Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

О сыпучих продуктах в рационе бойца Красной Армии и мешочках фронтовика-борисовчанина Анардовича

О сыпучих продуктах в рационе бойца Красной Армии и мешочках фронтовика-борисовчанина Анардовича
Фото: Андрей Мегас и из открытых источников

Одной из немногих радостей ратного времени издревле была еда. И пускай Великую Отечественную называют «войной моторов», от восстановления силы натруженного организма — сна и еды — на поле боя зависело еще очень многое. А если рацион скудный (что бывало) или пресный (тоже не редкость), в ход шли незаменимые помощники стряпни на биваке — приправы и не только!

Питание на привале
Питание на привале

Сыпучие продукты питания — речь именно о них — были призваны хоть как-то скрасить неприглядный фронтовой рацион. И входили в обязательный суточный паек бойцов Красной Армии с первого до последнего дня (1918-1946 годы) ее существования. Уставные холщовые мешочки под соль, сахар, перец использовались массово, независимо от воинской специальности пехотинца, кавалериста, связиста, сапера, артиллериста… Забытые сейчас, они были такой же расхожей приметой войны, как шинель или винтовка!

«Старожилы» продуктовой сумки

У меня в руках — мешочки из холста, очень похожие на те, что еще недавно были на кухне у половины домохозяек страны. Эта полотняная безделица — точная реконструкция «тары» под сыпучий продукт, что использовалась бойцами и командирами Красной Армии в Великую Отечественную войну. Мешочки выполнены по лекалам оригинальной вещи, что принес с фронта борисовчанин Константин Анардович.

Дизайн их пришел из военного прошлого: внешний вид окончательно сложился к середине XIX века. Размер большего экземпляра — 10×20, меньшего — 6×10 cм. В мешочках носили сыпучие продукты — соль, сахар, перец (и его заменители), чай, иногда использовали в качестве кисета под табак, хранили крупу и даже порох (для скорого розжига костра на привале). Причем напрямую сыпали продукт в мешочек достаточно редко — для порций соли, сахара, специй использовалась оберточная бумага, иначе ткань быстро маралась.

Оформление лаконично: горловина перехвачена шнурком, продетым внутри загнутого и пришитого нитками края мешочка. Казалось бы, совершенно неудобная вещь! Для сдабривания пищи нужно постоянно развязывать узелок, «открывая» горловину. Но, присмотревшись, замечаешь: у места выхода завязок из толщи ткани есть маленькая — около 0,7 мм — прорезь. Если соль, сахар или перец насыпан напрямую в мешочек, стоит лишь немного ослабить узел шнуровки — и продукт мелкого помола понемногу высыпается наружу. Постепенно понимаешь, почему ткань у холщового мешочка такая тонкая: чтобы тактильно ощущать бумажные скрутки с продуктами. И распаковать-запаковать их, не развязывая мешочек перед высыпанием, удобно, и контролировать количество продукта, прощупывая объем скруток через ткань, можно.

Точная копия мешочков под сыпучий продукт бойца РККА
Точная копия мешочков под сыпучий продукт бойца РККА

Мешочков, согласно «Инструкции по укладке, пригонке, сборке и надеванию походного снаряжения бойца пехоты Красной Армии», введенной Главным интендантским управлением РККА по приказу НКО в 1941 году, у бойца было два. И назывались они просто: «мешочек для соли, сахара и чая» и «мешочек для продовольствия». Второй (меньший) был предназначен только для специй (чаще — черного, реже — красного перца, лаврового листа). И их приправ-заменителей: чаще — горчичного порошка, реже — порошкообразного уксуса. Смешивать в мешочке скрутки со специями и другие сыпучие «радости» солдатского рациона — соль, сахар, чай — считалось неприемлемым.

В походе поймешь!

«Почему в армии придавали внимание таким мелочам?» — спросит читатель. Отвечу: сыпучие мелочи — совсем не мелочи! Издавна в походах, на войне использовались особые продукты питания, отличавшиеся тремя главными особенностями: калорийностью (для поддержания терморегуляции организма, быстрого насыщения), пригодностью к хранению, простотой в приготовлении. А именно: мучные продукты, злаковые и мясо. Имея массу полезных качеств, такая еда имела один большой недостаток — пресность. Но подобный рацион способен выдержать не каждый. Без пищевых кислот и специй пресная пища быстро приедается, плохо усваивается организмом — и это сказывается на моральном духе войск…

Питание на привале
Питание на привале

С античных времен те же римляне, византийцы обязательно запасались перед походами рядом снадобий для сдабривания пищи. Причем заранее разбившись внутри подразделений на артели и закупив все необходимое вдобавок к продуктам, поставляемым воинам централизованно.

Та же система имела место и в Средневековье, в Новое время — до середины XIX века. В Русской императорской армии с 1846 года централизованно выдавалось в день около 22 граммов соли, грамм перца и до 70 грамм уксуса на солдата. В плавании матросы, питаясь в основном засоленными продуктами, сдабривали их половиной бутылки уксуса в сутки. Незадолго до Первой мировой войны в список приправ добавилась лимонная кислота — грамм на рядового или матроса ежедневно. Мотивация нововведения однозначная — «для сохранения здоровья людей», написано в третьем издании «Справочной книжки для офицеров» (1913 год).

