Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Заключение МРЭК — это не отмазка и не отговорка» Как ищут работу людям с инвалидностью

«Заключение МРЭК — это не отмазка и не отговорка» Как ищут работу людям с инвалидностью

«Спасибо, мы вам позвоним», — эту фразу 61-летний Александр Метельский из Березино слышал не единожды. Так заканчивался каждый его разговор с потенциальным нанимателем. Он знал, что после этих слов никто ему звонить не будет. И работу, соответственно, не предложит. А виной всему — один документ. Заключение МРЭК, согласно которому Александр, инвалид 3-й группы, имеет право быть задействованным лишь на определенных работах.
Специалист нарасхват
С таким багажом куда-то трудоустроиться не просто сложно — практически невозможно. По словам Александра, ему пришлось бы до сих пор обивать пороги предприятий и организаций, если бы не реальная помощь управления по труду, занятости и социальной защите Березинского райисполкома.
Наш путь лежит в санаторий «Березина», что в 8 км от райцентра. Здесь и трудится Александр Метельский: 4 месяца назад его взяли рабочим по обслуживанию зданий и сооружений. Чтобы не отрывать нашего героя от дел, решили сами к нему наведаться в гости. Так сказать, на месте разведать обстановку.
— Вы к Ивановичу? Пройдите по коридору прямо, потом налево, — сориентировала нас сотрудница санатория. — Если в кабинете его не застанете, подождите минут 15. Скорее всего, по заявке работает. Иваныч у нас нарасхват!
Дорогу мы нашли быстро, а вот самого Александра на месте не оказалось. Минут через 20, как нас и предупреждали, он подошел. Но лишь затем, чтобы взять новую заявку для выполнения.
— В номере санатория на втором этаже сломалась дверца шкафчика, — отрапортовал Александр. — Работы на 25 минут. Потом смогу уделить и вам время. Иначе нельзя: скоро люди заедут, а в номере неполадка!
«Извините, для вас ничего нет»
О том, он как попал в категорию социально уязвимых, Александр Иванович вспоминает с неохотой. Говорит, раньше и подумать не мог, что вполне здоровый человек может вот так внезапно, буквально за несколько минут стать инвалидом. А ведь с ним так и случилось.
— Это был 2012 год, я тогда водителем на спиртзаводе работал. Подъехал к проходной с полным кузовом зерна. Машин передо мною много. Стою, жду своей очереди на разгрузку. Что там внутри меня оборвалось: может, какой сосуд лопнул и кровь не туда пошла… Да только я сижу в машине и понимаю, что правой половины тела у меня нет. Смотрю на руку, ногу — и не могу пошевелить конечностями. Как будто отрезало, — рассказывает Александр. — Работник проходной сигнал подает: мол, езжай на разгрузку! А я не в состоянии.
Что было после, он не помнит. Но ребята, которые нашли Александра в таком состоянии, говорили, что он был очень плох. Они осторожно перенесли его в раздевалку, вызвали скорую и отправили в больницу.
— Там сразу поставили диагноз: инсульт с парализацией правой стороны. Две недели в реанимации, потом 10 дней в Боровлянах и еще 28 дней реабилитации в Аксаковщине. Правая сторона тела по-прежнему «отсутствовала», я учился все делать левой рукой. Санитарки предлагали: мол, давайте мы вас покормим, но я ни в какую. Хотел все сам! Брился тоже сам — левой рукой.
Своевременная помощь и реабилитация сделали свое дело. Но состояние не улучшилось настолько, чтобы можно было вернуться на прежнюю работу. К тому же МРЭК установила Александру 2-ю, нерабочую группу инвалидности.
— Я 40 лет за рулем… А тут меня закрывают в четырех стенах и советуют вообще забыть о работе! Конечно, я и сам понимал, что в таком состоянии не работник, но и лодырничать не собирался. Через «не могу» хозяйничал по дому. Пылесосил, готовил кушать. Стало чуть полегче — за гантели взялся. В Березино на тот момент уже работал спорткомплекс с бассейном — я туда.
Два года упражнений не прошли даром: Александр стал более самостоятельным (правда, до сих пор ходит с палочкой), практически восстановилась речь. На очередном заседании МРЭК ему сняли вторую группу инвалидности и дали третью. Главное, рабочую! Разумеется, в рекомендациях стояло много «нельзя»: никакого поднятия тяжестей, работы с химикатами и на высоте. Нельзя трудиться в шумном, оживленном месте. Водителем — тоже.

