Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Священник, ракета и комбат Семенченко. Рассказываем о «скелетах в шкафу» Автуховича

Священник, ракета и комбат Семенченко. Рассказываем о «скелетах в шкафу» Автуховича
Фото: из архива БЕЛТА

На освещение дела бросили главный калибр – BBC, «Немецкую волну» и подразделения «Радио Свобода». В изложении подчеркивается «абсурдность», политическая мотивировка дела, биография обвиняемых, личность судьи, условия содержания. Сами показания ни в каком виде не присутствуют. Между тем, 8 из 12 обвиняемых признали вину полностью или частично, дали подробные показания, а один даже отказался от адвоката.

Надо сказать, что дело ранее комментировал украинский МИД, так как там фигурировал украинский след и связь с бывшим комбатом формирования «Донбасс» Семенченко (Гришиным). К украинской линии вопросов возникло больше всего, так как сам Семенченко находится под следствием в Украине за организацию незаконного вооруженного формирования и оборот оружия.

Автухович по связям с батальоном «Донбасс» на суде пояснил, что в ноябре 2020 года установил контакт с контрабандистом Виктором Снегуром, ранее судимым, который пообещал помочь незаконно перейти границу с Украиной. С его слов, с Семенченко его хотели вынудить сотрудничать неустановленные лица, а он этого делать не хотел. По поводу тренировочных лагерей рассказал, что в этом вопросе с Семенченко он не нашел консенсуса, якобы желания отправлять туда людей не было и больше этот вопрос не обсуждался. О роде обучения и нахождении центров Автухович рассказывать отказался. О перемещении оружия пояснил, что оно было отправлено в Беларусь «другим путем». На вопрос государственного обвинителя об организации тайника с оружием в районе водохранилища Вяча отвечать не стал.

Однако на очных ставках и допросах Автухович был более разговорчив. В суде были воспроизведены записи, где обвиняемый рассказывает, что имел три неких плана, когда уходил в «подполье».

Первый назывался «Площадь» и предполагал поиск финансирования со стороны диаспоры. Для реализации плана предусматривалось распределение ролей, были созданы оргкомитеты и комитеты по обеспечению безопасности. Сроки реализации плана Николай Автухович не назвал.

Также был некий план на случай реакции силового блока. Его подробности обвиняемый отказался называть, сообщив, что в нем принимали участие бывшие сотрудники силовых структур. На вопрос о плане «Партизанское движение» Автухович также отказался отвечать, сказав, что основным регионом для движения был выбран Гомельский. С его слов, конечной целью действий была организация масштабной акции протеста с максимальным количеством людей.

Судя по изменению показаний, Автухович сейчас пытается выйти на более мягкую статью – организацию массовых беспорядков. Для этого им отрицается умысел на совершение терактов, а также факт создания организованной группы. Впоследствии на суде прозвучала версия, что «сопротивление готовилось на случай российской агрессии». Об этом сообщил Виктор Снегур, который помогал Автуховичу переходить границу. Сам Снегур является уроженцем Украины, однако впоследствии с родителями переехал в Беларусь. Проходил военную службу, в 2014-м году был осужден за организацию незаконной миграции, два года провел в заключении.

На суде Снегур заявил, что «исходя из истории, Россия всегда была врагом для Беларуси»:

– Когда начала возрастать вероятность военной агрессии, поглощения нашего государства Россией, мы начали рассуждать, что нужно организовать сопротивление.

Пока перспективы по украинским эпизодам не ясны, для этого необходимо достоверно установить иностранные контакты Автуховича, помимо Семенченко. А вот по белорусским эпизодам подробные показания дал Павел Сава, с которым Автухович поджигал машины и дом сотрудников МВД. По делу Сава проходит как свидетель, хотя находится в клетке вместе с остальными обвиняемыми.

Как следует из материалов допроса, в сентябре 2020 к нему обратился Николай Автухович, который является троюродным дядей гражданской жены допрашиваемого. В октябре и ноябре они совершили два выезда, в первом случае подожгли машину и постройку в Волковыске, во втором – подорвали автомобиль шашкой в гродненском районе. На очных ставках Сава подробно рассказывает о своих действиях, куда ехали, как бросали бутылки, как горело, как сработало взрывное устройство.

Исходя из доказательств, представленных на суде, меняется тактика Автуховича. Теперь он берет вину на себе и отрицает связь с остальной группой – «эти люди виноваты только тем, что со мной знакомы».

Прочие участники группы вину признали, но по террористическим эпизодам и оружию как один рассказывают о том, что «не понимали», «не знали умысла Автуховича», а если знали, то «не воспринимали всерьез». Это стандартная тактика защиты по групповым делам, так как наличие группы и общего умысла сильно увеличивает меру наказания.

Вместе с тем, очевидно, что некий умысел был. К примеру, в оппозиционных медиа постоянно подчеркивается, что вместе с Автуховичем «судят семью священника». По факту в доме семьи Резановичей хранилось оружие, но как оно туда попало, члены семьи знать не знади. При этом не отрицают, что Автухович в доме часто появлялся, хранил вещи и вел разъяснительные беседы.

– Я просто сидел и слушал, однако не воспринимал его слова всерьез, – сообщает на суде священник Сергей Резанович.