Черный перец для Красной Армии

Довольствие сыпучими продуктами, что носились, по традиции царской армии, в мешочках, не казалось ерундой и организаторам молодой Красной Армии. Это подтверждает «Алфавитно-предметный указатель несекретных приказов Народного комиссариата по военным и морским делам (НКВ)» за годы Гражданской войны. С весны 1918-го по осень 1921-го были изданы 13 приказов НКВ, привнесших в рацион вооруженных сил Страны Советов ряд изменений. На красноармейца действующих войск по основной (2,400 ккал) норме полагался грамм натурального или суррогатного чая, 34 грамма сахара, 13 граммов соли (или уксуса), 0,7 грамма черного перца (или грамм горчицы). С осени 1921-го запасы царского времени, трофеи, отбитые у войск Антанты, были исчерпаны — и нормы по ряду позиций «похудели», чтобы подрасти в середине 1920-х.

Питание на привале
Питание на привале

Советско-финляндская война 1939-1940 годов добавила в паек красноармейца массу калорийных продуктов (супы, сухую колбасу, копченую рыбу, вяленое мясо, прессованные каши), позволяющих хорошо воевать в морозы. Такой рацион для бойца самого массового рода войск — пехоты — «продержался» до сентября 1941 года. Больше продуктов — больше сыпучего «гарнира» к ним, решило командование Красной Армии. «В целях широкого внедрения в армию пищевых концентратов… ввести на снабжении в мирное время в шестидневку сухой паек с суточной нормой на человека: …сахара — 50 гр., чая — 2 гр., соли — 10 гр. Сохранить этот паек и на военное время с увеличением нормы сахара до 70 грамм в сутки», сказано в сборнике «Зимняя война: работа над ошибками. Апрель-май 1940 г.». Со специями и приправами было так: на сутки боец получал «по основной норме для Сухопутных сил — лаврового листа 0,2 гр., перца — 0,3, уксуса — 2 гр., горчичного порошка — 0,3 гр.». Как видно, ряд позиций по сравнению с гражданской войной «подрос», других — (за счет большего разнообразия основных продуктов) наоборот, уменьшился.

Великая Отечественная быстро внесла коррективы в норму питания для Сухопутных войск, что отразилось в приказе НКО от 22 сентября 1941 года. Объем сыпучих продуктов был изменен (в чем-то увеличен, в чем-то — урезан). Теперь рядовой боец стрелковых частей действующей армии получал в сутки 35 грамм сахара, 30 грамм соли, грамм чая; со специями и приправами перемен не было.

Питание на привале
Питание на привале

В ходе войны норма выдачи сыпучих продуктов понемногу увеличивалась, но это касалось отдельных родов войск — авиации, флота, например. Существенная прибавка «добралась» до пехоты, точнее — войсковой разведки — лишь однажды, в июне 1943-го. Кроме всего прочего, бойцам «полосатой смерти» полагалось дополнительно 15 грамм сахара в сутки (сборник «Великая Отечественная: Приказы НКО СССР 22 июня 1941 г. — 1943 г.»). Доноры-пехотинцы, сдавшие биоматериалы для нужд госпиталей, стали получать единовременно после каждой дачи по полкило сахара (за 400 миллилитров крови) и 300 грамм (после дачи 200 миллилитров).

Ветераны вспоминают

Ужасы войны не вытеснили из сознания фронтовиков сцены окопного быта и их постоянных «завсегдатаев» — соль, сахар, перец, приправы… Воспоминания бойцов минувших сражений, собранные в сборниках интервью проекта Артема Драбкина «Я помню», подтверждают: в ратном деле пайковые мелочи — совсем не мелочь!

Нормирование продуктов питания
Нормирование продуктов питания

Александр Рязанов, морской летчик:

— С продовольствием (в блокадном Ленинграде. — Авт.) было плохо. …от хлеба там, конечно, было од­но название. …какой-то суп, намешан­ный с манной кашей… У каждого из нас в кармане были… перец, соль… эти приправы давали хоть ка­кой-то вкус еде…

Евгений Окишев, минометчик:

— …Откровенный голод мне пришлось пережить… когда мы маршем шли на Курскую Дугу. Обозы все отстали …сидели только на болтушке из воды и муки… …мой ординарец подружился с поваром командира дивизии и через него однажды достал мне черный перец и горчицу — для фронта (в момент отставания обозов с провиантом. — Авт.) это просто немыслимое роскошество.

Николай Яганов, пехотинец:

— Немец нас закупорил (блокировал Ленинград. — Авт.), наверное, в начале сентября. Кормили кашами — гречка, рис, перловка. В избытке был только перец и соль. Как начали их класть в кашу и похлебку!

Леонид Падуков, танкист:

— Повар готовил вкусно, благо продуктов было в достатке. Какое-то время не было соли, так как вместо нее в пищу добавляли американские мясные консервы (отличавшиеся увеличенным содержанием соли. — Авт.). Но это было недолго, вскоре и она появилась.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59