Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Погиб, освобождая Украинскую ССР. Каким был боевой путь борисовчанина Михаила Морозова

Погиб, освобождая Украинскую ССР.  Каким был боевой путь борисовчанина Михаила Морозова
Фото: из открытых источников, носит иллюстративный характер

Один из 10 Героев Советского Союза, уроженцев города Борисова, выпускник Борисовского педагогического училища старший лейтенант Морозов Михаил Ильич удостоился высшего звания в СССР в октябре 1943 года.

Но получить награды Родины наш земляк, 21-летний офицер-артиллерист  не успел, погибнув в ноябре того же года, освобождая Украинскую ССР.

Похоронен, по неофициальным данным, в братской могиле, именовавшегося в советское время мемориалом Вечной Славы, в городе Луцке, на украинской Волыне. 

В родном Борисове именем Михаила Морозова названа улица, а на здании, в котором ранее находилось педагогическое училище, его выпускником он и был, установлена мемориальная доска в его честь.

О становлении борисовчанина Морозова как личности и педагога

Немногочисленная, к большому сожалению, сохранившаяся информация свидетельствует, что вырос Миша Морозов в семье тружеников и истинных патриотов.  Семья Морозовых, коренных жителей Борисова была многодетной и уважаемой в городе.

Ровесник страны — Советского Союза, Миша Морозов  родился 24 января  1922 года, он рос и мужал вместе со страной, это на его памяти в Борисове росли новые дома, вводились в строй промышленные предприятия, школы и библиотеки, Шуховская водонапорная башня , а  одной из самых авторитетных и почитаемых профессий был школьный  учитель.

И юный Михаил Морозов  тоже решил посвятить себя педагогическому труду.  В  его Свидетельстве об  получении первичного педагогического образования одни  отличные и хорошие оценки и  в возрасте 18 лет он  становится учителем.

Из хранящихся в музее нынешнего Борисовского государственного колледжа, правопреемника того педагогического училища, можно узнать, что Михаил Морозов, получив в результате сдачи испытаний право преподавания, в 1940-1941 учебном году работал в Кривичской неполной средней школе Мядельского района Минской области, преподавая русский и белорусский языки и  соответствующие литературы. Перед ним открывались хорошие  перспективы на педагогическом поприще.

Но весной 1941 года уже вовсю «пахло» военной грозой и учителя Михаила Морозова призывают в ряды Красной Армии, а с учетом образования и опыта работы, отправляют на учебу в Сумское артиллерийское училище.

О боевом пути Морозова от курсанта до артиллерийского комбата

В Великую Отечественную войну курсант Михаил Морозов вступил вместе со своими друзьями по учебе, командирами и преподавателями Сумского артучилища. И как свидетельствуют архивные источники, хотя по времени участие сумских курсантов в боях с немецко-фашистскими захватчиками было непродолжительным, но и за этот короткий период командиры и курсанты артиллерийского училища показали высокие морально-боевые качества, верность воинскому долгу, бесстрашие и героизм в борьбе с врагом.  Тяжелые оборонительные бои, отступление перед превосходящими силами хорошо  подготовленного, до зубов вооруженного и имевшего боевой опыт победного покорения абсолютного  большинства  стран Европы противника, горечь утрат товарищей-курсантов и своих командиров — все это выпало на долю нашего земляка Михаила Морозова.

Многие командиры и курсанты училища за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками в первые месяцы войны, были  награждены орденами и медалями.
Приведу выдержки из Приказа Командующего Юго-Западного фронта:

— От имени Президиума Верховного Совета ССР за образцовое выполнение боевых заданий командования фронта в борьбе с немецкими захватчиками и проявленную при этом доблесть и мужество награждаю:

Орденом Ленина
Курсантов: Альзитцера А.М., Сухоносенко А.С., Тыклина А.Е.; капитана Олейник А.Ф.
Орденом Красного Знамени
Курсантов: Акимочкина В.М., Бабяк М.В., Богатыря И.С., Иванова Ф.И., Разумова И.М., Степаненко А.С.; лейтенантов: Водяного П.И., Трейгер А.М.; майора Бедрицкого А.Т.; капитана Кулакова М.Ф.

