Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Что произошло в Харьковской области? Эксклюзивное интервью с лейтенантом Народной милиции ДНР

Что произошло в Харьковской области? Эксклюзивное интервью с лейтенантом Народной милиции ДНР
Фото: из открытых источников, носит иллюстративный характер

Вооруженная спецоперация — это не бесконечное «ни шагу назад». Как говорится, иногда для победы нужно сжечь Москву. Иногда приходится отступать до Сталинграда. А иногда нужно просто потянуть время. То, что делалось во время Великой Отечественной войны было полезно только в той конкретной ситуации в контексте второй мировой. Сейчас иная ситуация и иной контекст, требующий иных стратегий, подходов и решений. Об этом рассказал старший лейтенант Народной милиции ДНР Антон Гурьянов.

— Хотелось бы нам, белорусам разобраться, что же такое произошло в Харьковской области? Оттуда поступают неприятные новости об отступлении российских войск. Я конкретно не стратег, но может так и нужно? Конечно, суметь из наркомана сделать полководца это самое удивительное, что я когда-либо видела.

— Можно сравнить то, что произошло с тем, что испытал Советский Союз в 1941 году. Хотя мы тут несколько в другой ситуации, поскольку в нашем случае спецоперация началась очень позитивно, сразу были захвачены большие территории, а потом начали вскрываться просчеты в стратегии и тактике. Мне напрямую пришлось столкнуться с этим в Харьковской области еще весной, хотя и в меньшем объеме. Я там находился и принимал участие в боевых действиях. Наши войска стояли недалеко от окружной дороги около Харькова. Происходил обмен артиллерийскими ударами. А потом в силу просчетов, на мой взгляд, в необходимом количестве войск, которые были необходимы для наступления, у нас просто не хватило сил. А те, что были, в плане пехоты, в частности, где я участвовал, это были мобилизованное военнослужащие из Донецкой Республики. Конечно, с превосходящими силами противника, обученными и элитными подразделениями «Азова» —с «Кракеном», было сложно тягаться. Когда я разговаривал с ребятами, которые непосредственно с ними непосредственно столкнулись, они отмечали, что противники явно находились под определенными веществами. То есть даже при наличии бронежилета, который способен остановить пулю, должны были оставаться травмы —либо серьезные ушибы, либо вообще перелом костей. Человек обычно падает в такой ситуации, а эти шли в полный рост и продолжали движение даже при попадании в них.

Я лично принимал участие 26 апреля в 9-часовом бою, после этого боекомплект закончился и тогда нам пришлось отступать с занимаемых позиций. И тогда мы обнаружили, что прикрыть нас особо не кому. Никого не было на протяжении 20 километров. Если бы на тот момент у украинских нацистов была бы информация, что за нами никого нет, они могли бы уже тогда дойти на тех позиции, которые они заняли сейчас.

Судя по информации, которая была опубликована в СМИ, в том числе в телеграмм-каналах, я предполагаю, что и сейчас получилось все то же самое. То есть прикрыть тылы было некому, эшелонированной обороной, судя по всему, никто не озаботился.  

— Военных учат, что соотношение 6 наступающих на 1 обороняющегося приносит победу наступающим. Чтобы победили обороняющиеся нужна другая комбинация — 6 наступающих к 3 обороняющимся. В ситуации под Харьковом соотношение было 8:1, поэтому русским пришлось отступать?

—Да, насколько я понимаю, к обороне подготовиться не получилось. Я как раз сегодня общался с теми, кто выходил из Купянска. С их слов, они видели со стороны ВСУ темнокожих солдат которые заезжали туда. Скорее всего это наемники, их было много и шли они в первых рядах. И я не исключаю, что они приехали из небогатых стран, где в общем и заняться не чем, кроме как промышлять очень опасным бизнесом — то есть воевать.

И столкнувшись с превосходящими силами противника российские военные сделали все, чтобы сохранить боеспособность своей армии и солдат. То есть не то, чтобы они хотели отступать, но при таком раскладе остановить врага было по-видимому невозможно. Поэтому в этом смысле союзные войска отступая не позволили окружить части. Но, конечно, это скажется на мирных гражданах, тех, кто поддержал Русский Мир. А ведь они думали, что Россия уже вернулась сюда навсегда.

— И как им это объяснить? Как быть харьковчанам, которые доверились и были оставлены, надеюсь, что не навсегда… Но как им пережить тот же «Кракен»?

— Да никак им это объяснить не получится тем, кто там остался. Им сейчас все эти слова не нужны.

— Разные мнения сейчас ходят на счет того, кто же виноват в этом. Кто-то считает, что в российской военной верхушке окопались предатели. Чуть ли не члены Мальтийского ордена…

— Не будем сейчас заниматься конспирологией. Я не думаю, что это предательство. Это хуже, это ошибка.

— Нужна ли в данной ситуации всеобщая мобилизация?

— Мобилизация проблему не решит. Ведь это неподготовленные люди, даже если их оденут в бронежилеты, дадут в руки автоматы, гранатометы и пр. Вот ходят такие сказки, что Советский Союз завалил Германию пушечным мясом. Это все бред новоявленных псевдоисториков! Потому что в современной войне так не получится. Войны так не выигрывают! Даже имея численное превосходство, можно это превосходство быстро потерять. Украина готова пойти на такие жертвы. Из того, что мне рассказывали, опять таки это не точные данные и поручиться за их правдивость я не могу: на текущий момент у них до 5 тысяч убитых. Сколько у нас потерь — не знаю, честно скажу. Но благодаря своим потерям украинцы за несколько дней захватили большой кусок территории, который русские завоевывали полгода.

