Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Летчик-истребитель Кокорев винтом своего самолета протаранил вражеский «дорнье»

Летчик-истребитель Кокорев винтом своего самолета протаранил вражеский «дорнье»

Он одним из первых вступил в смертельную схватку с жестоким и сильным врагом на рассвете 22 июня 1941 года 124-й истребительный авиаполк.
Истребительный авиационный полк, в котором служил летчик Дмитрий Кокорев, базировался на аэродроме Мачулищи, а перед началом Великой Отечественной войны переместился непосредственно к государственной границе. 
Командир звена 124-го истребительного авиационного полка (9-я смешанная авиационная дивизия, Западный особый военный округ) младший лейтенант Кокорев Д.В. 22 июня 1941 года в 4:15 вылетел во главе звена истребителей МиГ-3 на перехват большой группы немецких бомбардировщиков. В воздухе они обнаружили 27 самолетов противника и атаковали их. Наши летчики заставили врага повернуть назад, но при этом израсходовали почти все боеприпасы.

При возвращении на свой аэродром они увидели уходящий на запад фашистский воздушный самолет-разведчик «дорнье». Кокорев бросился вслед за ним. Сблизившись с «дорнье», он пошел в атаку, но боеприпасы были на исходе и сбить врага не удалось. Тогда Кокорев принял решение таранить. Подойдя вплотную к противнику, он винтом своего истребителя разрушил стабилизатор вражеского самолета. «Дорнье», который, перейдя в крутое пикирование, рухнул на землю.
От удара Кокорев на короткое время потерял сознание. Струя свежего воздуха сквозь разбитый фонарь привела его в чувство. Сбросив разбитые очки, он вывел самолет в горизонтальный полет и посадил его на фюзеляж на небольшой площадке в районе города Замбров (ныне в Польше. — Прим.)
Когда Кокорев добрался на свой аэродром, товарищи увидели, что его лоб, переносица и губы были сильно побиты, лицо изрезано стеклами разбитых летных очков, но держался он бодро и попросил не отправлять его в госпиталь.
Война только начиналась… Советские войска отступали на Восток. С июля 1941 года 214-й истребительный авиационный полк воевал под Москвой, затем прикрывал небо над Ленинградом.
Там Дмитрий Кокорев летал на сопровождение бомбардировщиков, а. в воздушных боях сбил еще 3 самолета противника.
12 октября 1941 года он вылетел на сопровождение бомбардировщиков, которым была поставлена боевая задача нанести удар по аэродрому Сиверская, где базировалась немецкая авиация. Когда же бомбардировщики, успешно отбомбившись, легли на обратный курс, Кокорев заметил, что замыкающий Пе-2 атакует «мессершмитт», и бросился ему на выручку. Дмитрий Кокорев открыл огонь и сбил врага, но сам попал под огонь немецких зениток и погиб. По воспоминаниям его боевых товарищей, находившихся тогда в воздухе, Дмитрий горящей свечой ушел в бессмертие…

Всего совершил более 100 боевых вылетов, сбил 5 самолетов противника. 
А 9 октября 1941 года был подписан приказ о награждении отважного летчика орденом Красного Знамени, в том числе и за воздушный таран, который он совершил ранним утром 22 июня, однако эту награду летчик получить уже не успел.

В те октябрьские дни Дмитрий нашел минутку, чтоб написать жене в родное Юрьево Пителинского района на Рязанщине. Туда его супруга Катя переехала с дочкой к свекрови Евдокии Ивановне:
«Здравствуйте, мои дорогие Катюша и Мусенька! Извините, что долго не писал. Не имел возможности: совсем нету времени. Сейчас нахожусь под Ленинградом и буду драться до последней капли крови за этот знаменитый город. За меня, Катюша, не беспокойся: если теперь погибну, то уж недаром.
Здоров по-прежнему. Только стал очень злой и буду зол до тех пор, пока не уничтожим всех фашистов. Если со мной что случится, то помни, Катюша, помни, родная девочка, — тебя, доченьку и Родину я любил больше жизни».
Как-то, когда он сел на последних каплях горючего, механик самолета проворчал:
— Мотор еле тянет, а ты опять хочешь лезть в бой? Дай отлажу. Или смерти ищешь?
— Да нет, — вздохнув, ответил Дмитрий. — Жить очень хочется! За жизнь и воюем насмерть.
Эти поразительные слова запомнились однополчанам.
По воспоминаниям жены Екатерины, Дмитрий не раз в письмах размышлял на тему, что такое его жизнь перед жизнью Родины?
«Он часто думал об этом, думал спокойно и немножко печально: ведь трудно быть уверенным в том, что останешься жить, находясь в мясорубке войны… В воздушных боях погибли герои таранов летчики Михаил Жуков и Степан Здоровцев. А сколько не вернется домой солдат в серых шинелях! С высоты полета они ему казались маленькими темными точками, медленно-медленно ползущими по полю под обстрелом артиллерии и вдруг замирающими на месте. И ему не рассмотреть, что там, на земле, случилось с той или иной темной точкой, легко ранили или… У него вскипала такая ярость, такая ненависть к врагу, что он не жалел своей жизни, нет, не жалел! Только бы уничтожить врага!»
Так жил и сражался летчик младший лейтенант Дмитрий Васильевич Кокорев — мужественный человек и большой патриот Родины.

Память о нем жива, а земляки поддерживают контакты с его дочерью. Так, по случаю 100-летия со дня рождения Кокорева в его родной деревне Юрьево на Рязанщине состоялась встреча с ней. Мария Дмитриевна проживает ныне в Ялте. Она родилась в мае 1940 года, никогда не видела отца, но свято хранит о нем память, документы и награду — орден Красного Знамени, как немые свидетельства его героической судьбы.

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59