Орденом Красной Звезды
Военврача 2 ранга Александровича Я.А.; медсестру Овчаренко В.Л.; ст. политруков Гантмана М.Б., Малинковича Д.Н.; зам. политрука Капшука М.Г.; курсантов: Крапивцева К.С., Петкевича Ю.Л.; капитанов: Краснянского Д.Я., Хорольского Д.В.; лейтенантов: Пивоварова А.А., Самарцева И.В.; Свинухина В.Н.

Медалью «За отвагу»
Курсантов: Бруселя С.П., Володина А.К., Делекторского А.А., Дороганова В.В., Жидкова Н.В., Ивахно И.Л., Максименко А.Н., Севастьянова А.П., Слесарева А.Н., Харченко П.Д., Шимковского Н.М.; ст. лейтената Куликова В.Н.; капитана Лейбович В.Б. зам. политрука Родионова С.И.

Командующий войсками Ю.З.Ф. Маршал Советского Союза С. Тимошенко.

Мужественно тогда сражался и первокурсник борисовчанин Михаил Морозов, об этом значительно позже расскажет родителям и всей семье Морозовых, побывавший в послевоенные годы в Борисове близкий друг Михаила по Сумскому артиллерийскому училищу, а затем и по 886-му артиллерийскому полку 322 стрелковой дивизии подполковник Василий Нетеса. 
Главной же наградой для нашего земляка и всех выживших в той страшной «мясорубке» трагического 41-го года была их молодая жизнь и возможность продолжать сражаться с ненавистным врагом.

А после вывода из тех жестоких боев, безусых, но уже обстрелянных и мужественных бойцов-курсантов Сумского артучища отправляют на доучивание — Красной Армии на фронтах борьбы с немецко-фашистскими захватчиками край требовались командиры. Мы теперь знаем из анализа военных историков, что в первоначальный период Великой Отечественной войны, из строя выбывало по причинах гибели, ранений и контузий, пленения и безвести пропавших, более половины   офицеров  младшего и среднего  комсостава Красной Армии.
  Сибирь, а училище эвакуировали в город Ачинск, встретила курсантов—артиллеристов и их наставников морозами, доходившими до 40–45°.  Сохранилось письмо одного из курсантов Константина Янько своим родным:

— Доехали хорошо. Морозы стоят такие, что через 2-3 минуты белеют уши… Вчера получили зимнее обмундирование: синие суконные брюки, суконную гимнастерку цвета хаки, шлемы, тёплые портянки, две пары теплого белья, валенки, полушубки и шапки. Теперь мы одеты как паны…»  В январе 42-го он же пишет родным: …Новый год встретили неплохо, был вечер, играли хороший джаз, спать легли в два часа ночи. Питание хорошее, норма хлеба 800 гр., очень хороший суп, каша пшенная или рисовая, компот из изюма и абрикосов…

Скорее всего, Константин Иванович просто успокаивал родственников, поскольку известно, что и с обмундированием в училище, как и во всей стране, отдающей все для фронта, было туго, и с питанием тоже.

Продолжительность занятий составляла не менее 10 часов в сутки, плюс два часа самоподготовки, не считая ночных выходов в поле на тактические занятия. Особое внимание будущих командиров-артиллеристов  уделялось обучению практике борьбы с танками противника, бою батареи в окружении и выходу из него.

А уже 4 апреля  1942 года. состоялся ускоренный первый выпуск офицеров—артиллеристов и среди них был  и наш земляк Михаил Морозов.

Воевал лейтенант Михаил Морозов в боевом строю 886-го артиллерийского полка 322 стрелковой дивизии.

Не хочу, не имею права, как  советский офицер и сын фронтовика, пересказывать те немногие и достаточно бравурные сведения, кочующие из публикации в публикацию , о боевой жизни  Михаила Морозова, как-то: 

  • «отличился при освобождении Украинской ССР»; 
  • «батарея успешно переправилась через Десну и Днепр»;
  • «батарея прошла с боями около 450 километров».

Все это так, но война — это всегда тяжелейшее испытание, это пот и кровь, боль от утрат боевых товарищей, нервные потрясения родных, получающих похоронки…
Поэтому приведу воспоминания командира-артиллериста , найденные на форуме  того, родного для нашего земляка Михаила Морозова, 886-го артиллерийского полка, о форсировании Днепра, дающие правдивое описание истинного героизма наших советских солдат и командиров. 

— На рассвете вся водная гладь Днепра была покрыта переправляющимися войсками: кто на лодке, кто на самодельных небольших плотах, их было большинство.  Несколько бочек из-под бензина, связанные проволокой, сверху ворота от сарая или что-либо подобное — вот и плот.

