Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Вместо наркотика — стиральный порошок» — судебные эксперты Минской области о случаях из практики

«Вместо наркотика — стиральный порошок» — судебные эксперты Минской области о случаях из практики
Фото: автора

Как судебные эксперты исследуют запрещенные к обороту вещества, какие «сюрпризы» можно обнаружить в том или ином образце «Минской правде» рассказал заместитель начальника управления специальных экспертиз управления ГКСЭ по Минской области Александр Харитоник.

— Какие судебные экспертизы вы выполняете?

— Я провожу специальные виды экспертиз: судебная экспертиза наркотических средств и психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, сильнодействующих веществ, судебная экспертиза спиртосодержащих жидкостей, судебная экспертиза продуктов выстрела. Кроме этого, в нашем управлении также проводятся судебные волокноведческие и пожарно-технические экспертизы.

Почти все судебные экспертизы наркотических средств назначаются в рамках уголовного процесса. Есть так называемые срочные судебные экспертизы. Они выполняются в кратчайшие сроки, ведь их результаты необходимы для оперативного принятия процессуального решения. Такие судебные экспертизы проводятся в любое время суток, выходные и праздники. В течение двух-трех часов судебный эксперт дает заключение, содержится ли в изъятом веществе наркотические либо психотропные средства.

— Сколько судебных экспертиз в области было проведено в прошлом году?

— За 2021 год в области было проведено более 1000 судебных экспертиз наркотических средств и психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, сильнодействующих веществ. Это, кстати, больше, чем в 2020 году.

Растет количество срочных судебных экспертиз, которые проводятся в неотложном режиме. В последнее время все чаще выявляются крупные партии синтетических психотропов, весом килограмм и более. Для сравнения одна «закладка» может содержать всего 0,2 грамма вещества.

— Что помогает установить судебная экспертиза?

Основная задача — установление истины по делу или по материалам проверки. Потому что без заключения судебных экспертов нельзя сказать о том, что какое-либо вещество, изъятое из оборота, является наркотиком либо психотропом. В данном случае заключение судебного эксперта – достаточно весомый аргумент для предъявления обвинения.

Судебная экспертиза помогает также определить массу вещества. От этого тоже зависит оценка вины подозреваемого.

— Какие вещества сегодня чаще попадают к вам на исследование?

— Чаще всего изымаются синтетические психотропные вещества (альфа-PVP, мефедрон), а также марихуана. В этом смысле есть небольшая сезонность. В теплое время года, когда растения рода Конопля и Мак могут расти в открытом грунте, то количество наркотических средств, получаемых из данных растений преобладает в общей массе. Когда сезон не годится для выращивания растительного сырья, на наркорынке преобладают синтетические психотропы.

На сегодняшний день рынок заполонили синтетические психотропы: альфа-PVP, мефедрон. Они синтезируются как-правило в «кустарных» условиях и завозятся в нашу страну из-за границы. Однако, бывали случаи, что лаборатории по синтезу «ситетики» выявлялись и на территории нашей страны.

Внешний вид веществ, которые мы сейчас чаще всего исследуем, это солевые формы – кристаллы различных оттенков и степени измельчения. Такие вещества употребляют самыми разными способами: перорально (через рот), назально (через нос), курят, вводят внутривенно.

— А раньше какие наркотики преобладали?

— Наркотические средства и психотропные вещества, которые можно было изготовить в определенной местности. Например, из растений рода Саnnabis (марихуана, гашиш, гашишное масло) и наркотические средства, получаемые из растений рода Papaver (маковая солома, экстракционный опий, ацетилированный опий). Реже встречался метадон. Он разрешен к контролируемому обороту, так как используется в медицинской практике, в том числе для метадоновой заместительной терапии наркозависимых. Тот, кто становился на учет, получал бесплатное лечение.

В незаконный оборот попадали еще ряд психотропных лекарственных веществ (клоназепам, трамадол) которые выписываются по строгим рецептам и назначаются в случае определенных заболеваний. Встречались также наркотические средства амфетаминового ряда (амфетамин, метамфетамин), которые завозились из-за границы. Сейчас такие средства встречаются довольно редко.

— Может ли судебный эксперт допустить ошибку во время исследования?

— Мы работаем над тем, чтобы исключить такую вероятность. В данный момент используется высокоэффективный производительный хроматомасспектрометрический анализ, который исключает ошибку в интерпретации полученных результатов. Раньше чаще пользовались тонкослойной хроматографией (имеющееся вещество сравнивали с имеющимся стандартом).

Безусловно, в нашей работе есть свои сложности. Бывают случаи, когда на исследование доставляется не само вещество, а объект, контактировавший с этим веществом. Это могут быть весы, на которых взвешивали наркотики, смывы с рук подозреваемого, его ногти, приспособления для употребления (шприцы, курительные трубки, мобильные телефоны, с поверхности которых употреблялся наркотик). Но если у судебного эксперта все-же возникают сомнения, они всегда трактуются в пользу подозреваемого.

— Иногда наркотические средства изготавливают в домашних условиях кустарными способами. Насколько такие вещества опасны?

— Вещества, которые синтезированы в подвальных условиях чаще всего содержат побочные продукты синтеза, которые по сути могут являться ядами для человека даже в минимальных количествах. Поэтому потребитель никогда не может быть уверен, чем обернется употребление того или иного вещества.

В домашних условиях выращивают и растительные наркотические средства. Как-то в квартире человек организовал мини-парник, ботаническую лабораторию по изготовлению наркотического средства. Это был герметично закрывающийся шкаф, предназначенный для выращивания растений рода Конопля. Он был оборудован специальной подсветкой, принудительной вентиляцией, датчиками тепла и влажности.

— Случалось, что в условном наркотике был совсем не наркотик?

— Бывает, что в наркотические средства умышленно добавляются какие-либо наполнители. И это не для того, чтобы нанести какой-то вред, а из хитрости. Схема такая: наркоман купил дозу метадона, поделил ее пополам. Одну дозу употребил, вторую часть довел до исходного объема наполнителем и продал товарищу. Тот в свою очередь сделал также: разделил, употребил, довел до объема наполнителем и продал следующему. К концу цепочки получается, что содержание наполнителя в веществе большее, чем того же метадона, а, следовательно, такой субстанции необходимо гораздо больше, для получения желаемого эффекта… Такая ситуация опасна тем, что употребление аналогичной дозы вещества, с минимальным количеством наполнителя может привести к передозировке.

Среди наркоторговцев тоже бывают мошенники. Вместо наркотика потребителю могут продать соль для ванны. И тот, кто заберет такую закладку, не пойдет жаловаться, что его обманули. Были случаи, когда человек думал, что купил наркотик, его задержали, вещество изъяли, провели судебную экспертизу, которая показала, что ничего подконтрольного в «закладке» нет. Вместо наркотика могут быть крахмал, обычная пищевая соль, соль для ванн, сахар, мука, сода – любые порошкообразные вещества, имитирующие наркотические средства. Иногда вместо предполагаемого наркотика мы находим стиральный порошок. Открываешь закладку, а она приятно пахнет отдушкой. Как правило, судебный эксперт уже на вид может понять, что перед ним находится. Но это не значит, что такие вещества не проходят проверку. Мы тщательно проверяем все, что к нам поступает.

Справочно

Александр Харитоник, подполковник юстиции, заместитель начальника управления специальных экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минской области. Окончил факультет химической технологии и техники БГТУ. Работал в экспертном подразделении УВД Миноблисполкома. С 2013 года – в комитете судебных экспертиз.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!