Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Остановка есть, а дороги к ней нет. Как планируют решать проблему в деревне Прилепская Усяжка

Остановка есть, а дороги к ней нет. Как планируют решать проблему в деревне Прилепская Усяжка
Фото: фото автора

Деревня Прилепская Усяжка Озерицко-Слободского сельсовета  –место очень живописное. Гористые улочки, деревянные домики, утопающие в зелени садов, пестрящие яркими цветами палисадники. Постоянно тут проживают 38 человек. Остальные приезжают на выходные и в отпуск. Живут здесь в основном пенсионеры.

От Смолевич до деревни 22 км, от Минска  – 37. Не так и много,  но добраться сюда что общественным транспортом, что на автомобиле – не так-то просто. Именно поэтому местные жители обратились в нашу редакцию. И мы поехали, чтобы увидеть все своими  глазами.

Добирались автобусом № 395  до остановки Прилепская Усяжка. Вышли и сразу переобулись в резиновые сапоги (спасибо местным – предупредили). Итак, в резиновых сапогах на ногах и с кедами в руках двинулись в путь, не забыв взглянуть на шагомер. Все не зря: идти предстоит через поле. Остановка-то здесь есть, а вот дороги к ней нет. Люди ходят через засеянное поле по протоптанной тропинке. Поле перепашут, растения окучат – дорожка исчезает.  

Итак, к началу пути на экране браслета: 2900.

Казалось бы, можно было бы пройти по асфальту  до следующей остановки или сойти на предыдущей, но это пять километров в одну сторону и больше трех в другую. Но как мы уже упомянули, постоянно здесь живут люди в основном пожилые.

По пути встречаем Петра. Он живет в Минске, но каждую неделю приезжает в свой сельский домик.

− Это Вам еще повезло сегодня, – говорит наш случайный попутчик. – Когда дождь, тут постоянно вода стоит, и тогда я надеваю на ноги пакеты и иду. Иначе рискуешь остаться без обуви. Ведь здесь торф, и в дождь здесь болото.

Петр молод и ростом богатырь. Говорит, если совсем развезет дорогу, идет на другую остановку. Но ему, живущему в конце деревни, при его росте и длине шага идти около получаса.

Проходим поле и идем дальше, уже по траве, и застаем за работой Владимира. Он обкашивает прилегающую к его участку территорию.

Мужчина говорит, такая ситуация здесь наблюдается последних лет 10. − Еще при советской власти тут хотели насыпь сделать, но как сделаешь − болото. Плохо, что перепахивают. Мы тропинку протопчем через поле − и опять запашут. В прошлом году здесь травы были, то их хоть косили регулярно. А в этом году кукурузу посадили…  И что нам теперь? Прорывать ее? Ведь иначе будешь мокрый ходить к остановке. И так ведь ходим кто в сапогах, кто с мешками на ногах.

Теперь нам предстоит забраться в гору. Мы еще молоды, и нам несложно. Итак, пусть от остановки до деревни пройден. На браслете 3900, в сухую погоду прошли его довольно легко. 

А вот пенсионерке Валентине Чернухе, дом которой как раз наверху, это сделать куда тяжелее.

У нас тут Богом забытое место

− Вот в мае была ситуация. Только выписалась из больницы, и надо было домой приехать. Соседка звонит и говорит: Валя, не перейдешь, все вспахано. А у меня гипертония, давление 240. И я еще полежала в больнице два дня, а потом уже приехала автобусом. Как только дождь пройдет – сапоги надо надевать. Но это ж не работа. А сейчас вот кукурузу посеяли. Раньше мы ноги мочили, а теперь и голову будем мочить. Ну, как же это так: остановка есть, а дороги к ней нету. И хоть бы трактористы орудия поднимали, когда пашут, чтобы была дорожка пройти, – сетует женщина.

Следующая наша собеседница Нина Ивановна родилась здесь же, в Прилепской Усяжке, в 1954 году и помнит, что, когда была школьницей, тропинку через поле не запахивали.

 «Помню, когда в школу ходили, тут ведь тоже все засевали, но трактористы поднимали плуги, чтобы можно было пройти. А сейчас сделаем тропинку − они все равно запахивают. Вот посеяли эту кукурузу − ну, как через нее ходить на остановку. Надо что-то делать. Можно идти через Прилепы или через Усяжу. Что до одной что до другой остановки от моего дома − это больше четырех километров.   Но мы же все тут пенсионеры. Надо принимать какие-то меры. Тут же старые люди, заблудятся. Попросите нашего директора, пусть бы не запахивали, пропускали эту дорожку.

 Казимир Иосифович Рослик приезжает из Минска каждые выходные. С собой обязательно сапоги.

− Когда трава росла, они постоянно скашивали ее. Было более или менее. А вот в этом году кукуруза посеяна. Я однажды шел из грибов через кукурузное поле − еле вышел. А как наши женщины пожилые будут ходить… Заблудятся. И так мы тут все устали. Дождь пойдет – по колено в грязи − в автобус зайти стыдно. Если идти на остановку в Прилепы по дороге, то это 5 километров в одну сторону. А люди же не пустые идут – с сумками.

Почему не поднять плуги?

Местные вспоминают, что был период, когда сельхозугодья были поделены между двумя хозяйствами, и по тропинке через поля шла условная граница, благодаря чему она не засевалась. Даже лошади людей могли подвозить. Сейчас эти земли принадлежат хозяйству «Озерицкий Агро». Хозяйство крепкое, образцовое. А почему бы все-таки не оставить эту тропинку? Ведь люди все равно все вытаптывают…

Женя приезжает к бабушке раз в неделю. − Тут, если посмотреть, как пожилые ходят, то страшно. Ведь они еле передвигаются. Чтобы пройти на остановку, – надо спуститься сначала с горки, а потом пройти по полю.  А если обходить и идти на остановку В Прилепы или Усяжу – совсем нереально. Моя бабушка, чтобы по этой тропинке пройти до остановки, выходит из дому за час.

− Мы очень просим, чтобы хотя бы не запахивали эту тропинку, − говорят женщины. − Мы же не просим отсыпанную дорогу. Просто пусть поднимут плуги, когда ее проезжают. Мы просим трактористов, а они говорят, что у них не было указания оставлять дорожку… Но как же это так: оборудованный остановочный пункт есть, а дороги к нему нет.

Да если бы только тропинка…

− Да если бы только та дорожка. Посмотрите, какие у нас дороги по деревне. Вы к нам зимой приедьте, – вступает в беседу еще одна Валентина. – Летом, когда сухо, тут ещё скорая кое-как доедет, а зимой просто не доедет. А пожарная… Да пока они сюда доберутся, дом сгорит.

− Мужу было плохо, давление 220 на 170, так скорая здесь кружилась, не могла заехать, – рассказывает ее соседка Рита Горбач. – У нас ведь вся дорога разбитая. До указателя, до начала деревни дорогу обслуживает 123-е ДРСУ и разворачивается. С другой стороны деревни тоже. А в деревне нет… Но и ведущая к деревне дорога никакая. Сын работает в Минске, и каждый день на машине ездил сюда домой. Но чуть ли не каждый месяц  приходилось ремонтировать подвеску, ведь тут кошмар что за дорога. Посчитали − и решили, что дешевле ему снять квартиру в столице. Ехать по асфальтированной дороге из Прилеп в Прилепскую Усяжку просто страшно. Там колдобины. Люди по ней и не ездят: объезжают эти ямы. Ямочный ремонт тут мало помогает, но хоть на какое-то время… Я уже третью неделю звоню в 115 прошу − засыпьте ямы. Говорят, передадим дорожникам, но все глухо. Мы стучимся, но никто не реагирует.

Над отметить, что магазинов в маленькой деревне нет, приезжает автолавка.

− Летом еще ничего, − говорит Рита Яковлевна. − А зимой автолавка пройти не может. Люли без хлеба сидят. Спасибо продавщице Оксане, которая нам в корзинах по домам продукты разносит.

Пока беседовали, как раз подъехала автолавка Логойского райпо.

− Вот это наша спасительница Оксана, – указывают местные на продавца. – Зимой они на краю древни машину оставляют, и она пешком разносит по домам продукты.

Сама продавец признается:

− По этим дорогам добраться очень сложно зимой. Приморозит – постоянный гололед. Несколько раз в кювет заезжали. Возим с собой лопату – расчищаем, или люди нам дорогу расчищают. Мы тут в шоке. Дорога ужасная. И летом пока доедешь по колдобинам, все продукты на полу лежат – с полок падают.

Водитель Вячеслав Иванович Оксану тоже поддерживает:

Машина разваливается на ходу, будка готова оторваться. И такая ситуация по всему Смолевичскому району. Но и в Логойском и в Борисовском не лучше. Хорошо если основная дорога еще ничего, а по деревням асфальт старый − смерть автомобилю.