Крики, ругань, стоны раненых, ржание перепуганных лошадей — все это вплеталось в звуки боя. Противник яростно сопротивлялся, стремясь ликвидировать захваченные плацдармы. Десятки атак за день приходилось отражать нашим подразделениям на том берегу. Огневое и тактическое преимущество было на стороне немцев. Траншеи полного профиля, ходы сообщения, оборудованные огневые точки, наличие танков и бронетранспортеров позволяли противнику успешно обороняться и контратаковать наши подразделения, форсирующие реку.

Всю ночь идет переправа через Днепр. Неподалеку по ночам наводят понтонный мост. По нему непрерывным потоком идут танки и артиллерия — переправляется 5-я танковая армия — главная ударная сила фронта. С рассветом мост разводят и по частям прячут его в прибрежных кустах. Мост — желанная цель для вражеской авиации и артиллерии, а он единственный на нашем плацдарме. Поэтому остальные части переправляются через Днепр кто на чем может, в основном на самодельных плотах.

Зенитных средств было мало. Наша истребительная авиация, как правило, была связана боем с вражескими истребителями, а в это время бомбардировщики делали свое дело, бомбя и штурмуя наши переправляющиеся части. Впрочем, наши бомбардировщики и штурмовики в это же время обрабатывали боевые порядки противника, помогая нашим войскам вести ожесточенный бой на плацдарме. Получалось так, что сверху, где-то в полутора километрах от земли ведут бой истребители. Слышны яростные пулеметные и пушечные очереди. То один, то другой самолет камнем падает на землю или в воду.

 Наш артполк занял огневые позиции и ведет огонь по заявкам частей, находящихся на плацдарме.  Хочется пить, днем еще жарко, сентябрь. Погода стоит солнечная. Но к Днепру можно выйти только ночью, хотя до воды каких-то 40–50 метров.

Вскоре получаем приказ: занять наблюдательный пункт на плацдарме. Ранним утром в первых числах октября 1943 года я со своими разведчиками помог какому-то переправляющемуся подразделению соорудить плот. Несколько железных бочек, сверху полусгнившие ворота, несколько старых досок.  На этом плоту уместились две лошади с 45-мм пушкой, три человека расчета и я со своими тремя разведчиками.

Рано утром, затемно, отчалили от берега. В руках у кого что: лопата, кусок доски, палка, а кто и руками, лежа на плоту, гребет из всех сил.

Рассвет застает нас где-то недалеко от середины реки. Противник обнаружил нашу переправу и открыл сильный артиллерийско-минометный огонь. То там, то здесь рвутся в воде снаряды и мины, поднимая фонтаны воды. Уже есть прямые попадания или разрывы вблизи плотов, таких же как и наш. Слышны крики раненых, тонущих, ржание перепуганных, упавших в воду лошадей. Мертвые уходят под воду тихо.

Наш плот беда пока миновала, и мы со всей силой гребем на тот берег.

Дополню эту страшную и одновременно истинно героическую картину форсирования Днепра нашими советскими войсками словами одного из наших военачальников и также  военного журналиста из войск наших тогдашних союзников.

Так дважды Герой Советского Союза генерал  П. И. Батов в книге «Форсирование рек. 1942—1945 гг.» вспоминал, что спешно восстанавливались старые рыбачьи лодки. Для затыкания дыр заготавливалась ветошь, черпаки. Быстро вязались простые плоты из разобранных фрагментов деревянных домов. По сравнению со всеми остальными плавсредствами, создаваемыми бойцами на ходу из любых подручных средств, старые лодки и кое-как связанные плоты казались почти флотилией… Температура воды в конце сентября уже была около 5 градусов, немецкие орудия и пулеметы с правого берега непрерывно стреляли.

Британский журналист и военкор А. Верт в книге воспоминаний «Россия в войне. 1941—1945» писал, что советским бойцам удалось совершить подвиг. Пользуясь ночной темнотой, десятки тысяч людей одномоментно начали форсирование мощной водной преграды. Стоило советским войскам, маршем идущим к Днепру, достигнуть реки, они начали сразу же переправляться на рыбацких лодчонках, собранных из чего попало плотах, пользуясь связанными бочками и всем тем, что хоть как-то позволяло удержаться на плаву. Бойцы форсировали реку под безостановочным вражеским огнем, без артиллерийской поддержки, не имея никаких специальных навыков, уцепившись за все, что попалось под руку и хоть как-то держится на воде. При этом многие солдаты не умели плавать.

