Меню
Мядельский райисполком

«Большинство переехавших вернутся». Белорусский айтишник о судьбе уехавших коллег

Фото: автора и из личного архива героя

Инженер-программист, светотехник Александр Самусенко уверен, что для представителей IT-сферы в Беларуси созданы идеальные условия. Именно поэтому, в отличие от некоторых товарищей, устремившихся за рубеж, он сознательно решил остаться в родной стране.

Молодой человек, который называет себя патриотом, развивает собственный бизнес, запускает перспективные стартапы, участвует в автопробегах «За единую Беларусь». Какие преимущества, по его мнению, имеют айтишники в Беларуси и почему те, кто уехал, возможно, уже скоро вернутся назад, — читайте в материале корреспондента «Минской правды».

— Александр, как вы начинали свой путь в IT?

— Я с детства увлекался электроникой. Закончил Белорусский национальный технический университет. Долгое время работал в реальном секторе экономики — программистом промышленных линий в компании. Далее занимался разработками систем управления в строительной сфере. Позже открыл свою компанию, наша ниша — освещение и системы интеллектуального управления. Мой самый известный проект — торгово-развлекательный центр Galleria Minsk. Я разработал для ТРЦ умную систему управления светом.

Поработав в разных сегментах по освещению, я выбрал для себя нишу индивидуального освещения. Занимался масштабными проектами, которые требуют индивидуальной разработки. Кроме этого, я долгое время был дистрибьютором немецкой и финской компаний — производителей электроники систем управления освещением: разрабатывал проекты и запускал программы. Я горжусь системой управления освещением ТЭЦ-4 и ТЭЦ-5. Мои разработки позволили существенно сэкономить электроэнергию.

Патриотизм, на мой взгляд, — это то, что я сделал в родной стране, чем я здесь горжусь.

Проблема была лишь в том, что рынок систем управления освещением в нашей стране крохотный. Фактически он ограничивается кольцевой города Минска. Поэтому конкуренция очень большая. И я решил выйти на мировой рынок. За семь лет я увидел проблемы в сфере освещения и придумал, как их решить. Я увидел, что во многих офисах нет солнечного света. А ведь именно солнечный свет влияет на весь организм в целом. Мозгу в течение суток нужно увидеть теплый цвет (восход и закат солнца), а также холодный свет (свет полуденного небосвода). Это напрямую влияет на наши биоритмы, выработку гормонов, а значит, и на фазы сна, на наше психическое состояние. В итоге я придумал светильник, который заботится о здоровье. Он полностью повторяет солнечный цикл — дневной ритм как он есть. Проект уже находится на финальной стадии, мы настраиваем продажи по всему миру.

Второй мой проект более «айтишный». Это система управления освещением на основе искусственного интеллекта. Нейросеть подстраивает освещение под конкретных людей, их привычки и предпочтения. Есть гипотеза: чем комфортнее человек себя чувствует, например, в торговом центре, тем больше он готов там потратить. Всех тонкостей проекта пока раскрыть не могу. Но уже сейчас мы ищем под этот проект инвестиции.

— В нашей стране поддерживают перспективные IT-инициативы?

— Могу проанализировать ситуацию на своем примере. Моему проекту — светильнику биодинамического освещения — примерно три года. Я не знал, что с ним делать. Готовый проект просто лежал, что называется, в пыльном ящике. Тем более что из-за коронавируса времена наступили сложные, многие работали не в офисах, а из дома. И тут мне в приложение одного из банков пришло push-уведомление: всех желающих приглашали на бесплатный стартап-марафон. Я согласился. Девять месяцев длилось обучение и акселератор. Я оформил свой светильник в формате стартапа и пошел учиться. Организаторы даже устроили нам питчинг (устная или визуальная презентация проекта для поиска инвесторов, готовых его финансировать. — Авт.) с дубайскими инвесторами. Это был очень интересный опыт. Так я открыл для себя новый мир стартапов и инвестиций в сфере IT.