«Случай не единичный, но не резать же поле»

Мы провели в деревне несколько часов. Прошлись, проехались. В общем, убедились, что проблемы есть: и со старой дорогой, и с тропинкой. Позднее связались с председателем Озерицко-Слободского сельсовета Дмитрием Кудиным.

− Это не единичный случай. И местные и дачники ходят через поля. Но ведь есть другие остановочные пункты − можно пройти пешком до них по асфальту, – сказал председатель.

Дмитрий Георгиевич, но ведь там же пожилые люди, расстояние около километра для них и без того значительное, а 4-5 километров до Усяжи или до Прилеп (если на маршрутке, так и все 6) с больными ногами преодолеть не так-то просто. Не у всех есть дети, которые могут отвезти в ту же больницу. Да и есть же остановочный пункт. Странно, что к нему нет дороги.

 – Но ведь это сельхозугодья. Повторюсь, эта ситуация не единична, мы же не можем изрезать все поля дорогами. И к тому же посадили кукурузу – ходить здесь опасно. Тракторист может не заметить не только вытоптанную дорожку, но и людей.

А как быть автомобилистам? После зимы не сделан ямочный ремонт на дорогах. Там глубокие выбоины.

– Мы отправим заявку в дорожную службу. Дорогу к Прилепской Усяжке починят, – пообещал председатель.

Решение есть, но должно быть и понимание

Мы связались с директором хозяйства «Озерицкий-Агро» Ниной Железновой. У Нины Викентьевны свой взгляд на проблему – взгляд большого профессионала в аграрном деле.

− Но ведь никто не запрещает людям ходить по этой дорожке, несмотря на то, что посеянное вытаптывается. А огромный трактор-культиватор, и идущая за ним другая техника не будет поднимать оснащение шириной 12 метров, чтобы оставить дорожку шириной в 40 см. И механизаторов тоже можно понять. Они в сезон с утра до ночи в поле. Я вижу решение проблемы в том, чтобы людям продлили маршрут автобуса, чтобы им не приходилось идти к остановке по полю. Ведь с учетом дач наше хозяйство затрагивает территории около 100 населенных пунктов. Но не можем же мы везде прокладывать через поле дороги.  К сожалению, раньше жители ко мне не обращались, про неудобства не сообщалось. Да, в прошлом году людям поле было засеяно травой, но и она вырождается, поэтому мы его перепахали, обработали, засеяли другой культурой. Сейчас кукуруза уже посеяна, и надо её  растить, а потом собирать урожай. Но на будущее мы это учтем и поступим следующим образом: до тропинки будем сеять кукурузу, а дальше будут расти травы  – для удобства передвижения людей.

Нина Викентьевна также просит местных жителей и дачников, с недовольством которых из-за проехавшего по деревне тяжелого транспорта или распыления препаратов приходится сталкиваться нередко, с пониманием и уважением отнестись к труду аграриев: − В нашем хозяйстве работает 400 человек. Многие не очень крепки здоровьем, но бесспорно очень крепкие крестьяне, труженики, хозяева, профессионалы своего дела. Они не бежали в города, не мечтали об офисах и двух выходных. К сожалению, с апреля по октябрь мы не можем обеспечить им нормированный рабочий день. Они в поле с утра до ночи. Благодаря их труду «Озерицкий-Агро» в год отправляет на перерабатывающие предприятия страны без малого 23 тысячи тонн молока. К слову, на человека в год в среднем приходится 235 литров этого ценного продукта, вот и получается, что мы можем обеспечить  молоком 100 тысяч человек.

Ежегодно обеспечиваем картофелем более 90 тысяч человек, продавая в год около 8 тысяч тонн «второго хлеба», а еще – более трех тысяч тонн огурцов и томатов отличного качества.  Мы собираем 16 тысяч тонн зерна, две тысячи тонн пшеницы с высоким содержанием клейковины. Но всё это возможно только при условии соблюдения определенных технологических процессов. Мудрые наши предки говорили: «Яда і бяда адзінай літарай адрозніваюцца». Вот чтобы не было беды, и была у белорусов еда, крестьяне и трудятся на земле, потому и трясемся за каждый её сантиметр, и потому мне больно, когда вижу, что в полях с посевами валяется мусор, что кто-то, чтобы сократить путь, может проехаться по посевам на тракторе. Вы знаете, я думаю, что в 1960-е году дороги были не лучше, болото ещё не было осушено, да и транспорта было меньше.  Зато было больше понимания значения земли для нас всех, больше уважения к крестьянскому труду, больше доброты у наших родителей, бабушек и дедушек, которые и сохранили эту землю для нас с вами».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем