Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Разбираемся, можно ли доверять мировому индексу счастья

Разбираемся, можно ли доверять мировому индексу счастья

Счастлив ли ты? Ответить на этот вопрос иногда бывает затруднительно даже для одного человека. А что, если речь идет о целой нации? Как понять, счастлив ли целый народ? Владимир Орехов и Дмитрий Анацко смотрят на современную Беларусь и обсуждают, какая порция счастья лежит ныне на просторах Синеокой.
Анацко: Прежде чем говорить о таком абстрактном и не совсем четком понятии, как счастье, глянул информацию по всевозможным рейтингам и индексам, которая имеется в Сети. Оказывается, существует подразделение ООН по поиску решений стабильного развития, которое с 2012 года ежегодно публикует Всемирный доклад о счастье (World Happiness Report). Беларусь в 2019 году занимала 81-е место в мире, в 2020 и 2021-м находилась на 75-й позиции. Всего же в этом списке около полутора сотен стран. 
При составлении рейтинга World Happiness Report учитываются уровень ВВП на душу населения, продолжительность жизни, уровень коррупции, наличие гражданских свобод и другие показатели. Ровно посерединке — вот такая наша позиция в мире. Получается, и ни плохо, и ни хорошо. Ты с этим согласен?

Орехов: Все мировые рейтинги, Дима, я читаю исключительно с целью потренировать интеллект и посмеяться. Потому что понять, чем руководствуются составители рейтингов, — непонятно даже им самим. Включая «рейтинг индекса счастья». При его составлении авторы, к примеру, учитывают уровень ВВП на душу населения. Но оказывается, Мексика, которая в два раза «счастливее» нас, по ВВП на душу — ниже Беларуси.
Еще при составлении рейтинга учитывается фактор коррупции. Но Мексикой — общеизвестный факт — правят наркокартели, которые по понятиям милуют и казнят любого. Видимо, для «чувства безопасности» это именно то, что надо. Коррупция и мафия неизменно упоминаются в любом более-менее серьезном международном докладе о Мексике. Видимо, среди наркокартелей ООН и проводила свое анкетирование «про счастье». Счастливее белорусов даже никарагуанцы, о которых во всех странах говорят «не дай бог родиться в Никарагуа». Кстати, по ВВП на душу населения эта страна находится вообще ниже почти всех. Где-то 140-я. То есть верить составителям «счастливого рейтинга» могут только сумасшедшие. И это лишь очередной штрих, говорящий о «доверии» к этому рейтингу.
Анацко: Может, климат и наличие моря делают мексиканцев и никарагуанцев счастливыми, невзирая на бедность, коррупцию и наркокартели? Это шутка, если что. Вот верхний топ рейтинга не дает повода усомниться в объективности, там сплошь и рядом сильные экономики. Не зря говорят: «Сытый голодному не товарищ».
Но я бы не стал делать акцент на уровне зарплат, пенсий и пособий. Все-таки счастье многолико, в рамках целого народа оно включает в себя и чувство гордости за свою страну, когда ты почитаешь за благо принадлежать к определенной нации, помнишь собственные корни и историю, и не стесняешься говорить об этом на чужбине. Белорусам так уж точно не должно быть стыдно, ведь всей своей историей мы не раз доказывали, что стремимся быть самодостаточными и успешными, настоящими хозяевами своей земли. Находясь в центре Европы, еще с эпохи средневековья мы были открыты для торговых связей, взять тот же путь «из варяг в греки». А еще умели хорошо давать сдачи недругам и диктовать свои условия соседям, одно время владея территорией от Балтийского моря до Черного.
Другой вопрос: а что теперь? Много ли поводов для счастья у современных белорусов? На мой взгляд, полученный путем смешивания общественно-политической ситуации и пандемии «коктейль» оказался  горьким для многих наших соотечественников. И ведь мы еще не выпили его до дна.
Орехов: Согласен по поводу климата и наличия моря, повлиявших на счастье мексиканцев и никарагуанцев. А в отношении топа «рейтинга счастливых стран» — сомнения меня гложут. В первой десятке — Финляндия, Дания, Исландия… Самые пьющие страны мира. Там младенцам ставят через раз диагноз «наследственный алкоголизм». Почитай свежие коменты из этих стран на тему футбольного первенства. Первое впечатление — алкоголизированный бред. Тем не менее — счастливы. Безмерно.
Это только в России «горькую» пьют, потому что на душе — горько. А в Финляндии — чтобы стать счастливым. Популярный у финнов с норвежцами и датчанами алкогольный туризм в Питер (сообразили на троих) уже стал мемом. Нидерланды и Люксембург — из той же обоймы. Только алкоголь там заменили на наркотики и проституцию. Если бы в Беларуси была разрешена марихуана и легализована проституция (со своими кварталами «красных фонарей» и отраслевыми профсоюзами), уверен: мы были бы в топ-5 самых счастливых стран. Или даже в топ-3.

Анацко: Здорово представлять жителей Скандинавии алкоголиками, а граждан Бенилюкса — любителями наркотиков и проституции. Если ты так считаешь, то я совершенно не согласен. Да, в каждой из топовых стран этого «рейтинга счастья» можно найти недостатки, поскольку рая на Земле не существует. Но отрицать путь, который прошли эти страны в своем общественно-политическом и экономическом развитии, — как минимум, поверхностно.
Что толку-то высмеивать лидеров-счастливчиков, надо объективно смотреть на собственное отражение в зеркале. А в нем — красивая природа с разнообразным животным и растительным миром и ландшафтом, города с яркой и неповторимой архитектурой прошлых столетий и современности, трудолюбивый народ, который отличался таким качеством на протяжении всей своей истории. А над всем этим ныне — отсутствие единства и спокойствия. Потому и назвать нынешнюю Беларусь счастливой я не могу.
Орехов: Четыре раза прочитал твою последнюю тираду, пытаясь понять, что она мне напоминает. Наконец понял. Пьесу Горького «На дне», где все печально и грустно. В пьесе безобразно тоскливую атмосферу старательно поддерживали хозяева ночлежки — Костылевы. В нашем диалоге — ты. В мировых «рейтингах счастья» Беларусь с первого рейтинга (2012 год) болтается где-то в середине списка. И до августа прошлого года, и после него. А ты говоришь о каком-то абстрактном единстве, которое, оказывается, влияет на счастье страны в лице каждого ее гражданина. Словно, открывая забитый продуктами холодильник, ты думаешь не о том, чтобы получить заряд счастья чревоугодничеством, а о единстве нации, без чего пармезан тебе в горло не лезет. Или, наблюдая за успехами ребенка в спорте либо музыке, ты также не испытываешь никакого счастья (включая гордость за страну, где сохранились секции, спортивные и музыкальные школы, где каждый может получить — по способностям).
В своем счастье каждый человек — эгоист до мозга костей. Счастливых мгновений у каждого — от нескольких в течение часа до нескольких в течение года. Проснулся утром — уже счастье. Живой еще! Догнал на остановке автобус-троллейбус — вновь счастлив. Потому что, хоть и дух в салоне транспорта никак не переведешь, и дышишь со свистом-хрипом — ноги еще двигаются… Любить и быть любимым — еще один повод для счастья. И что удивительно: проснувшись, догнав, любив и т. д., мы думаем о себе, о том, что можем. И если каждый в этой стране будет мочь — это и будет единство. Состоящее из счастья индивидуумов…
Анацко: Ты подводишь к мысли, что надо учиться ценить малое, а не искать счастья в глобальных вещах. В чем-то ты прав, ведь каждый человек живет для себя, людская жизнь неповторима и так далее. Но ведь не стоит отрицать, что для определенной категории людей важно еще и настроение в обществе, новости с экранов гаджетов и телевизоров. И на сегодняшний день нельзя утверждать, что у нас сплоченная белорусская почти 10-миллионная семья. А так хочется верить, что счастье для нашего народа возможно.