Меню

С нашим Президентом можно горы свернуть! Интервью с полковником в отставке Виталием Суходольским

интервью
Фото: автора

Родина ветерана Вооруженных Сил и полковника в отставке Виталия Суходольского — Пуховичи в Минской области. Оттуда родом его отец и жена, с которой он прожил душа в душу до самой ее смерти. Пролетевшие годы Виталий Николаевич вспоминает с ностальгией и благодарностью: военное детство, учеба, 33 года службы и 14 гарнизонов за плечами. Но в каком бы уголке Союза он ни находился, его всегда тянуло домой — в Беларусь. Весь китель у военного в наградах, важнейшие из которых Орден Красной Звезды, 10 медалей СССР и медаль РБ.

читает

Сейчас полковнику в отставке уже 90 лет. Возраст почтенный — вполне можно позволить себе расслабиться. Но это не в его характере. Полковник ведет активную жизнь, общается с людьми, на протяжении 20 лет является бессменным секретарем Общественного объединения «Ветераны военной разведки». И сегодня Виталий Николаевич собран и серьезен, но в его глазах по-прежнему горит озорной огонек. 

«Два сына — два чемодана»

— Я родился в 1934 году. Мой отец, отучившись в Объединенной белорусской военной школе, поехал учиться в Оренбургское летное училище. В Оренбурге я и появился на свет, — вспоминает Виталий Николаевич.

Родители Виталия Николаевича

Суходольские постоянно переезжали — отец служил в разных гарнизонах.
Когда началась Великая Отечественная война, Виталию Николаевичу было 7 лет. Но события 22 июня 1941 года он помнит, будто это было вчера:

— Войну отец встретил в 203-м дальнем бомбардировочном авиационном полку в Ленинградской области в звании капитана. Как таковых его проводов на фронт у нас не было, все произошло моментально. 22 июня выпало на воскресенье — пришел солдат-красноармеец и уведомил, что в полку боевая тревога. Думали, что потренируют мужиков и отпустят, ведь было воскресенье. Позже к нам прибегает второй посыльный со словами: «дайте капитану тревожный чемодан, шлемофон, планшет». Так отец ушел на войну. Улетел весь полк, остались семьи и технари. К матери подошел командир и сказал: «Два сына – два чемодана». А значит — эвакуация без всяких разговоров. Мать собрала чемоданы, эшелон прибыл в установленное время на погрузку. Нас эвакуировали в Ярославскую область. Поселили в деревне, — поведал Виталий Николаевич. — Русские женщины поехали к своим близким родственникам. А нам куда ехать? Беларусь уже была захвачена, ни в какую эвакуацию туда не поедешь. У матери была подруга, которая предложила ей поехать в Оренбург: «что ты будешь здесь одна с детьми делать?  Поехали вместе время коротать!» — говорила она. В Оренбурге как раз учился ее муж, а он был другом нашего отца. Так мы с подругой и уехали, устроились на квартиру. Остаток войны находились в эвакуации в Оренбурге, — вспоминает полковник.

С главой семейства Суходольские встретились лишь через 3 года, в 1944-м. Пока отец был на фронте, они слали друг другу письма, связь между ними никогда не прерывалась. Отец нашего героя Николай — уроженец Пуховичей, всю войну прослужил военным летчиком — стал штурманом эскадрильи, майором. Был награжден орденом Красной Звезды. Домой с фронта он возвратился целым и невредимым, чем несказанно обрадовал близких.

В школу пошел в Пуховичах

Послевоенное время было тяжелым. Стране нужно было возрождать сельское хозяйство, восстанавливать разрушенные здания, возвращать прежний уклад жизни и налаживать быт. Жизнь Суходольских шла своим чередом, маленький Виталий пошел в школу в Пуховичах:

— Как только освободили Беларусь, отец со своей авиацией пошел на Запад — в Румынию и Югославию. Выдался у отца отпуск в 10 дней, и он нас привез на свою родину — в Пуховичи. Поселил в доме у своей матери (моей бабушки). Я пошел во второй класс Пуховичской средней школы. Мать какое-то время меня не пускала на учебу, хотела, чтобы я за младшим братом присматривал, у нас с ним 3 года разницы. Школа была обыкновенная, деревенская. Помню, соберется целая компания девчат-одноклассниц (они уже взрослые были), и вышивают рубашки, рукавицы, полотенца. А надо ведь уроки делать. Мать причитала: «ты не в книжку смотришь, а слушаешь то, что девчата говорят».

Находили мы клочок бумаги — сразу использовали, какие-то вещи покупали, доставали тетради разными способами. Но самое необходимое для учебы у нас было. Учителя в школе работали хорошие, порядочные, все прошедшие войну. Позднее и моя мать Антонина Архиповна устроилась в эту школу — проработала более 20 лет библиотекарем, — рассказал нам военный.

полковник

О знакомстве с женой Евгенией

С своей будущей женой Евгенией Виталий Николаевич познакомился еще ребенком в Пуховичах.  Они были одноклассниками:

с женой

— Все началось с детства. До седьмого класса мы с Евгенией вращались в одной компании. Гуляли вместе, бегали по деревне. После окончания семи классов, отец ее отвез в Марьину Горку — учиться в сельскохозяйственный техникум. Она поступила на полеводческое отделение. А я учился в школе и дальше. Закончил 10 классов, потом уже стал курсантом. Было у нас в Беларуси Гомельское военное радиотехническое училище воздушного наблюдения, оповещения и связи. И я его окончил в 1956 году. Евгения к этому времени как раз «выпустилась» из техникума.

жена

И вот стали мы встречаться на серьезном уровне. Поженились в 1957 году — я приехал в отпуск из службы в Венгрии (был в составе Южной группы войск). Расписались мы прямо в сельсовете в Пуховичах, и я уехал.  Начал оформлять документы, чтобы ее к себе забрать. С тех пор мы и кочевали вместе с женой по всему Советскому Союзу. Жили без проблем, никаких претензий друг к другу не имели. В каких бы мы гарнизонах не были — на ней был дом и хозяйство, а у меня служба с утра до вечера, — с улыбкой вспоминает Виталий Николаевич. Жена была его поддержкой и опорой, хранительницей домашнего очага. Прожили вместе они почти 60 лет — до самой смерти Евгении.

«Дикость берет с происходящего на Украине!»

С Украиной Виталия Николаевича связывает многое. После окончания училища лейтенанта отправили в город Самбор Львовской области, где размещался 6-ой отдельный радиотехнический батальон ОСНАЗ. Он был в рядах специалистов радиотехнической разведки. Также учился в Киеве в Высшем артиллерийском инженерном училище им. Кирова. Как Украина превратилась из мирной и душевной республики в проевропейское и агрессивное к русским государство, Виталий Николаевич не понимает:

— С другом мы жили в Самборе на частной квартире у хозяйки. Тогда не было никаких разговоров, чтобы отдельную квартиру иметь. Она говорила на смешанном польско-украинском языке. Мы кое-как приучились ее понимать. Ощущения были, будто мы дома и не уезжали никуда! Хозяйка нам готовила еду, мы платили ей деньги. Тогда ведь особо по ресторанам не походишь. Нашу часть перебрасывали, то в Ташкент, то еще куда-то, — Виталий Николаевич говорит, что никаких претензий к украинцам у него не было: — Даже слова «бандеровец» мы не знали! — вспоминает полковник.

— Сейчас смотришь телевизор — дикость берет! Братские народы бьют друг друга, что им делить-то? Раньше ходили с девчатами гулять, и разницы не было, украинец ты или белорус!  По сравнению с сегодняшней ситуацией — небо и земля. Никакие памятники не сносились, никто не диктовал людям, на каком языке им говорить. Когда я служил в Киеве, отвечал за военную кафедру Харьковского института радиоэлектроники. Приезжал в командировку — встречались мы с молодежью, со студентами. О советской Украине у меня самые хорошие впечатления, — поделился Виталий Суходольский.

14 гарнизонов за плечами

Почти вся служба у военного прошла в Средней Азии — в Туркмении, Узбекистане, Казахстане. Однако самым сложным местом службы наш герой назвал Польшу. Виталий Суходольский вспоминает:

с автором

— Я попал в состав Северной группы войск. Вся моя служба происходила в особых частях — ОСНАЗ и СПЕЦНАЗ. Там я окунулся в войсковую работу — полигоны, стрельба, вождение техники. И приходилось быть особенно аккуратным — чужая территория. Не то, что в Украине — попадешь в колхоз, переговоришь с председателем и все. В Польше все чужое. С поляками мы мало сталкивались, серьезных стычек с ними не было. Приходилось выступать перед ними, видеться на официальных встречах. Русский язык поляки не понимали, общались через переводчика. А вот самым легким местом службы был Киев — нагрузки особой не было!  – рассказал полковник.