В один из дней Резанович увидел, что хранит в своих коробках Автухович. Это были патроны, гранаты, тротиловые шашки, детонаторы, жилеты и рации. Кроме того, по словам обвиняемого, Автухович показывал ему ствол автомата, во что-то завернутый.

По словам Резановича, тот не стал задавать уточняющие вопросы, однако Автухович сам лез рассказывать. Из показаний Резановича, том 54, страница 63: «…Также сообщал о планах о подготовке террористического акта по устранению Президента Беларуси. С целю свержения действующей власти необходимо совершить подрыв борта самолета № 1 во время взлета или посадки. Для этой цели надо использовать ракету, как я понял, ручной гранатомет. Он пояснил, что для этого нужен специально обученный человек, который умеет пользоваться подобным оружием».

В медиа тут же вбросили заголовки, а-ля «священник готовил ракету для Лукашенко». В пропаганде этот метод называется доведением до абсурда, когда ситуацию сводят к анекдоту. В реальности ручные ПЗРК – это оружие террористов, именно поэтому оборот таких комплексов в зонах конфликтов строго ограничен. Они часто уплывают на сторону, а потом применяются против гражданской авиации. В Афганистане при взлете и посадке так сбивали транспортные самолеты, а на практике для этих целей применяют более дешевые противотанковые гранатомёты при отсутствии средств ПВО. Привезти такую игрушку с территории Украины, где оружие свободно ходит по рукам, не является сложной задачей. А прятать его нужно там, где искать не будут – например, в семье священника. Если в вашем доме хранят оружие и одновременно рассказывают вам о планах терактов – поздравляем, вы соучастник преступления, даже если «не воспринимали такие разговоры всерьез».

Кроме того, о едином умысле говорит то, что Автуховича и Ольгу Майорову (это минская активистка партии ОГП) обвиняют в создании Телеграм-канала, где публиковалась экстремистская информация, призывы к протестам и к насильственному захвату власти. Путем нехитрых манипуляций этот канал можно найти, он не удален. Там, к примеру, размещен длинный текст с заголовком «Уроки народной самообороны». Начинается он незатейливо, с раздела «Структура и организация»:

– Отряды самообороны формируются по простому принципу десятков и сотен. Принцип формирования может быть разным, к примеру, вокруг активистов, которые возьмут на себя координацию, но как правило подходит формирование отрядов по микрорайонам и районам, где недалеко друг от друга проживаете вы и ваши знакомые протестующие. Так проще координироваться и поддерживать друг друга, формируя десятки, а затем уже перемещаться к месту протеста, собираясь в сотни.

Далее идет подробный рассказ про экипировку, снабжение, медслужбу, видеосъемку, юридическую поддержку, самодельное оружие и средства защиты. Разумеется, это ничто иное, как мирный, нерадикальный протест без какой-либо внутренней организации.

Еще один колоритный персонаж процесса, которого называют «правозащитником» и «активистом из Барановичей» – Владимир Гундарь. «Правозащитник» ранее был приговорен по статье 366 УК (насилие либо угроза в отношении должностного лица) к трем годам лишения свободы в колонии общего режима. В клетке он пел «Мы выйдзем шчыльными радами», за что бы удален с первого судебного заседания. Больше в медийном поле Гундарь ничем не известен и тем более неясно, почему режим должен его преследовать по политическим мотивам. Как пишет один из ресурсов:

– Он 26 лет придерживается оппозиционных взглядов, но в последний год в протестной деятельности «Руха за свободу» не участвовал. Во-первых, из-за самоизоляции, во-вторых, из-за расхождений во взглядах с однопартийцами, в-третьих, у него были проблемы со здоровьем. У Владимира нет ноги из-за заболевания сосудов, гипертонии.

То есть, мягко говоря, все эти люди не то чтобы случайные, но для политического переворота бесполезные. Они выполняли свои маленькие задачи, например, возили Автуховича на машине, помогали переходить границу, вели ему телеграм-канал. И что действительно хорошо получилось у Автуховича – так это подставить и посадить окружавших его людей. По ходу следствия было видно, что человек либо не доиграл в подполье и шпионов, либо имеет серьезные проблемы с критическим мышлением. В принципе, это объясняет, почему комбат Семенченко, который далеко не дурак, отказался с ним сотрудничать.

Вместе с тем, похоже, что к такому сотрудничеству его вынуждали. Так, в интервью «Украинской правде» Семенченко рассказал, что украинские спецслужбы были знакомы с группой Автуховича. По словам Семенченко, деятельность имела две составляющие: подготовка лагерей для возможных беженцев из Беларуси и рекрутинг будущих борцов с режимом Лукашенко.

Со слов Семенченко, он встречался с Автуховичем в ноябре 2020 года и помог белорусскому оппозиционеру связаться с украинскими спецслужбами:

– Самое главное было – передать свой опыт, опыт создания отрядов самообороны, опыт создания отрядов добровольческих тем людям, которые были готовы защищаться от того, что происходит в Беларуси.

Что ж, как видим, у Автуховича есть все шансы перенимать такой опыт если не пожизненно, то лет 20 минимум.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем