Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Леша лежал в психдиспансере, пил препараты». Эксклюзив с матерью бойца полка Калиновского

«Леша лежал в психдиспансере, пил препараты». Эксклюзив с матерью бойца полка Калиновского
Фото: Андрей Степаненков
Видео: Андрей Степаненков

Недавно в Сети появилось видеообращение бойца белорусского полка имени Кастуся Калиновского, воюющего на стороне Украины.

В кадре субтильный парень под позывным «Оскар» грозится «рвать напополам москалей» и вернуться на родину героем. Мы разыскали его маму, которая живет в Молодечненском районе. Зоя Вайтехович рассказала подробней о своем сыне и его сомнительных подвигах в родной Беларуси. Сразу отметим, что на героя молодой человек совсем не тянет. Скорее наоборот. И если такие нынче защитники у Украины, ей можно только посочувствовать.

— Насколько неожиданным для вас стало известие о том, что ваш сын уехал на Украину и присоединился к отряду Кастуся Калиновского?

— Когда я посмотрела видео, где он, обращаясь ко мне, обещает вернуться на родину героем, то плакала целые сутки. У меня была истерика. Так и хотелось спросить: Леша, ну какой ты герой? Ты хоть понимаешь, что ты делаешь? Ты отстаиваешь не родину, а чужую страну.

Клейменый

— Расскажите о вашем сыне. Каким он был в детстве?

— С супругом, отцом Леши, мы разошлись, когда сыну исполнилось чуть больше года. Одно время сын с ним общался, потом перестал. У Леши был отчим, которого он очень любил. Родного отца папой не называл. Говорил просто «Игорь». Он видел, кто его растил…

Трудно сыну приходилось. До 16 лет Леша был очень полным, поэтому над ним подшучивали. Представьте: парню 16 лет, а он весит 115 кг. В 10-м классе сам решил похудеть: сел на жесткую диету и буквально за полгода сбросил больше 60 кг. Замкнулся в себе. С друзьями особо не общался, чаще сидел в компьютере.

После школы Леша отучился в Минске на повара. Вместе с приятелем сделал татуировку на лице — suicide (от лат. sui caedere, что значит «убивать себя» — Авт.). В столице у него появились друзья. Они общались, вместе ездили на концерты. Леша работал в Минске по специальности.

Потом сын получил повестку в армию, начал проходить медкомиссию. И однажды после медосмотра просто не вернулся домой. Мы не знали, что и думать. Позже нам позвонили из психдиспансера. Оказалось, его положили в РНПЦ психического здоровья. По словам врачей, он сам туда явился. Говорил, что склонен к суициду, что думает об этом. Тогда же он сжег все документы для медкомиссии.

Сын пролежал в больнице месяц, я его навещала. Потом его выписали. Позже он сам мне признался, что не хотел идти в армию и по совету друзей решил так поступить.

Без патриотизма, но с фанатизмом

Про переезд в Киев

— То есть в армии он служить отказывался, а на Украине решил взяться за автомат?

Мне это тоже показалось странным. Если ты здесь так боялся армии, то зачем воюешь там? Разве это нормально?

Про отряд Калиновского

— Насколько я знаю, Алексей был активным участником протестов в 2020 году…

— Видимо, сын познакомился со всеми этими бэчебэшниками уже в Молодечно. Он устроился на работу в местное кафе. Как-то в Молодечно прошел стрим Тихановского, в котором Леша участвовал. Тогда он и получил свои первые семь суток.

— Как вы реагировали на такое его поведение? Пытались поговорить, образумить?

— Мы всей семьей были против этой протестной деятельности. С Лешей мы жили тогда отдельно. Кафе, в котором он работал, из-за коронавирусных ограничений закрыли. Накануне президентских выборов в 2020 году он стал участвовать в несанкционированных митингах, бегать с бчб-флагом. Его несколько раз задерживали. Мне, признаться, было очень стыдно перед людьми. Боялась, что в меня начнут тыкать пальцем из-за того, что у меня такой ребенок.

Как-то сына вызывали на допрос в следственный комитет. Уже тогда он начал задумываться, что за такую деятельность ему грозит реальный срок.

После Нового года Алексей пропал. Дозвониться до него мы не могли: абонент был недоступен. Оказалось, что сын уехал в Киев. Ночью 15 января 2021 года он написал мне сообщение. Говорил, что нашел себе там какую-то работу, снимает жилье. И, когда на Украине началась спецоперация, намекнул, что может пойти воевать. Я ему тогда сразу сказала, чтобы возвращался в Беларусь. Отбыл бы наказание, если виноват, но остался бы живой. Но тот не хотел слушать. Думаю, что, если бы я сильно на него наседала, он бы меня просто послал. Сын выбрал свой путь сам. Я считаю, что это дурость.

Чужое влияние

— До 2020 года Алексей интересовался политикой?

— Никогда. Сыну всю жизнь нравились компьютерные игры. Протестных взглядов я за ним не замечала. В нашей семье политикой, в принципе, никто не интересуется. Мы обычные люди. Больше думаем о простых бытовых вещах: что купить в магазине, как отправить детей в школу и т. д. Политические темы мы никогда не затрагивали. И сама я всегда была против протестного движения. Я считаю: для того, чтобы лезть в политику, в ней надо разбираться.

И особого патриотизма у Леши тоже не было. Например, на белорусском языке в школе он не разговаривал. Только потом, когда начал общаться со змагарами, все изменилось.

— Как вы можете оценить психическое состояние сына? Все-таки он проходил курс лечение в психдиспансере.

— Леша принимал препараты. На данный момент его не сняли с диспансерного учета. Я думаю, что ему нужно было долечиться. Возможно, и морально, и физически он был еще нестабилен. И в силу этого попал под влияние каких-то людей, легко этому поддался.

— Вашего сына можно назвать ведомым?

— Он был маменькиным сынком. Очень спокойный, слова не скажет. Даже в 18 лет не мог самостоятельно куда-то сходить. За ручку с ним в Минск ездила.

Ведомые

— Получается, что ребят с нестабильной, незрелой психикой, тех, кто имеет какие-то проблемы, в том числе психологические, могут легко использовать в своих целях. Таких ведь проще всего раскачать, направить их мышление в нужное русло.

— Так оно и есть. Обратите внимание, что на всех этих протестных митингах было больше молодежи. Они многого еще не понимают. Им просто запудрили мозги. Ведь неужели мы в Беларуси так плохо живем? Мы голодаем? Или, может быть, ходим голые, босые? Если хочешь лучше жить, нужно больше работать. И так в любой стране. Не зря говорят, что хорошо там, где нас нет. Если приехать еще куда-нибудь, обязательно увидишь там какие-то недостатки.

Хотелось бы заметить, что в детстве у Леши было все необходимое. В плане игрушек или каких-то вещей мы старались ни в чем ему не отказывали. В 6 лет, когда сын пошел в первый класс, он захотел компьютер. Мы его купили.

— Что бы вы сказали молодым ребятам, которые попали в ловушку гибридной войны, очарованы мифом о «борцах за народное счастье» и, может быть, стремятся воевать на стороне Украины?

— Пусть подумают, что у них есть родные, которые их любят, которые хотят их видеть дома живыми, здоровыми, веселыми… Молодежи нужно любить, растить детей, строить свою жизнь, а не воевать ради каких-то непонятных целей.

Как мама, я мечтаю, чтобы Леша вернулся домой. Я думаю, что он хочет того же и жалеет, что так поступил. Вероятно, он просто сбежал на Украину. А сейчас боится вернуться обратно. В чужой стране взять оружие в руки — это уже совсем другая ответственность.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем