Меню

Будет второй тур. Вопросы и ответы о выборах в Турции

Турция
Фото: из открытых источников

Перевес голосов на выборах Президента Турции составил 49,24% у Эрдогана против 45% у единого кандидата от оппозиции, но для победы этого недостаточно.

Турция

Кто борется за власть в Турции?

Восточное общество сильно отличается от западного, там нет раскола на правых и левых, несмотря на схожие названия партий, типа «социал-демократическая» или «республиканская». Основная борьба идет между светскими и исламистскими группировками, в рамках которых действует множество этнических и региональных течений, больших и малых кланов.

Очень влиятельным институтом выступает армия и силовые структуры — на востоке это эффективный социальный лифт, своего рода государство в государстве. И поскольку Турция с 1952 является членом НАТО, в том числе через армию там реализовывалось западное влияние. В частности, военный переворот 2016 года предпринял офицерский корпус, ориентированный на проповедника Гюлена, который проживает в США. Т.е. с одной стороны умеренному исламисту Эрдогану противостоят исламистские группы вокруг Гюлена (это своего рода исламская секта), с другой стороны — бизнес турецкой диаспоры, которая находится под прямым западным контролем. С третьей стороны на территории Турции действуют курдские нелегальные организации, типа Рабочей партии Курдистана, которые ведут вооруженную борьбу и снабжаются американцами через базы в Сирии. И, наконец, есть внутренняя светская либеральная оппозиция (столица и крупные города), на которую делает ставку Запад.

Что такое «движение Гюлена» (FETO), которое противостоит Эрдогану?

Это треугольник «религия — политика — деньги», который на первом этапе вовлекает перспективных молодых людей, дает им бесплатное обучение и покровительство, сводит с «правильным» бизнесом, а по мере карьерного роста требует ответных услуг. Западный аналог напоминает масонскую ложу, где участники имеют разную степень посвященности в дела организации; высшей ступенью считается допуск к телу проповедника Гюлена.

Сама организация действует с 1960-х, ее легальная часть — система частных религиозных школ и университетов, в первую очередь для представителей турецкой диаспоры. Как правило, в странах пребывания они работают в форме НКО.

В 2016 году на FETO была возложен ответственность за неудавшийся военный переворот, организация признана в Турции террористической. Память о событиях свежа, и на нынешних выборах Эрдоган снова разыгрывал карту FETO. Основной посыл избирательной кампании президента Турции: те силы, которые не смогли прийти к власти силовым путем, теперь пытаются сделать это легально, через выборы.

Для чего Эрдоган провел 1,7-миллионый митинг (самый крупный в истории Турции)?

Ситуация достаточно опасна для власти в плане террористических угроз или попытки нового переворота. Накануне выборов западные СМИ в один голос говорили о том, что в стране «нет выраженного победителя» и что «впервые Эрдоган может проиграть». Для власти это сигнал о том, что общественное мнение заранее готовят к «цветной революции», когда создается ситуация двоевластия в Стамбуле и Анкаре, которые контролирует оппозиция, на случай, если запад не признает итоги выборов. При таком раскладе власти нужно заранее продемонстрировать большое количество своих сторонников и готовность к уличному противостоянию. Аналогичные «уличные» методы применялись Эрдоганом и во время подавления военного переворота в 2016-м.

Еще один тревожный звонок — постоянные западные вбросы о болезнях Эрдогана и его якобы неспособности управлять государством. Нужно понимать, что Эрдоган правит не сам по себе, он опирается на крупнейшую в стране политическую партию, которая контролирует парламент. То есть при желании он может публично назначить преемника, и через слухи о реальных и мнимых болезнях на президента могли специально давить, чтобы вынудить к такому решению. «Преемник» от правящей партии вполне устроит США, так как будет гарантировать внутреннее ослабление режима, это «мягкий» вариант смещения Эрдогана. Но теперь, в условиях второго тура, все силы будут брошены на поддержку оппозиции.

Турция

Что происходит в турецкой экономике?

Главный раскол, который определяет конфигурацию сил в Турции, на финансовый и промышленный сектор. Эрдоган опирается на экспортное производство, которому выгоден низкий курс лиры и высокий уровень инфляции; кроме того, он субсидирует экономику вливанием денег. Оппозиция же представлена финансовым сектором, который заинтересован в укреплении лиры. Это противоречие выливается в конфликт вокруг подорожания товаров и снижения уровня жизни. С одной стороны, инфляция цен за год по ключевым позициям достигла 4-5 раз (молоко, мясо, лук). С другой, правительство пытается сбить цены на отопление для граждан за счет новых энергетических проектов: разработки газовых месторождений, новой АЭС, бесплатного тарифа на газ (введен в мае) и других льгот.

Одна из причин роста цен на продовольствие — землетрясение, которое сильно нарушило логистику и транспорт. Еще один фактор — большое количество временных мигрантов из России и Украины, которые покупают или арендуют жилье в Турции. Вокруг иностранцев сложился внутренний рынок завышенных цен, из-за которых растут расценки и для обычных граждан Турции. Это также вызывает недовольство населения.

Кроме трат на ликвидацию последствий землетрясения, Турция несет значительные оборонные расходы (на данный момент самые большие в истории, около 25 миллиардов долларов в год). В приграничной зоне с Сирией на постоянной основе проводится контртеррористическая операция, которая требует больших вливаний сил и средств.

Турция

Что будет с российско-турецкими отношениями?

США понимают, что в силу географии Россия и Турция имеют объективные противоречия, которые никогда не позволят им установить тесный военно-политический союз. Поэтому временное сближение Турции и России для них не является критичным; более того, в западных СМИ специально выпячивается якобы «слабость» Путина и его зависимость от Эрдогана. Что, на самом деле, далеко не так. Турция сегодня имеет значительно большие, чем у России, экономические проблемы, которые не могут быть разрешены без дешевых российских энергоресурсов. Кроме того, если южная страна откажется от посредничества при обходе западных санкции, бизнес (и правящая группа) получат огромные издержки — санкции позволяют им делать деньги из воздуха.

Что касается США, то они и ранее стремились максимально контролировать своего союзника. Эрдоган их не устраивает, во-первых, как сильный лидер, которого не может сместить турецкая оппозиция, во-вторых, им не нравится военная активность Турции против курдов. США уже много лет проводят в регионе тактику управляемого хаоса, суть которого состоит в разрушении национальных государств и создание так называемых «зон контроля», которыми управляют группы боевиков и внутри которых идет грабеж местных ресурсов. Курды в данном случае стали инструментом дестабилизации сначала Ирака, потом Сирии, прямо сейчас проблемы с ними имеет Иран, а перспективе речь пойдет и о территории Турции. То есть все без исключения государства арабского востока, даже союзные, с точки зрения США нужно постоянно ослаблять, подтачивать и разрушать. Турция при Эрдогане и ранее не вписывалась в эту концепцию, а с началом СВО ее значение (а значит, и вес Эрдогана) резко выросли для всех мировых игроков.

Что предлагает турецкая оппозиция?

Эрдоган и правящая партия более 20 лет находятся у власти, и все это время ими выстраивалась вертикаль. Сначала, когда Турция была парламентской республикой, Эрдоган занимал пост премьер-министра; после проведения референдума он стал президентом и сейчас баллотируется на третий срок.

На выборах Эрдогану противостоит коалиция из 6 оппозиционных партий, которые впервые выдвинули единого кандидата — депутата парламента от Стамбула Кемаля Кылычдароглу. Обратная сторона «единства» в случае победы — слабый лидер и множество «вице-премьеров», который будут представлять разные группы внутри режима. Тем не менее, оппозиция по факту контролирует крупнейшие города страны — Стамбул, Измир и Анкару, где протест представлен мэрами, то есть имеет административную поддержку.

Что касается России, то, Владимир Путин принял участие в открытии знаковых для Эрдогана проектов, наподобие российской АЭС в Турции, и тем самым поддержал правящую группу. Но и кандидат от оппозиции тоже пытался заигрывать с РФ, а Эрдогану в последний момент Россия заявила о том, что зерновая сделка «находится под вопросом». Скорее всего, с ним велся некий торг, и его результаты мы увидим перед вторым туром. 

Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59