В том же банке есть сеть бесплатных коворкингов. 47 коворкингов по всей стране! Там я попал в Парк высоких технологий на лекцию. И оказалось, что для молодых предпринимателей и их стартапов там оказывают беспрецедентную поддержку! В ПВТ есть бизнес-инкубатор, куда можно войти, обозначив свои планы. Очень важно, что в инкубаторе дают много обратной связи. Там же можно проводить семинары, знакомиться с людьми.

Также для меня стало удивлением, что согласно Указу №255 («О некоторых мерах государственной поддержки малого предпринимательства») во всех населенных пунктах активные и заинтересованные люди могут получить финансовую помощь на уровне исполкомов. Но и это еще не все. На лекции, организованной Белорусской универсальной товарной биржей, я узнал, что на уровне постановления правительства большим компаниям, государственным заводам дали полный пакет полномочий для привлечения к своим производственным цепочкам частных компаний, физлиц. И это отлично работает: одни получают необходимую услугу, другие — постоянного заказчика.

— Один из примеров успешной работы в сфере инноваций — Китайско-Белорусский индустриальный парк «Великий камень».

— Да, он дает большие преференции. Плюс налоговые льготы, снижение издержек и затрат на производство. На территории «Великого камня» работает центр комплексного обслуживания субъектов по принципу «Одна станция». Запросы компаний индустриального парка получают оперативное и качественное рассмотрение. Это что-то вроде всем известного «Одного окна». Ты приходишь, говоришь, что тебе, например, нужно зарегистрировать компанию, поставить на учет машину, оформить временный въезд иностранному работнику, и все это оформляют за тебя.

За границей нет таких преимуществ для IT, как в Беларуси

— И все-таки, несмотря на имеющиеся в нашей стране возможности, сменить место жительства никогда не планировали?

— В 2010 году я планировал уехать. Тогда у меня была возможность устроиться на работу в Чехии. В последний момент я передумал. Я проанализировал ситуацию, почитал отзывы переехавших и понял, что там я буду эмигрантом, человеком второго сорта. И так в любой чужой стране. В Германии тоже очень не любят приезжих из России и Беларуси. Отношение к ним пренебрежительное. Кроме того, у меня в тот момент уже был опыт работы с иностранцами (с немцами), и мне не очень нравился их уклад жизни, отношение к людям.

Айтишники шумели, что им здесь плохо, скорее для западных заказчиков.

Сейчас у меня нет желания уехать. Я хорошо понимаю, что происходит в нашей стране и за границей. Это совершенно разные жизни. Истории о том, что в Европе можно много заработать и вернуться, еще много лет назад были не совсем правдой. Люди, которые за границей зарабатывали много, просто там мало тратили или экономили на медицинской страховке, жилье. Знакомая моей жены восемь лет назад уехала в Польшу. Она рассказала, что первые полгода все было нормально. Следующие два года уже тяжело. Нужно было адаптироваться, выучить язык, заново отстроить свою жизнь. И это несмотря на то что муж-поляк ей помогал. Потом они с супругом развелись, и ей стало еще тяжелее.

— Насколько я знаю, в Польше были попытки создать нечто вроде нашего ПВТ, но получилось не очень?

— Они пытаются сделать так же круто, как в Беларуси, но пока у них не получается. То есть называется почти так же, реклама почти такая же, но по факту нет таких преимуществ, налоговых льгот и т. д., как у нас. Я думаю, что в Беларуси для IT-отрасли условия созданы идеальные — найти что-то лучше очень сложно.

— Почему тогда некоторые айтишники говорят о переезде?

— Айтишники в общей своей массе ребята очень вдумчивые, местами зацикленные, но очень сильно подверженные влиянию. Кроме того, сама среда, в которой они существуют, очень управляемая.

На мой взгляд, представители IT-сферы уезжают не потому, что здесь плохо, а потому, что все их заказчики находятся за границей. В основном в Европе и США. Потому что белорусские айтишники самые дешевые. А раньше самыми дешевыми были индусы. Иностранцы покупали у белорусов программы, а белорусы в свою очередь заказывали эту работу у индусов. Наши брали индийский код, немного его правили, а затем отправляли заказчику.

