Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Траектория афганской судьбы. Рассказ о кавалере боевых наград Владимире Проценко

Траектория афганской судьбы. Рассказ о кавалере боевых наград Владимире Проценко
Фото: Фото из личного архива Владимира Проценко и иллюстративного характера

12 авиационных частей Белорусского Военного округа прошли огненное небо Афганистана. Более 2,5 тысяч авиаторов с честью выполнили воинский и интернациональный долг. 

Наибольшая нагрузка легла на вертолетные части военно-воздушных сил округа, многие экипажи белорусских вертолетчиков воевали в жарком, во всех смыслах небе Афганистана дважды, а некоторые и трижды. А боевую работу вертолетных экипажей обеспечивали на аэродромах базирования, а также и в местах вынужденных посадок в ходе выполнения боевых вылетов, специалисты инженерно-авиационной службы, трудившиеся не покладая рук и не считаясь со временем. Там, в боевой обстановке, это была единая боевая семья.

Сегодняшний рассказ об одном из лучших специалистов инженерно-авиационной службы» афганских» вертолетчиков Владимире Николаевиче Проценко. Послужной список старшего прапорщика в отставке Владимира Проценко обширный: был механиком группы «вертолет и двигатель»; дважды выполнял интернациональный долг в Афганистане; проявлял высокий профессионализм и мужество, вводя в строй вертолеты, в том числе и совершавшие вынужденные посадки в результате повреждений от огня душманов; награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени.

Как уроженец Донбасса стал вертолетчиком в Беларуси

Родился и вырос Владимир в городе Шахтерске Донецкой области, в шахтерской семье и сам после 8-го класса решил продолжить шахтерскую династию. Окончив профессионально-техническое училище, спустился в забой шахты, став машинистом шахтного штрекового электровоза. Именно здесь,  в рабочем шахтерском коллективе, и закалился его бойцовский характер, выработалась привычка делать все ответственно и на совесть.
В 1976 году Владимира Проценко призывают на действительную срочную службу в ряды Советской Армии. Так он оказался в Белорусском Военном округе, в войсковой части, которая дислоцировалась в населенном пункте Слобудка Брестской области. Здесь-то и произошла встреча, знакомство с белорусской девушкой Ниной, переросшее во взаимную симпатию и любовь. Правда, после свадьбы и увольнения Владимира в запас, поехала молодая семья Проценко на его родину, где Владимир снова стал работать в забое шахты. Но после рождения доченьки Яны, по просьбе и настоянию жены Нины, они возвращаются в Беларусь, в город Пружаны, тогда-то глава семьи и принял решение вернуться в Вооруженные Силы, став, после соответствующего обучения в школе прапорщиков, механиком группы «вертолет и двигатель». Решающую роль в определении дальнейшей, уже военной судьбы, Владимира Проценко, его «вертолетным крестным отцом» стал тогдашний командир 330-го отдельного вертолетного полка, базировавшегося в Засимовичах под Пружанами, полковник Махмут Шакиров. Михаил Закирович, как звали в полку командира на русский манер, − вертолетчик высшей пробы, умный командир, лично проводивший собеседование с кандидатом на службу Владимиром Проценко. Подробно расспросив того о срочной службе, рабочей закалке, взглядах на жизнь, принял решение, что потомственный шахтер и добросовестно отслуживший солдат будет толковым и надежным специалистом именно в группе «вертолет и двигатель».

Афганская эпопея Владимира Проценко

В июле 1982 года две вертолетных эскадрильи 330-го отдельного вертолетного полка под командованием командира полка полковника М. Шакирова начали свой боевой путь в Афганистане на аэродроме Джелалабад. Из воспоминаний самого Владимира Проценко: «На аэродроме, расположенном достаточно высоко над уровнем моря и окруженного горами, нас встретили с радостными лицами вертолетчики, которых мы прибыли менять, а еще непривычная сильная жара и частая стрельба по периметру охраны. Боевая работа наших экипажей началась практически сразу же по прибытию, и когда мы – специалисты инженерно-авиационной службы полка увидели при их посадке пробитые лопасти несущих винтов, отверстия от попадания пуль крупнокалиберных пулеметов в топливных баках, радиаторах силовых установок, то лишь тогда явственно осознали, что мы на войне».
Владимир Николаевич подчеркивает, что не только его боевые друзья по группе «вертолет и двигатель» Сергей Хандога, Андрей Броварский, Виктор Полевой, но и все наземные специалисты инженерно-авиационной службы, понимая, что от безотказной работы авиационной техники напрямую зависят жизни вертолетных экипажей, работали ответственно, слажено, не считаясь со временем и тяжелейшими климатическими условиями.