— А что можно? Лифтером! Только где найти такое место, если у нас в городе не было зданий с лифтами? Разрешили работать вахтером, кладовщиком, укладчиком-упаковщиком, сортировщиком, фасовщиком, подсобным рабочим, контролером, — перечисляет Александр.
На бумаге, точнее в документе, все выглядело хорошо: работать можно, было бы желание. А что в реальности?
— Обратился в одно место, другое… «Извините, для вас ничего нет!» Или: «Спасибо, мы вам позвоним». Когда сам хочешь работать, слышать это тяжело. С другой стороны, директор тоже хочет получить полноценного работника, а не такого, которому «это можно делать, а вот это нельзя», — рассуждает собеседник. — Интересное наблюдение: некоторые наниматели думают, что МРЭК — это чуть ли не отмазка, отговорка, чтобы не выполнять тяжелую работу. Это не так. Только в глазах нанимателя я все равно неполноценный работник.
«Здесь я незаменим»
Последней инстанцией, куда в отчаянии обратился Александр Метельский, стало управление по труду, занятости и социальной защите Березинского райисполкома. Здесь узнал, что есть программа адаптации инвалидов к трудовой деятельности. Главное ее преимущество в том, что наниматель, трудоустраивая к себе человека с инвалидностью, не несет вообще никаких затрат. Зарплату работник, разумеется, получает, но из средств фонда социальной защиты населения. Так что в выигрыше остаются оба.
— Я рассказал свою историю, показал заключение и рекомендации МРЭК. Мне ответили, что попробуют найти что-нибудь. Признаюсь, ни на что особо не надеялся. Все-таки Березинский район небольшой, легкий труд у нас в дефиците.
 Но Александру позвонили и предложили должность рабочего по обслуживанию зданий и сооружений в санатории «Березина».

Для Александра Метельского работа — это не просто возможность заработка. Это чувство уверенности в себе, осознание того, что в нем нуждаются. Людям с инвалидностью, которые жили обычной жизнью и внезапно выпали из обоймы, это крайне важно.

— С руководством санатория мы заранее обговорили условия труда: только мелкоремонтные работы не на высоте. Также по индивидуальной программе реабилитации Александру Ивановичу полагается сокращенный рабочий день (приняли на 0,75 ставки). Однако ездить ежедневно в санаторий ему неудобно. Сошлись на том, что он будет трудиться полный рабочий день с понедельника по четверг, а в пятницу — выходной, — сообщает подробности заместитель начальника управления по труду, занятости и социальной защите Березинского райисполкома, заведующий сектором занятости населения Светлана Сайковская.

Санаторий заключил с Александром контракт на год. 11 месяцев он трудится, а на двенадцатый — уходит в отпуск. Отпускные, как и заработная плата, будут профинансированы из средств Фонда социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты. Опять-таки наниматель не платит ничего.

По истечении года контракт с Александром работодатель не обязан продлевать. Но собеседник надеется, что его еще оставят.

 — Я не пользуются своим положением: мол, раз есть какие-то ограничения — значит что-то могу не делать. Все, что положено, выполняю. Зарплата тоже устраивает: около 500 рублей в месяц. Плюс пенсия по инвалидности порядка 300 рублей. У жены тоже пенсия, так что на нас двоих хватает, — говорит Александр. — Но здесь не в деньгах дело. Я снова почувствовал себя нужным! Как в том фильме: люблю свою работу, потому что, когда я туда прихожу, там начинает крутиться то, что без меня не крутилось. Понимаю, что последствия моей болезни еще сказываются, но, к счастью, у нас в стране помогают найти работу каждому, кто хочет трудиться. Даже тому, у кого есть ограничения.
Комментарий специалиста:
— Людям с инвалидностью сложно найти работу с первого раза: они относятся с социально уязвимой категории населения, — говорит начальник управления по труду, занятости и социальной защите Березинского райисполкома Ольга Колячко.

Тем не менее сотрудничество с работодателями налажено. Они представляют в управление заявление с перечнем вакансий по профессиям, специальностям, количество рабочих мест, на которые могут трудоустроить инвалидов, и прикладывают смету расчета.

Таким образом, когда человек с инвалидностью приходит к нам, в соответствии с рекомендациями и индивидуальной программой реабилитации мы выбираем те вакансии из имеющихся, которые ему подойдут, — пояснила специалист. — Нанимателям, организующим адаптацию инвалидов к трудовой деятельности, из средств фонда финансируются расходы на приобретение оборудования (для создания рабочих мест), материалов, спецодежды; компенсируются расходы по оплате труда в полном объеме.
Галина Наркевич
Фото Светлана Курейчик

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59