Инцидент с американским самолетом U-2

Во время службы у нашего героя случались и курьезные случаи. В 1960 году в небе над СССР был сбит американский самолет-разведчик U-2, пилотируемый летчиком Фрэнсисом Пауэрсом. Этот горячий эпизод холодной войны» произошел 1 мая, когда весь советский народ отмечал праздник — День солидарности трудящихся. Виталий Николаевич в тот день был дежурным. Вот, что он сам вспоминает:

— Я службу проходил в радиотехническом батальоне — был помощником начальника командного пункта. У нас роты были разбросаны по всей территории, далеко друг от друга. По связи передали, что произошло нарушение границы СССР. Я на планшет смотрю — да, действительно, нарушение есть. Позвонил в Красноводск (это на Каспийском море), на командный пункт дивизии ПВО, докладываю ситуацию. А мне отвечают: «не морочьте голову, не может быть!». И все. Заглохло, — вспоминает полковник.

Советские военные, обнаружившие самолет в воздушном пространстве СССР, незамедлительно начали преследование и несмотря на то, что U-2 летел на крайне высокой высоте, сумели его сбить. Пилот самолета, Френсис Пауэрс, был захвачен советскими властями.

Виталий Суходольский добавил:

— К нам никаких претензий не было. То, что мы видели — передали. Мы все докладывали начальству, — и такие инциденты бывали в жизни военного.

«Развал СССР переживал тяжело»

— В начале 1990-х я уже был на гражданке. У меня сын учился в военном училище в это время. Конечно, развал СССР — тяжелая утрата. Каждый хотел быть начальником, «царьком». А простым грешным это ничего хорошего не принесло, народ остался у разбитого корыта. Армия была вся на распутье: «за кого, куда?». Я переживал этот период очень трудно, — поведал Виталий Суходольский.

Полковник о современной Беларуси

— Сейчас Беларусь — очень крепкое государство. С нашим Президентом можно любые горы свернуть! Он заботится об армии, радеет за свой народ, решает все вопросы житейские.  По сравнению с девяностыми произошел сильный скачок в развитии страны. И экономика поднялась, и заводы. Лукашенко поднял на ноги армию. Пожилым людям созданы все условия для жизни, пенсии достойные, — поделился собеседник.

После увольнения в запас в 1987 году, Виталий Суходольский вернулся в Минск. «На гражданке» долгое время проработал в БГУ заведующим лабораторией персональных ЭВМ. Сейчас он, несмотря на возраст, посвятил себя общественной работе:

— У нас существует Общественное объединение — «Ветераны военной разведки». Я там ответственный секретарь уже 20 лет. Мы проводим собрания, награждаем людей, просвещаем и воспитываем молодежь. Считаю, что нашей молодежи сейчас нужно военно-патриотическое воспитание, читать больше литературы, вникать в суть дел и не прятаться от трудностей.
Наша организация занимается благоустройством памятников воинам и уходом за их могилами. Сейчас я тоже этим занимаюсь, есть на это энергия. Мы проводим конференции раз в 4 года, — поделился Виталий Николаевич.

Суходольские вырастили двоих сыновей, они также продолжили династию военных. Игорь — подполковник, а Юрий — капитан. Один из внуков долгое время служил в МЧС. Это еще один повод для гордости Виталия Николаевича. Напоследок нашей встречи мы поинтересовались, в чем секрет его долголетия. Полковник немного задумался, и произнес:

— Вредных привычек не имею. Курить бросил лет 30 назад. Алкоголь — только в солидных компаниях. Рюмку — не больше. Быть может, наследственность сыграла свою роль. Мать моя умерла в 90 лет. У меня активный образ жизни, и я останавливаться не собираюсь! — улыбнулся Виталий Суходольский. Вот таких славных сынов Отечества имеет Беларусь.

Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59