Только представьте себе, читатели: в мирное время, к примеру, 50-часовые регламентные работы на силовых установках вертолетов выполнялись раз в квартал, а то и реже, во время же ведения боевых действий в Афганистане экипажи налетывали 50 часов всего за неделю.
А сколько сил, умения, мастерства, а подчас изобретательности, нужно было вложить Владимиру Проценко и его товарищам при устранении повреждений, заклепывании пробоин и не только на аэродроме базирования, но и вылетая к местам вынужденных посадок «вертушек», работая подчас и под огнем душманов. Из рассказа Проценко: «Однажды, вылетев передовой группой ИАС в район Газни для замены лопастей несущего винта вертолета, совершившего вынужденную посадку, на нашем борту произошел отказ силовой установки, и мы на «своей шкуре» прочувствовали, что значит для экипажей безотказная работа техники при выполнении боевых задач. А тогда лишь благодаря хладнокровию и летному мастерству командира вертолета капитана Виктора Голуба удалось избежать катастрофы».


С особым чувством гордости Владимир Проценко вспоминает воздушных бойцов полка, называя имена подполковника Мурзина, майора Королика, капитанов Хохрякова, Голуба, старших лейтенантов Круглова и Антипова,  старшего прапорщика Сырцова.
В условиях высоких температур Афганистана, большой запыленности, характерным был повышенный износ лопаток вертолетных двигателей и соответственно резко снижался ресурс работы силовых установок, а потому довольно часто приходилось менять двигатели, это тоже был большой объем работы специалистов группы «вертолет и двигатель».
А ведь нужно было еще и помочь группе вооружения в подвеске авиабомб, в набивке пушечных и пулеметных лент, в зарядке блоков подвески неуправляемыми реактивными снарядами.
С большой грустью и болью души Владимир Николаевич вспоминает погибших воздушных бойцов. В ту командировку 1982 −1983 годов 330-й ОВП потерял два вертолетных экипажа: 11сентября 1982 года погиб экипаж Ми-24 в составе капитана Александра Филиппи и старшего лейтенанта Александра Круглова, а 15 февраля 1983 года экипаж Ми-8 в составе капитана Михаила Кукаева, капитана Александра Антипова и старшего прапорщика Бориса Сырцова, к тому же, в авиационной катастрофе Ан-12 погибли, возвращавшиеся из Союза майор Виктор Герасимов и прапорщик Сергей Хандога. У прошедшего Афганистан вертолетчика, командира Ми-24, Владимира Цыбаева, у которого 385 боевых вылетов, есть такие строки:

«Афганистан за нашими плечами,

Но груз его остался на плечах.

Душа и тело тронуты ветрами,

И имена погибших на устах».

Долгожданная замена, возвращение в Беларусь, на аэродром Засимовичи. Вот как рассказывает о той встрече дочь Владимира Проценко Яна: «Вот приземлился военно-транспортный самолет, встречающих, среди которых были и мы с мамой пропустили к месту его стоянки. Мы по какой-то причине разминулись с отцом. Уже вышли все, а его все нет. Сердца наши бешено заколотились от тревоги и вдруг сзади нас кто-то обнимает. Отец!»
А спустя 2 года, в августе 1985-го, снова Афганистан. Так продолжилась афганская эпопея Владимира Николаевича Проценко, теперь уже на аэродроме Баграм в составе 262 отдельной вертолетной эскадрильи. В 1985 - 1986 годах 262-я ОВЭ активно участвовала в боевых операциях: Баграмской, Панджшерской, Кабульской, Джелалабадской и Газнийской. В дни проведения операций интенсивность боевых вылетов достигала своего пика. Но и ежедневная «рутинная» работа вертолетных экипажей эскадрильи была не менее трудна и опасна. Поэтому и инженерно-техническому составу приходилось работать в полном смысле «в поте лица». И как кстати пригодился боевой опыт первой командировки Владимира Проценко, ставший теперь не только профессиональным исполнителем работ на планере и силовых установках вертолетов, но и ближайшим и надежным помощником заместителя командира эскадрильи по инженерно-авиационно службе.

