Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Мощнейшая информационная машина в действии. Эксперт о военной спецпропаганде на Украине

Мощнейшая информационная машина в действии. Эксперт о военной спецпропаганде на Украине
Фото: www.roshen.com, sevastopol.su, nonews.co и из открытых источников

Информационное поле Украины последних лет кардинально отличалось от белорусского или российского. Ключевая причина – в его избыточном финансировании. На украинскую пропаганду был создан многолетний коммерческий спрос со стороны олигархов, она не существовала только за счет заказов спецслужб или иностранных фондов, как это иногда упрощенно понимают. О том, как устроена эта информационная машина – объясняет политолог Андрей Лазуткин.

Порошенко и его шоколадная фабрика

Команде Петра Порошенко первой удалось создать свою собственную «фабрику троллей». В нее входили три крупных телеканала, блогеры, сеть сторонников в соцсетях и лояльные эксперты. Кроме того, впервые были использованы программные средства, так называемые боты, которых поставляло и раскручивало специализированное цифровое пиар-агентство.

В итоге была выстроена эффективная система лидеров общественного мнения, которая поддерживала все инициативы Порошенко, обеляла его во время судебных процессов или продвигала нужные ему темы. На пике возможностей, в 2019 году, Порошенко обладал внушительной армией из 20 тысяч аккаунтов, блогеров, экспертов и активных сторонников в социальных сетях.

Копируя механизм Порошенко, как минимум с 2015 года услугами интернет-троллей начали пользоваться два других крупных бизнесмена — Ахметов и Коломойский. Как правило, главной задачей сотрудников «бот-фермы» Ахметова была порча имиджа Игоря Коломойского и наоборот.

Любая бот-ферма тех лет имела примерно одинаковую структуру. Это минимум 10-15 человек «пехоты», то есть оставляющие комментарии тролли, несколько «популярных блогеров», которые занимались написанием «экспертных» статей, а также руководитель-аналитик, который анализирует повестку и составляет технические задания. На тот момент большая часть пиар-кампаний олигархов была сосредоточена на конкуренции в различных бизнес-сферах и во внутренней политике. Гораздо реже они затрагивали и международные интересы Украины. Что же изменилось?

Иностранный спрос на пропаганду

По мере распродажи и приватизации украинской экономики, иностранные государства начали приобретать на Украине коммерческие интересы, а значит, им необходимо было максимально контролировать общественное мнение, чтобы защитить свои активы. Наибольшее количество инвестиций и дотаций в украинскую инфраструктуру было вложено по линии Великобритании и Нидерландов.

Именно в этот период происходит переключение частных «фабрик троллей» с внутренней политики на «российскую агрессию». Косвенно это подтвердил тот факт, что сегодня все медийные ресурсы Украины действуют в рамках единой информационной сети. В мирное время они формально работали на разных заказчиков, а в военное время показали поразительное единодушие и не прекратили свою работу.

В это же время масса якобы российских, белорусских, донбасских, крымских телеграм-каналов на самом деле были созданы иностранными спецслужбами для сетевой войны с Россией. Ни к каким олигархам они не имели отношения, исполнителям платили в разы меньше, как тому же Р. Протасевичу, но зато иностранные спецслужбы могли изучать опыт полевой украинской пропаганды на обществах Беларуси, России и даже Казахстана, что мы видели в начале года. Как правило, особенностью таких каналов является псевдо-причастность к силовикам, к патриотическим движениям, к диаспоре за рубежом. Опасность подобных агентов влияния заключается именно в маскировке, за которой многие не распознают врагов, как было и в Беларуси в 2020 во время протестных акций.

Военная операция на Украине вывела весь этот конгломерат проектов спецслужб и групп коммерческих интересов на новый уровень. Сегодня все они занимаются военной спецпропагандой, а украинские медиа и «фабрики-троллей» являются одним из мощнейших инструментов воздействия на информационную повестку России. Это включает в себя как попытки координировать с российской оппозицией акции на территории России, так и планы по расшатыванию обстановки на территории Беларуси под предлогом антивоенного движения.

Объединение «военного» и «гражданского» направлений

Необходимо понимать, что ни одна из устраиваемых украинскими военными структурами акций не получала бы такого резонанса, если бы к ним не подключились западные СМИ и развернутые в Восточной Европе сети распространения контента. Именно они сегодня обеспечивают цитирование и максимальное информационное покрытие украинской военной пропаганды.

