать.
Исторический выбор белорусского народа в пользу построения Союзного государства и географическая близость к Западной Европе и Москве делают Беларусь ключевым элементом в обеспечении целого ряда аспектов безопасности. С точки зрения безопасности России наша страна представляет интерес как стратегический плацдарм обеспечения безопасности московского направления.

 

 

 

Исходя из сказанного, наверное, пришло время совместно провести сравнительно-правовой анализ положений действующих концепций национальной безопасности государств — участников Договора о создании Союзного государства и на этой основе разработать проект Концепции безопасности Союзного государства для последующего рассмотрения и утверждения Высшим Государственным Советом Союзного государства.
 
 
Александр Тиханский
Автор фото: Фото из открытых интернет-источников, носят иллюстративный характер