Меню
Мядельский райисполком

Как будем восстанавливать Карабах: что происходит в треугольнике Беларусь — Армения — Азербайджан

Нагорный Карабах

Наша страна примет участие в восстановлении бывшей буферной зоны между Азербайджаном и ликвидированной НКР — Нагорно-Карабахской республикой. В так называемый буфер входили разрушенные и заминированные районы Азербайджана, где 30 лет стояли минные поля, не ремонтировалась инфраструктура, а нежилые города превратились в призраки. В наиболее пострадавшем от войны районе — Агдамском — Беларусь с нуля построит населенный пункт более чем на 400 семей. Также планируются поставки сельхозтехники и минеральных удобрений в регион.

В 2020 в сеть слили запись переговоров на тот момент президента Армении Саргсяна и Александра Лукашенко, где обсуждалась передача тех самых буферный территорий под контроль Азербайджана. Изначально они не входили в Нагорно-Карабахскую область, но после боевых действий в 1990-е оказались под армянским контролем, там стояли военные базы. За передачу 7 буферных районов предлагалось 5 миллиардов долларов, но руководство Армении тогда ответило «нет».

Иронично, что примерно в этих же местах сейчас можно было наблюдать прогулку Александра Лукашенко и Ильхама Алиева. Несколько лет ушло на разминирование буферной зоны, теперь ее будут застраивать и распахивать под сельское хозяйство. Прошлое армянское руководство в итоге не избежало войны и не удержало власть, а нынешняя правящая группа, как говорят в самой Армении, откровенно «слила» Карабах.

Причины тому в основном внутренние. Военная победа в Первой Карабахской войне создала в Армении «карбахский клан», который изначально пользовался огромным авторитетом. Это лица, которые принимали участие в военном конфликте и которые были спаяны не только военными событиями, но и общими связями, капиталом и национализмом. Однако со временем правящая группа теряла популярность; при этом ни для кого в Армении не было секретом, как устроена власть, чем воспользовался либеральный деятель Никол Пашинян, а ныне — премьер страны. Темой его протестной кампании стала борьба с коррупцией и обещание реформ, был организован марш сторонников из региона в столицу, где затем собран постоянно действующий лагерь. Руководство страны по каким-то причинам не пошло на его разгон, премьер Саргсян (тот, который ранее обсуждал передачу буферных районов) сам подал в отставку, силовые структуры заняли нейтралитет, и партия Пашиняна триумфально выиграла выборы, получив более 70%.

Для Нагорного Карабаха это стало началом конца. Азербайджан умело воспользовался внутренним кризисом, фактическим отсутствием руководства у армянской армии и нежеланием Пашиняна защищать оппозиционный к нему регион. В 2020 году началась военная операция Азербайджана (сейчас она официально называется «Отечественной войной»), которая завершилась разгромом НКР и сдачей примерно половины территорий.    

Однако военное поражение не привело к смене власти в Ереване. Парадоксально, но власть, наоборот, укрепилась — руками азербайджанской армии Пашинян, по сути, устранил материальную базу своих главных конкурентов – «карабахского клана». Так во внутренней политике осталась одна главная организованная сила, а НКР вынуждена была решать свои проблемы самостоятельно, да еще во главе с оппозиционным к Пашиняну руководством.

Начались длинные и затянутые переговоры по принципу «ни мира, ни войны, договор не подписывать», где Азербайджан умело сочетал дипломатические методы и военную силу, чтобы давить на Пашиняна. Программа последнего была примерно такой: «Давайте все отдадим, и решим проблему». Что, опять же, находило понимание у части армянского общества (особенно у диаспоры), которая не имела к НКР никакого отношения, по принципу «это не наша проблема».

В таких условиях Пашиняном был начат поиск виновных, среди которых оказалась Россия. Это был удобный ход для внутренней политики, причем риторика сильно обострилась после боестолкновений на границе Армении в 2022, когда ОДКБ отказалась вмешиваться в пограничный конфликт. После чего Карабах, что называется, дожали. Осенью 2023 в непризнанной республике самостоятельно провели выборы, заявив о несогласии с курсом Пашиняна, после чего началось наступление войск Азербайджана по всему фронту. Руководство НКР, которое на тот момент управляло только столицей и несколькими районами, капитулировало, а остатки армянского населения выехали из региона.

Несмотря на военное поражение, Никол Пашинян переизбрался еще раз — причиной была слабость оппонентов и непопулярность Роберта Кочаряна, который шел на выборах от «карабахских». Сейчас страна намерена выйти из ОДКБ, получить гарантии безопасности от США и Франции, но при этом сохранить внешнюю торговлю с ЕАЭС. Что вызывает настороженность у Ирана (Армения — единственный сухопутный коридор из Ирана в Россию) и у Москвы. Сегодня отношения между тремя странами, вероятно, худшие за много лет. При этом в Армении нет никакой организованной оппозиции, которая бы выступала в поддержку РФ и Ирана. Этому способствует, во-первых, убежденность общества, что Россия их недостаточно защищала, во-вторых, недоверие к любым политическим партиями и общая апатия. Сейчас идет попытка организации протестного движения на базе армянской церкви, но, мягко говоря, пока это не тот субъект, с которым станут работать русские.

В свою очередь, Ильхам Алиев победой (сначала военной, а потом дипломатической) обеспечил себе огромную поддержку в Азербайджане, а в перспективе — и любой транзит власти. В стране, в отличие от Армении, выстроена президентская вертикаль, полностью контролируются ключевые точки извлечения прибыли и сырьевой сектор, налажены отличные отношения с Турцией, главным военно-политическим союзником. Все это делает Азербайджан максимально сильным игроком на Южном Кавказе, который может проводить полностью самостоятельную политику в собственных интересах и прямо влиять на внутреннюю ситуацию в Армении.

Дополнительным фактором стала заинтересованность Китая в условиях СВО построить новый коридор Север-Юг в обход зоны боевых действий в Причерноморье. После того, как Карабах полностью перешел под азербайджанский контроль и был выведен из-под международных санкций, такой коридор стал возможен и выгоден Китаю, Ирану и России одновременно, что, опять же, сказалось на отсутствии поддержки «карабахского клана», который не поддержал вообще никто, включая самих армян.  

В сложившейся ситуации Беларусь получает доступ к ключевой точке в плане логистики и одновременно, за счет хороших отношений двух лидеров — к послевоенному восстановлению территорий. Очевидно, что для Азербайджана это, скорее, политический жест, чем прямая необходимость; страна могла бы легко воспользоваться услугами турецких строительных компаний, но предложила Беларуси сразу несколько пилотных проектов.

Вероятно, из Карабаха в ближайшие 10-15 лет постараются сделать «витрину». Что будет несложно, так как ранее, в период армянского контроля, НКР находилась в серой зоне, не могла вести валютные расчеты, продавать собственность инвесторам и свободно оборачивать капитал. Сейчас таких ограничений нет, поэтому строительство будет вестись быстрыми темпами. В регионе отличный теплый климат, плодородная почва, присутствует золотдобыча, а с учетом транзитных перспектив появятся и крупные китайские инфраструктурные проекты.

Нужно также отметить, что Александр Лукашенко, как мог, пытался предотвратить боевые действия (а по факту — военное поражение Армении), выступая посредником в переговорах по передаче буферных районов. Вся эта история учит тому, что лучше жирная синица в руке, чем военное поражение, конфликт с главным союзником, внутренний политический кризис и перспектива боевых действий за Зангезурский коридор уже на территории Армении.

Дзержинский РИК
Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59