Еще в 2016 году в Восточной Европе был запущен проект «Обмен» (он же – проект «Медиасеть») – глобальная сеть обмена контентом между оппозиционными СМИ на постсоветском пространстве. Его работа была организована по линии нидерландской организации Free Press Unlimited, финансистами выступают организации «Открытое общество» Джорджа Сороса и «Национальный фонд в поддержку демократии», а одним из центральных «узлов» сети стало украинское издание Hromadske International, ранее созданное для освещения госпереворота, а также некоторые другие украинские медиа.

Примерно в это же время возникает и структура Bellingcat, для которой Украина и Донбасс – один из основных регионов, так как первым официальным «журналистским расследованием» Bellingcat стал сбитый малазийский Boeing, в чем они обвинили Россию. Как правило, такие «расследования» – это готовые данные, полученные от спецслужбы, которые таким образом легализуются, то есть получают огласку через общественные структуры.

Эти структуры позиционируют себя как объединение ресурсов, продвигающих жанр расследовательской журналистики, но по факту являются одной большой сетью по распространению контента и формированию единых тезисов среди оппозиционных организаций Восточной Европы. Таким образом, и проект «Обмен» в Восточной Европе и «Глобальная сеть журналистов-расследователей» вокруг Bellingcat – это две взаимосвязанные информационные структуры, у которых единые спонсоры и заказчики.

Как обеспечивается широкое «покрытие»

Кроме гражданской сети распространения контента, есть и чисто «военное» ядро украинской спецпропаганды. По некоторым сведениям, оно организовано силами Великобритании, а именно офицерами 77 бригады сил специальных операций, специализирующихся на ведении электронной и психологической войны, которые как минимум с 2018 года находятся на Украине.

В свою очередь, на территории Украины британцы курируют центры информационно-психологических операций (ЦИПсО) ССО Украины, которые специализируются на ведении электронной и психологической войны. Основными задачами ЦИПсО считаются информационный терроризм, формирование нужного общественного мнения и разведывательно-подрывная деятельность в медиаполе. Всего на территории страны существовало четыре таких центра. В Службе безопасности Украины и Министерстве внутренних дел развернуты аналогичные подразделения, но они играют скорее дополняющую роль и отрабатывают повестку по линии своих ведомств, тогда как основная нагрузка ложится на плечи ЦИПсО.

Таким образом, с участием Украины была выстроена единая схема, когда спецслужбы разрабатывают и организуют информационные кампании, а государственные медиа и информационные сети иностранных государств их распространяют.

По факту, основными заказчиками такой деятельности выступают Великобритания и Нидерланды, которые являются крупнейшими инвесторами в экономику Украины. Главными организаторами выступают британский BBC, англо-голландская организация Bellingcat и нидерландская Free Press Unlimited.

Для чего нужны «британские ученые»

В подконтрольной Нидерландам Free Press Unlimited действует такое структурное подразделение, как Free Press for Eastern Europe. С начала текущего года ими была обнародована идея о продвижении нового направления – «медицинской журналистики». Обучение запланировано по стандартным направлениям: через объявление набирают специалистов по борьбе с «дезинформацией», а затем организуют тренинги.

Формальной целью проекта «медицинская журналистика» была провозглашена борьба с дезинформацией в медицинской сфере. Видимо, речь идет о пандемии COVID-19 и развенчивании мифов о «правильных» и «неправильных» вакцинах, то есть коммерческое влияние на рынок вакцин и его контроль.

Однако запуск проекта на базе сети обмена контентом между оппозиционными антироссийскими СМИ, причем одновременно с военной операций на Донбассе, может говорить о том, что дело тут не только в вакцинах. Напомню, еще в декабре прошлого года министр обороны РФ Сергей Шойгу говорил о подготовке провокации с компонентами химического оружия, в чем планировали обвинить Россию. Ранее по такой же схеме американцы действовали в Сирии, а новая ширма «медицинская журналистика» может быть придумана как раз для того, чтобы добавить этим обвинениям «научного» веса на первых порах.

Более того, уже после начала российской спецоперации появилась информация об американских военных лаборатория на территории Украины, которые сейчас старательно «отмывают» в западных СМИ. Например, утверждается, что конкретные бактериологические штаммы «не являются компонентами оружия» и что только Россия, как заявила замгоссекретаря Нуланд «может такое оружие применить». А если они сейчас рассматривают такую возможность, это как раз и говорит о возможной провокации и о подготовке общественного мнения заранее.

Все это наводит нас на довольно мрачные мысли. Судя по экспертному «медицинскому» информационному обеспечению, нас могли ждать не только проблемы с химоружием, но и нечто гораздо хуже. Но, в любом случае, британские специалисты, блестя зубами, будут объяснять вам, что все это – не более чем российская дезинформация.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!