Очевидно, что тот, кто платит деньги, диктует условия. Из-за границы командуют: мы не хотим переводить деньги на белорусские счета. Или вы делаете так, как мы говорим, или мы заменим вас другими. А конкуренция в IT сегодня достаточно большая. Сейчас даже крупные корпорации увольняют людей десятками тысяч в день. Из-за этого компании забрали свои активы и переехали. Многие сделали это ярко и пафосно. Но, на мой взгляд, все эти разговоры о том, что айтишникам тут было плохо, — лишь ширма. Этот шум был скорее для западных заказчиков. На самом деле причина в том, что заказчики с той стороны оказывали финансовое давление.

Мой знакомый айтишник рассказал историю. Компания, с которой он работает, после начала специальной военной операции решила переехать за границу. И руководство поставило своих ребят в неловкую ситуацию. Они открыли дочернюю фирму в Польше и сказали: вы туда переезжаете, но все налоги, которые надо платить (а там они значительно выше), лягут только на ваши плечи. Размер налога там составляет 24% от зарплаты. То есть в Беларуси ты заработаешь две тысячи долларов, в Польше — полторы тысячи. При том, что жизнь в Польше дороже. Дороже аренда, питание, проезд. Так что полторы тысячи долларов там и здесь — это совершенно разные деньги. И вот мой знакомый осмотрелся и вернулся из Польши обратно в Беларусь. Ему удалось договориться с компанией, чтобы работать отсюда. Весь вопрос был в жадности компании, которая заработала в Беларуси максимум, а на людей руководству стало наплевать.

Еще один важный момент. Удивительно, что за время пандемии и санкций количество компаний в ПВТ сильно увеличилось. Так совпало, что в момент отъезда части программистов условия для работы стали еще лучше. Особенно для компаний, которые предлагают инновации и создают собственный продукт.

Условия стали лучше

— Наша IT-сфера сильно пострадала из-за оттока кадров?

Тот же ПВТ давал айтишникам большие льготы, но айтишники, находясь здесь и получая большие зарплаты, тут же их и тратили: покупали квартиры, строили дома. То есть доход государство получало за счет косвенных налогов. А экономика может на этом двигаться очень здорово. Это настолько надежная система, что западные компании ничего не смогли придумать лучше, чем перестать перечислять деньги. Так что если смотреть оборот денег через «айтишку» — да, безусловно, сфера пострадала. Но это не вина Беларуси. Это вина тех людей, которые не хотят переводить сюда деньги. Только это явление временное, отрасль перестроится и все станет на свои места.

Однако, с точки зрения количества компаний, идей, которые тут появляются, развиваются, уровня сотрудников, а также условий работы, «айтишка» стала лучше. Это произошло потому, что IT-компании, переезжая, увезли с собой не только узких специалистов, но и большое количество бездельников, которых в крупных компаниях было около 30%. А IT-школа в Беларуси осталась. Приходят новые ребята, учатся более нужным вещам. Так что я бы не сказал, что IT-сфера в нашей стране много потеряла, скорее наоборот — оздоровилась.

— Вы считаете, что переехавшие айтишники будут возвращаться?

— Будут. Пройдет максимум три года, весь мир будет опять между собой дружить. Напряжение, на мой взгляд, никому не нужно.

У серьезных айтишников, которые уехали, многое здесь осталось: дом, квартира, родственники, в конце концов. И, пожив за границей, они поймут, что там они никому не нужны, начинать все надо заново. Конечно, кто-то останется за рубежом, а кто-то поймет, что там ему скучно. Переезд в чужую страну, в чужую культуру — это не так просто, как кажется. На волне хайпа или за компанию этот шаг можно сделать, но рано или поздно приходит осознание на личном уровне. Так что многие вернутся. Не скажу, что все, но большинство.

— Что изменилось в IT Беларуси на фоне санкций?

— Заграничные инвесторы начали говорить, что, например, не будут инвестировать в проект, если он из России или Беларуси. Но это не критично, есть инвесторы и в наших краях. Больше никаких проблем. Все работает. Те санкции в отношении платежной системы SWIFT (система, которую используют банки для обмена платежами между странами. — Авт.) — лишь временные неудобства. Все научились пользоваться VPN, открыли себе банковские карты в других странах. Дискомфорта особого не было. Такое бытовое пакостничество, конечно, дает о себе знать, но глобально ничего не изменилось.

Если у тебя есть перспективный проект, тебе помогут

— В Беларуси достаточно интересных и перспективных стартапов?

— Конечно. С ходу могу назвать как минимум четыре медицинских стартапа в сфере IT, которые появились только за последние полгода. Они завязаны на искусственном интеллекте и уже сейчас прошли первые раунды инвестиций. Например, стартап BabyRAIN Technologies. Он участвовал вместе с моим проектом в стартап-марафоне и занял первое место, получил денежный приз. Разработка с помощью искусственного интеллекта определяет аутизм у детей на ранних стадиях.

Второй стартап с помощью искусственного интеллекта анализирует снимки тканей молочной железы и выявляет наличие раковых клеток. Еще один стартап — девушка разработала проект по обучению для докторов. Медики готовы платить деньги, чтобы обучаться в этой системе. Там есть самая новая и проверенная информация.

Приведу еще один пример уже из реального сектора экономики. Парень из Гомеля сделал дельта-робота, который используется разными фабриками для быстрой сортировки продукции. Он участвовал в конкурсе проектов и занял первое место, получил существенный денежный приз от банка. Так что деньги на стартапы в нашей стране выделяются. И если у тебя есть интересный проект, можно рассчитывать на помощь.

Патриотические автопробеги — личная инициатива людей

— Расскажите о своем участии в патриотических автопробегах. Как появилась такая идея?

— В 2020 году, когда началось раскачивание протестов, я много сидел за компьютером. Я работал и читал разные чаты. Оппозиционные сайты рассказывали, что начались протесты, люди стали выходить на улицу. Появились новости, что на заводах вспыхнули забастовки. Якобы на БМЗ даже останавливали доменные печи. А я, как инженер, знаю, что это плохо и приведет к большим проблемам в производстве. Такую печь можно остановить лишь раз, а потом придется строить новую.

Уже тогда я осознал, что надо проверять источники информации и трезво смотреть на людей, которые, например, говорят, что в IT-сфере Беларуси все плохо. По моему мнению, так могут говорить люди, которые либо ничего в этом не понимают, либо по каким-то причинам хотят в это верить.

Индивидуальный парк «Великий камень» — особая экономическая зона, созданная согласно межправительственному соглашению между Китайской Народной Республикой и Республикой Беларусь.

И когда я начитался всего этого негатива, у меня случилась настоящая паническая атака. В психологии есть правило, что 80% информации, которую мы потребляем, должна быть позитивной и 20% можно оставить на негатив. Тогда я от всех этих групп, несущих вражду, отписался. Но случился еще один неприятный момент. Тогда я работал в офисе на проспекте Победителей. На перила рядом с нашим зданием повесили красно-белые ленточки. Один из коллег взял нож и срезал их: это не то, что мы хотели видеть возле нашего офиса. После этого на нас началась атака. Сначала на нас ополчились в дворовом чате: вычислили наши адреса, фамилии, набросились на наш сайт, потом кто-то даже предлагал сжечь наш офис. Все это продолжалось недолго, день или два, но впечатлений хватило.

Тогда же в интернете я наткнулся на такие каналы, как «Пул Первого», «Желтые сливы», а потом и на группу автопробега «За единую Беларусь». Там анонсировали поездку в Брест. Я решил участвовать, обклеил машину и поехал в назначенное место. Подготовка заняла у меня неделю-две. Вся поездка, в том числе с бензином, обошлась примерно рублей в 600. Сразу говорю: ни за один пробег никому из нас ничего не платили. Это была исключительно личная инициатива. И могу сказать, что это был незабываемый опыт. Люди были рады друг друга видеть, все улыбались, общались. Это было классно!

Самые яркие впечатления я получил в Бресте. Когда мы повернули к аэропорту, я увидел, что машины разместились в два ряда на протяжении трех километров. Нас было порядка 1000 машин. Потянулись и местные. Люди, которые стояли на дороге, нас приветствовали. И тогда это было очень важно. Потом мы приехали в Брестскую крепость, вышли из машин, взяли большой флаг и внесли его в ворота в форме звезды. Я был одним из тех, кто нес флаг.