И еще, вдумаемся, уважаемые читатели, в статистику тех боев на Днепре:

— Безвозвратные потери Красной Армии ( то есть погибшие, утонувшие, пропавшие без вести )  составили более 400 тысяч человек…
— Санитарные потери (раненные, контуженные, заболевшие ) — порядка одного миллиона двухсот тысяч…

Уверен, что только осознавая, что пришлось перенести тогда солдатам, командирам и политработникам нашей Красной Армии, становится понятным все величие их подвига!

И безмерная гордость, что и белорус Михаил Ильич Морозов, командир артиллерийской батареи, в свои молодые годы был в их рядах и был: «За проявленный героизм при форсировании рек Сейм, Десна, Днепр, обеспечение артогнем переправ и закрепления занятых рубежей достоин присвоения звания «Герой Советского Союза». (из наградного листа на старшего лейтенанта Морозова М. И.)

О боях осени 1943 года, когда наш земляк удостоился звания Героя                    

Рассказ о том периоде основан на историческом формуляре 322 стрелковой дивизии, в составе которой был и 886 артиллерийский полк , где борисовчанин Михаил Морозов командовал 1-й артиллерийской батареей.

5 сентября 1943 года все полки 322 стрелковой дивизии были повернуты фронтом на юго-запад для форсирования Десны с ходу. 7 сентября дивизия форсировала реку Сейм, закрепилась на захваченном плацдарме на южном берегу и, преодолевая сопротивление войск немецкой 82 пехотной дивизии, создавшей на пути наступления советских войск сеть опорных пунктов, оборудованных траншеями и пулеметными гнездами, прикрытыми колючей проволокой взрывными заграждениями, простреливаемыми в промежутках между ними из орудий и минометов, а местность вблизи опорных пунктов — огнем пехотного оружия, продолжала продвигаться вперед. Захватив населенный пункт Новые Млины, полки дивизии наступали на село Головеньки в Борзнянском районе Черниговской области, а к исходу дня 7 сентября освободили административный центр Борзнянского района город Борзна.  В ночь с 19 на 20 сентября части и подразделения дивизии на подручных средствах форсировала реку Десна. К рассвету 21 сентября 1943 года полки 322 стрелковой дивизии вышли к реке Днепр на участке село Сивки (ныне не существует) — село Сорокошичи Козелецкого района Черниговской области. Первыми форсировали Днепр на подручных средствах усиленные стрелковые батальоны от 1087 и 1089 стрелковых полков, захватили плацдармы в районе сел Верхние и Нижние Жары (ныне в Чернобыльской зоне отчуждения) Брагинского района Полесской (ныне Гомельской) области Белорусской ССР и обеспечили переправу главных сил дивизии.

И снова вернемся к наградному листу на Михаила Морозова: 

— При форсировании  рек Десна и Днепр, не взирая на сильный обстрел артиллерией и бомбежку авиации противника, приготовил (речь о М. Морозове, прим.) из подручных материалов плавсредства, на которых 1 батарея , первая в дивизионе,  переправилась на противоположный берег водных преград, своевременно оказав огневую поддержку пехоте.

А за этими сухими лаконичными строками стоит мужества и героизм, бесстрашие и готовность к самопожертвованию артиллеристов батареи и лично ее командира старшего лейтенанта Михаила Ильича Морозова, славного сына белорусского народа, воспитанника советской педагогической школы и по призванию учителя.

Продолжим повествование текстом исторического формуляра 322-й стрелковой дивизии:

— 23 сентября дивизия, полностью переправившись через Днепр, вела бои по удержанию и расширению захваченного плацдарма. На следующий день части дивизии повели дальнейшее наступление на села Гдень Брагинского района Полесской области, Парышев Чернобыльского района Киевской области (ныне оба села в Чернобыльской зоне отчуждения) в междуречье Днепра и Припяти. Форсировав 30 сентября реку Припять, к исходу дня части 322 стрелковой дивизии освободили город Чернобыль Киевской области.