262 эскадрилья вела боевую работу в интересах 108 мотострелковой дивизии, основными ее задачами являлись прикрытие колонн с грузом от Саланга до Чирикара и далее на Кабул, обеспечение постов в ущелье Панджшер, а также вылеты для обнаружения и досмотра караванов, идущих из Пакистана.
Основных площадок в ущелье Панджшер, с которых работала 262 ОВЭ, было две. Одна находилась у населенного пункта Анава, здесь дислоцировался батальон 345 гвардейского отдельного парашютно-десантного полка. Вторая основная площадка была у заброшенного кишлака Руха, где базировался 682 мотострелковый полк. По обе стороны ущелья находились наши высокогорные посты на высотах от 900 до 2000 метров, всего их было 21 пост. На постах, как правило, постоянно находилось от 3 до 6 человек. Каждый пост был оборудован небольшой площадкой для посадки вертолетов, в зависимости же от рельефа площадка имела размеры от 3х4 метра до всего 1х1.2 метра. Привлеку особое внимание читателей, так как на такие площадки можно было с режима висения поставить только левое основное колесо. В таком положении основное колесо тормозилось и вертолет не раскачивался, а грузовая дверь находилась над площадкой и так происходила выгрузка грузов. Одна же из площадок была настолько мала, что можно поставить только переднее колесо. Основные же колеса висели в пропасти. А посты необходимо было обеспечивать водой, питанием и боеприпасами И это была самая важная задача в повседневной работе вертолетчиков 262-й ОВЭ!
Сложные полетные условия и активность душманов в ущелье требовали разработки методики, которая свела бы к минимуму вероятность потерь. Благодаря опыту командира эскадрильи майора Владимира Хохрякова, для которого это была не первая командировка в ДРА, помните, уважаемые читатели, именно его называл герой нынешнего рассказа Проценко в числе лучших вертолетчиков Засимовичского ОВП из Беларуси, была установлена четкая последовательность работы транспортных вертолетов Ми-8 и прикрытия вертолетами Ми-24.
Рассказывает Владимир Проценко: «Рабочий день начинался у нас весьма рано. В 3 часа подъем, завтрак и подготовка техники. Ми-8 парами вылетали на Руху и Анаву. На основных площадках загружали груз и ожидали подхода Ми-24. Звено Ми-24, подлетая к площадкам, получало указания, где и на какие площадки будут садиться Ми-8 и выполняло контрольный облет площадки. После команды Ми-8 выполнял взлет и полет на площадку. Ми-24 становились в круг и охраняли выгрузку Ми-8. По команде в воздух поднимался второй Ми-8, а первый возвращался на основную площадку, на загрузку. Когда все посты были обслужены, Ми-24 улетали на базу, а Ми-8 на основной площадке производили помывку грузовой кабины, забирали отпускников, заменщиков, больных и раненых и возвращались на базу. Такая тактика свела к нолю потери вертолетов в эскадрильи».

И добавляет: «Командир нашей 262-й ОВЭ, с которым я служил и в Засимовичах и во время первой командировки в Афганистан в составе 330-го ОВП, Владимир Николаевич Хохряков, выросший в боевой обстановке до подполковника, пользовался в эскадрилье непререкаемым авторитетом. Это был и вертолетчик, как говорят, «от Бога «и умный, зрелый командир, горжусь, что довелось служить и выполнять боевые задачи под его командованием».

Афганский «вертолетный комэска» Владимир Хохряков остался верен боевому братству 330-го ОВП, это именно он организовал в 2012 году встречу ветеранов-вертолетчиков полка в Пружанах, когда они собрались вместе, несмотря на расстояния, проживание в разных государствах бывшего Советского Союза.

А Владимир Николаевич Проценко за свой ратный труд и проявленное мужество был награжден после первой командировки в Афганистан медалью «За боевые заслуги», а по итогам второй–орденом «За службу Родине в Вооруженных Сила СССР» 3-й степени.

Под мирным небом, оставаясь с любовью к боевым вертолетам

После возвращения из второй афганской командировки, старший прапорщик Проценко служил еще в Группе советских войск в Германии. Завершил службу уже на аэродроме Осовцы, что под городом Березой, в качестве командира автотранспортного взвода. А уволившись в запас, остался в строю, в настоящее время он специалист гражданского персонала одной из войсковых частей Березовского гарнизона, где очень добросовестно работает автомобильным электриком.

В уютном доме его после работы встречает заботливая жена Нина Николаевна, это та белорусская девушка Нина, в которую влюбился молодой донбассовский горняк во время службы солдатом в Беларуси и по зову которой он навсегда связал свою жизнь с полюбившейся и ему также синеокой страной – Республикой Беларусь.

Дочь Яна продолжает дело жизни отца −она ныне в воинском звании прапорщика, служит начальником клуба полка радиоэлектронной борьбы, обязанности выполняет добросовестно, активно участвует в воспитательной работе с личным составом. Сын Алексей, примерно отслужил действительную срочную службу, трудится на мирном поприще.

Радуют Владимира Николаевича и его верную спутницу по жизни Нину Николаевну внуки. Но, по-прежнему, увидев в воздухе вертолет, Владимир Проценко провожает его восхищенным взглядом и называет ласково «ласточкой».