IT-сектор Беларуси успешно развивается, появляется множество перспективных стартапов.

Мы приехали, показали, что мы есть, что нормальных людей, имеющих точку зрения, отличную от той, которую хотели нам насадить, много. Идея автопробегов была в том, чтобы объединить людей. Задумка пришла, что называется, снизу, то есть она не принадлежала какой-то государственной структуре. Просто собрались люди, которые хотели высказать свое мнение. Мы приглашали белорусов с разными точками зрения, чтобы мы могли поговорить, построить диалог. Потому что постоянное отрицание не дает ничего хорошего. Были случаи, когда к нам присоединялись ребята, которые имели противоположную точку зрения, но которые умели ее обсуждать. Это было важно.

Я могу сказать, что считаю себя патриотом. И я считаю, что сделал многое. Я не могу все бросить и уехать. Мне здесь помогли: государство, родители, друзья, люди, которые здесь живут. Да, есть много моментов, которые можно сделать лучше, но так везде. И нет такой страны, нет такого общества, которое было бы во всем идеально. И это скорее вопрос к каждому персонально: справляешься ли ты со своими сложностями или нет. Дело в тебе самом, страна здесь ни при чем.

Комментарии на тему из сети

Pavlenko Alexey

«В ИТ Беларуси реально зарплата выше, особенно если сравнивать с российскими регионами. В 2015-м, распрощавшись с одной толстой конторой в Краснодаре, свалил в Минск, о чем не жалею. Сейчас обитаю в Гомеле и работаю на одну из пэвэтэшных галер — зарплата раза в три выше, чем получают мои коллеги в Краснодаре. И при всем при этом расходов у меня здесь выходит гораздо меньше: здесь я снимаю однокомнатную вместе с оплатой коммуналки за сумму, которую бы я отдавал в Краснодаре только за коммуналку — вот такой вот жизненный каламбур. По ценам — смотря на что, но, в общем, по больнице сопоставимо, впрочем есть и явные плюсы: отсутствие в магазинах колбасы категории «Г» и «сметанки» из не пойми чего».

yana_tiffany

«Была в Батуми в 2019-м, очень сильно не понравилось. Какая-то разруха и тотальный недострой. Море, да. И все. Даже набережная линия очень грустная. Сам город маленький, и хорошей инфраструктуры там просто нет. В Тбилиси не была, но, думаю, плюс-минус одинаково.

После Минска это, конечно, сильно не понравится. Минск — очень приятный город для проживания. Никогда не любила Беларусь, но, прожив в Минске 6 лет, я в него влюбилась в итоге».

shockblader

«Сын сотрудницы, тоже айтишник, свалил в Тбилиси в конце февраля и вернулся где-то через месяц. С его слов, главные мифы о Грузии и грузинах:

— Гостеприимство. Нет. Смотрят исключительно как на источник дохода или как на грабителя, приехавшего отбирать их работу. С друзьями/знакомыми, разумеется, все норм.

— Поголовное знание английского. Тоже нет. По-русски молодежь вообще не говорит, а старшее поколение уже совсем чуть-чуть.

— Свобода предпринимательства. Как бы да — с бюрократической стороны, а с другой — без действительно знаменитого кавказского кумовства никуда. То есть совсем.

Ну и плюс еще по мелочам, которые складываются в одну большую проблему. И да, конечно, менталитет абсолютно разный».

Александр Кузнецов

«Т.е. они сейчас выиграли в качестве жизни? В чужой стране, без медицины, без интернета нормального, снимая непонятного уровня жилье, у детей ни детского сада, ни школы. Офигеть качество жизни».

Alex Kuz

«Меня бы больше волновало, как в Германии, детям втирают про геев и трансгендеров, а родителей, которые с этим не согласны, в тюрьму готовы посадить».

sse

«Мне тоже не понять этого, в РФ также норм. можно себе поживать, не экономить воду, электричество и отопление, те более если востребованный специалист. И лучше в доме жить, а не в квартире».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59