За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и отвагу и геройство, проявленные во время прорыва вражеской обороны на Днепре и успешного форсирования крупных водных преград Сейм, Десна, Припять 24 воина 322 стрелковой дивизии удостоены звания Героя Советского Союза, в том числе командир дивизии полковник Лащенко Петр Николаевич, командир 1089 стрелкового полка гвардии подполковник Харланов Иван Степанович, заместитель командира батальона 1087 стрелкового полка старший лейтенант Курятников Николай Андреевич, командир 1-й батареи 886 артиллерийского полка старший лейтенант Морозов Михаил Ильич.  Сотни бойцов и офицеров награждены орденами и медалями.

Наградные листы на нашего земляка Михаила  Морозова и его боевых товарищей по полку и дивизии  были подписаны Командующим 1-м Украинским фронтом генералом армии К.Рокоссовским.

— Утром 4 октября 1943 года до сотни немецких танков при поддержке пехоты и авиации атаковали войска 13 армии в районе города Чернобыль. Имея явное превосходство в живой силе, артиллерии и абсолютное — в танках (в советских войсках на этом участке танков не было), гитлеровцы стали таранить оборону, пытаясь рассечь ее на части, а затем уничтожить одновременными ударами с разных сторон. Советские войска были отброшены на восточный берег реки Припять, 322 стрелковая дивизия закрепилась на участке села Кошовка Чернобыльского района (ныне в Чернобыльской зоне отчуждения в Иванковском районе Киевской области) и в течение трех недель стойко держала там оборону.

15 ноября 1943 противник предпринял мощное контрнаступление, стремясь уничтожить всю киевскую группировку советских  войск, ликвидировать ее плацдармы на правом берегу Днепра. По приказу командующего 60 армией 322 стрелковая дивизия заняла оборону на рубеже сел Городище Житомирского района, Студеница, города Коростышев Коростышевского района Житомирской области, вдоль реки Тетерев фронтом на юг, с задачей не допустить продвижения противника в направление села Студеница, города Малин Житомирской области и воспрепятствовать его маневру вдоль шоссе Житомир — Киев. Дивизия стойко отбивала многочисленные атаки танков и пехоты противника.

За этими сухими фразами исторической хроники боевых действий дивизии, в которой воевал  старший лейтенант Михаил Морозов, становится понятным почему наш земляк так и не успел получить высшие награды Родины. (прилагаемое фото из музея Борисовского государственного колледжа, на котором М. Морозов со Звездой Героя, всего лишь красивый символический рисунок, прим.)

Там,  в районе города Коростышева Житомирской области, в тех кровопролитных оборонительных боях, когда немецко-фашистских войска большими силами пехоты, мощно  усиленными танками и артиллерией пошли в контрнаступление, и погиб геройской смертью наш земляк Морозов Михаил Ильич.

И уверен, уважаемые читатели, что величие его подвига, а это не только бои на реках Сойме, Десне и Днепре, а весь его боевой путь с 14 апреля 1942 года по 18 ноября 1943 года, становится  более зримым на фоне описанных событий.

И возвращаясь к памяти о Михаиле Морозове   

И Прах Героя Советского Союза белоруса Морозова Михаила Ильича, погибшего в расцвете жизни за общую для советского народа свободу и независимость, покоится в земле Украины. Надо полагать, что и  памятный знак   (фото) с георгиевской лентой и надписью на украинском языке был установлен в советское время, отдавая дань его подвигу на украинской земле.

Но, уже давно там Советская символика объявлена вне закона, в самом Луцке на мемориале павших, где похоронено 1800 советских бойцов и командиров!,  снята с центрального  обелиска  советская звезда весом в 300 килограммов, находившаяся на высоте 36 метров,  ликвидирована и Аллея Героев, на которой размещались стелы с табличками имен Героев Советского Союза…
История Великой Отечественной войны переписывается, вместо настоящих героев, ,людей разных национальностей общей тогда страны,  воинов Красной Армии,  советских партизан и  подпольщиков, выходят  на первый план  националисты из ОУН-УПА.

В нашей стране, к счастью, память о героях народно-освободительной Великой Отечественной войны сохраняется.