Дело не в том, что русским не хватает людей, а в том как эти люди используются, как происходит управление войсками. Это перовое. А второе — сама концепция, ведь, это новый тип войны, где нужно по-новому выстраивать взаимодействие между войсками. Сейчас оказалось, что артиллерия, авиация и РСЗО являются ключевыми на поле боя. Их сосредоточение в нужной точке и определение куда нужно нанести удар средствами поражения, плюс наши замечательные крылатые ракеты «Кинжалы», «Колибры», позволяет действовать точечно и играет основную роль. Как наши долбанули по электростанциям харьковским, так их сразу припекло. Ну а без разведки артиллерия ничего не сможет сделать, потому что не будет знать куда стрелять. Соответственно взаимодействие с разведкой выходит на первый план. И тут же выплывает проблема с электронными средствами подавления. Потому что дроны, которые уже начинают у нас появляться, ВФУ подавляют электронными средствами борьбы. Дрон — это не просто запустил и смотришь картинку, с ними работать тоже нужно уметь и обучать этому людей. Учиться засекать электронные средства борьбы и подавлять их с помощью той же артиллерии уметь быстро выходить из зоны работы РЭБ.

Еще такой момент: у наших противников хорошо налажена агентурная работа. То есть на той территории, где находятся наши войска, там есть стукачи, которых постоянно выявляет наша доблестная ФСБ. Спасибо ребятам, они делают что могут! А вот у нас агентуры с той стороны практически нет. Сообщать о том, что где находится объекты военного назначения, войска и куда надо стрелять — эта работа, как я понимаю, была не сделана. Есть, конечно, исключения — отдельные храбрые люди, которые не за страх, а за совесть, и что-то кому-то присылают. Но это, к сожалению, единичные случаи.

— Значит, это все миф про метки, которые якобы клеят на крышах харьковских домов сторонники России, как пишут отдельные украинские тг-каналы?

— С наклейками там как раз все в порядке! Российский флаг — это они могут. Но нужна системная работа на той стороне. И она не должна быть заметна. Она должна быть заметна тогда, когда есть скопление украинской техники и туда прилетает снаряд, при этом никто не понимает откуда он прилетел и как русские узнали, что стрелять нужно сюда. Вот это называется работа агентуры! Не хватает нам Кузнецовых! Потому что, если бы такие люди имелись, сложилась бы совершенно другая ситуация.

В 2014 году в Харькове были партизаны. И до сих пор есть такая группа в Вконтакте — это реальные люди, которые попали потом в застенки СБУ и я их потом в Донецке встречал. Они реально занимались этими вещами. Но их не поддержали, решили, что это не нужно никому. Единственное, что сделали — вытянули по обмену. А оказалось, что враг, с которым мы столкнулись —это не просто Украина, а весь блок НАТО, который посредством Украины пытается нанести поражение России в этой спецоперации. Так что здесь в пол силы воевать не получится. Причем нужно не спешить с простыми решениями, как всеобщая мобилизация.

— Украинский фронт сейчас составляет около 1100-1200 километров. Для сравнения фронт во время Великой Отечественной войны составлял чуть более 6 тысяч километров максимально. Но тогда воевал весь Союз, а сейчас спецоперацию проводит только одна Россия и ограниченным контингентом.

— 1200 км — все равно это очень много. Но повторюсь, если мобилизованных тупо отправлять на фронт — это вопрос не решит. Структура, которая была в Советском Союзе позволяла, допустим, мобилизованных встроить в кадровые части, их дополнить, чтобы там были боевые офицеры, люди имеющие какой-то опыт командования этими частями.

Вот я, например, сейчас окончил военную кафедру и служу офицером в народной милиции ДНР. Так получилось, что у меня были какие-то навыки и сейчас побывав на реальной войне улучшились — людьми я командовать умею, но это не все могут, кто приходит с «гражданки» на военную службу. Они не знают, как это вообще делается в армии.

Нужна реформа в структуре управления войсками, которая позволит выйти не на количество, а на качество. Опять же, я не являюсь глубоким специалистом военного профиля, но разбираюсь в управлении. И на мой взгляд, как человека, преподававшего менеджмент 12 лет и работавшего руководителем на практике, нужно устранить ошибки именно в структуре самой армии, которая имеет огромный потенциал. Я не сомневаюсь, что победа будет в конечном итоге за Россией, если она сможет переформатировать свою военную машину в нужном направлении.

— Затяжная война в условиях санкций, может истощить Россию. Воевать вообще дорого!

— Если Россия так захочет, она может себе позволить такое удовольствие, финансовые резервы пока это позволяют. Я не знаю зачем, но, допустим, это для чего-то нужно. Мы же не знаем всех стратегических замыслов! Но если это будет происходить в том же ключе, как происходит сейчас — вошли на территорию, устроили там временную администрацию, заявили, что мы здесь навсегда, проходит совсем не много времени и мы вышли — это несет, прежде всего, имиджевые потери. Более того, когда говориться, что все задачи выполнены — это выглядит мягко говоря странно. На деле то, ради чего Россия на эти территории приходит, не осуществляется и она теряет в глазах людей авторитет. И сегодня Харьков — это такой Донецк наоборот! Обстрелы города не добавляют среди харьковчан сторонников России. Хотя, то что Харьковская область — это исконно русские земли, это все правда. И здесь надо действовать более основательно.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59