Повторюсь, что в родном для Михаила Морозова городе Борисове есть улица, носящая его имя, на здании, где он учился в педагогическом училище сохранена мемориальная доска в его честь.
 Но… бег времени неумолим, выросли новые поколения, для которых Великая Отечественная война зачастую  ассоциируется лишь с Днем Победы, а   за  красивыми  и правильными словами в этот  торжественный  день  молодые поколения не  всегда видят конкретных героев, их героизм, мужество и истинный патриотизм.  К тому же, даже мы, поколение у которых воевали отцы и матери, не говоря о нынешних 40-50-летних, которым вверено воспитание молодежи, часто рассчитываем, что наличие именных улиц, памятных досок, музейных экспонатов, уголков памяти героев в учебных заведениях, хранение в музейных и библиотечных фондах материалов и фотографий, гарантирует преемственность поколений и воспитание патриотизма. Увы, нет и еще раз нет!

А сегодня, как никогда, нужна постоянная живая и кропотливая работа, с учетом современной весьма непростой, взрывной ситуации в окружающем нас мире. 

Как автор сегодняшнего повествования, возьму на себя смелость сделать некоторые выводы на примере сохранения памяти Героя Советского Союза борисовчанина Михаила Морозова.  Тем более, что в процессе подготовки публикации пришлось провести своеобразное журналистское расследование, в ходе которого общался  и с педагогами Борисовского государственного колледжа–правопреемника педучилища и Кривичской школы Мядельского района, где Михаил Морозов перед войной учительствовал, с работниками городской библиотеки города и районного музея, с сотрудниками идеологического отдела города и  с заместителем начальника Главного управления  по образованию Минского областного исполнительного комитета. И если сотрудники и городской библиотеки и музея откликнулись на мои обращения сразу же, и из присланных материалов и общения  с ними видно, что многое о земляке-Герое не только сохранено в экспозициях и в фондах, но и к его образу,  совершенному им подвигу, систематически  возвращаются в ходе проведения мероприятий.

А вот руководство Борисовского колледжа и Кривичской школы вернулись к контактам со мной лишь после вмешательства из Главного управления по образованию облисполкома. И выяснилось, что в Кривичской школе, где будущий Герой Советского Союза Михаил Морозов, начал свой путь учителя, прерванный войной, о нем не помнят… И ныне важно не искать виновных, тем более, что это не вина нынешнего поколения учителей и руководства школы, а незамедлительно восстановить историческую справедливость по отношению к личности учителя, отдавшего молодую жизнь ради жизни сегодняшней!

Немало вопросов возникает и по работе о сохранению памяти и воспитания учащихся Борисовского государственного колледжа на героическом примере одного из выпускников бывшего педучилища, удостоенного звания Героя Советского Союза.  Нет, есть уголок, посвященный Михаилу Морозову в музее колледжа, определенная работа ведется, в том числе и силами учащихся, педагогами практикуется написание обучаемыми сочинений, эссе и тому подобное. Но явно недостаточно живой и кропотливой системной работы, не убеждает в этом и объемный отчет колледжа идеологическому отделу города, присланный и мне. 
Возможно, повторюсь еще раз, но ныне, в век интернета, продвинутых информационных технологий, с учетом ожесточенной войны на информационном поле, этого крайне мало. Нужна системная энергичная работа педагогического коллектива, и исследовательская, ведь о боевом пути Морозова слишком мало известно, и организационная и воспитательная.  Почему бы не рассмотреть вопрос о присвоении колледжу имени выпускника-Героя?  А может целесообразно для повышения эффективности воспитательной работы добиться переноса мемориальной доски со старого здания, которое ныне реализовано в частные руки, на место нынешнего нахождения учебного заведения?

Выпускник-Герой из многодетной семьи потомственных горожан, есть сведения, что младший его брат Владимир работал на одном из предприятий города, у него была семья, так почему не разыскать ныне здравствующих родственников Михаила Морозова, не привлечь их к воспитательной работе с учащимися, уверен по собственному опыту, что это было бы взаимно полезным и эффективным. А может быть, занявшись не формальной, звучащей в отчете, исследовательской работой, а действительной, удастся найти воспоминания боевых друзей, однополчан Михаила Морозова, а ,возможно, сохранились у родных  воспоминания  упоминавшегося  его боевого друга Василия Нетесы?

Да и, наверное,  более эффективной была бы воспитательная работа, если объединить усилия педагогов, библиотечных и музейных работников.

Координирующую роль в этом вижу идеологического отдела, тем более, что  требуется возродить общегородские мероприятия по чествованию земляков-Героев.

Да, по-настоящему усиление этой работы требует дополнительных сил, энергии, преодоления шаблона и формализма, препятствий. Но ведь не дать угаснуть памяти — это наш общий святой долг!

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59