Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Адвокат Станисловас Томас, которому в Литве грозит расправа, рассказал о преступлениях Ландсбергисов

Адвокат Станисловас Томас, которому в Литве грозит расправа, рассказал о преступлениях Ландсбергисов
Фото: Елена Таборко и из открытых источников

Адвоката по правам человека Станисловаса Томаса угрожают убить на родине из-за расследования о секретной тюрьме ЦРУ, которая находилась на территории Литвы. Поэтому сейчас он проживает в Монако и Франции. Также Томас известен тем, что защищал экс-президента Литвы Роландаса Паксаса и разбил памятник коллаборационисту Йонасу Норейке кувалдой. Об этом и не только мы побеседовали с правозащитником, побывавшим в редакции «Мінскай праўды». А также поинтересовались: какие действия стоить предпринять Беларуси в ответ на экономические санкции.

— С чего началась история вашего преследования в Литве?

— Она началась еще в 2004 году, когда я стал защищать президента Роландаса Паксаса в деле об импичменте. Против него возбудили три уголовных дела, но это была такая ерунда. Первой причиной импичмента стало то, что Паксас предоставил гражданство Литвы бизнесмену с российским гражданством, который прожил в Литве, по сути, всю жизнь — 43 года. Даже помнит времена, когда он был маленьким и такой страны еще как отдельного государства не существовало. Не дать ему гражданство было бы абсурдно. Но Литовский гражданский суд признал, что это незаконно. И вот на основании этого Роландаса Паксаса сместили с президентской должности. Только за одно частное мнение ему запретили участвовать в выборах до конца жизни. Такого нет нигде!

Как только я стал его адвокатом, в литовской прессе пошла волна клеветы и обвинений — мол, какой я нехороший человек, подделал диплом доктора юридических наук. Хотя моя фамилия в списках выпускников Сорбонны на сайте есть. И вообще, дескать, я — враг Литвы, моя цель навредить стране и что, скорее всего, ФСБ все это организовало. Но это не ФСБ направило сюда человека, чтобы он прожил в Литве 43 года. Мы все понимаем, что гражданство стало поводом, к которому прицепились. У Паксаса был позитивный взгляд на развитие отношений с Беларусью и с Россией.

Когда Паксас пришел к власти, это был первый и единственный раз, когда в Литве прошли демократические выборы. Было много случаев, когда при пересчете голосов было запрещено присутствовать наблюдателям.

Вся эта ситуация навсегда сделала меня активным сторонником защиты прав человека, и я уже 20 лет занимаюсь только такими делами. В начале января 2011 года я выиграл дело Паксаса в Европейском суде по правам человека и в Комитете по правам человека ООН. Обе эти структуры приняли решение о том, что Роландасу Паксасу нужно восстановить право участвовать в выборах. Но что мы видим? Литва отказывается от этого уже более 11 лет, и выполнять решение там не собираются.

Вот Беларусь не подписала Европейскую конвенцию по правам человека, потому что она вообще не планирует вступать в Евросоюз. А Литва подписала этот документ, вступила в ЕС, но не выполняет требование. И у Европейского союза нет политической воли ввести санкции против Литвы за это. Я всегда был идеалистом и верил в то, что Евросоюз продуктивная организация, но столкнулся с обратным.

— Расскажите, как вы разбили памятник коллаборационисту? Что вас подвигло? Не то чтобы сгоряча, на эмоциях, — вы к этому основательно подготовились.

— Разбил памятную табличку, установленную в честь самого главного героя Литвы — Йонаса Норейко. Я знаю людей, которые 15 лет боролись за то, чтобы снять эту мемориальную доску. Йонас Норейко — капитан немецкой армии, начальник Шяуляйского уезда северной части Литвы в 1941-1943 годах. Хотя он и офицер, но на фронте никогда не был. Норейко не сделал за всю свою жизнь ни одного выстрела в советского солдата с оружием в руках. Все его выстрелы, а это 14 500 убитых, были направлены против гражданского населения. То есть люди просто шли на работу и их поймали, потому что одни из них евреи, а другие — комсомольцы. Йонас дал присягу в июне 1941 года, в которой поклялся быть преданным Гитлеру и бороться против коммунистов, комсомольцев и пионеров. А ведь пионер — это ребенок с 9 до 14 лет. Он расстреливал детей! Литовское правительство всегда говорит, что немцы принудили Норейко к этому. Ну, допустим, 10-15 человек его могли заставить убить, но четырнадцать с половиной тысяч — нужно же понимать, что ты творишь!

Йонас Норейка

Самый главный документ, который доказывает, что он расстреливал людей именно потому, что хотел, ему было это приятно, — бизнес-план Жагарского концлагеря. Я пока не увидел этот документ, даже не знал, что концлагеря имели бизнес-планы. В нем Йонас детально подсчитал, сколько стоит прокормить лошадей, во сколько обойдется покупка грузовика, траты на бензин, электричество для концлагеря. И что все это окупается: если люди будут работать, мало кушать, то они принесут доход в 1 миллион 180 тысяч рублей. Когда ты такое пишешь, это выдает тебя с потрохами! Интересно, что этот документ опубликовала его внучка-американка, которая обратилась к правительству Литвы с просьбой, чтобы у него забрали все госнаграды, переименовали названные в его честь школы, улицы, убрали памятники. Она пошла против своего деда. В течение 15 лет она писала разные письма во все инстанции, что он бандит.

Беларусь на данный момент не обратилась в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, но хорошо было бы это сделать

Станисловас Томас

Я выбрал именно этот памятник, потому что он находится напротив старого еврейского кладбища, на котором строят национальный конференц-центр. Фактически это насмешка над убитыми. И я принес кувалду, лестницу, потому что табличка висела высоко. Взял с собой друзей, которые снимали все это на видео. После этого я сам позвонил в полицию, подождал 15 минут, и позвонил во второй раз, чтобы узнать, приедут они все-таки или нет. На мой взгляд, то, что я сделал, не хулиганство. Преступно было повесить эту табличку в честь нациста — я разбил ее, и тем самым прекратил данное преступление.

— Действительно ли Литва превращается в нацистское государство?

— К сожалению, это так. Норейко — один из ста таких примеров. Фактически в каждом городе Литвы есть памятник нацисту. Их всех оправдывают тем, что их заставляли немцы. Дескать, они совершали свои злодеяния, но при этом у них сердце болело. Ведь цель у них была «благородная» — воевать против Советского Союза, восстановить капиталистическое общество. Коммунизм — это же так плохо! А для этого надо было убить 220 тысяч евреев, например. Отрицание преступлений нацизма стало государственной идеологией, все это идет со стороны правительства Литвы.

Вы, конечно, знаете, что первым руководителем литовского независимого государства был Витаутас Ландсбергис — отец Витаутаса Ландсбергиса-младшего и прадед нынешнего министра иностранных дел Габриэлюса Ландсбергиса. Витаутас-старший был министром коммунального хозяйства в нацистском временном правительстве Литвы 1941 года. Что понимается под «коммунальным хозяйством»? Это система концлагерей. И Ландсбергис — тот человек, который утверждал те самые бизнес-планы, о которых шла речь выше. Через него шло все финансирование, в том числе и на газовые камеры. Ландсбергис-старший, безусловно, преступник!

Витаутас Ландсбергис

К сожалению, преступники и нацисты находятся у власти в Литве не первое десятилетие. Демократических выборов в этой стране практически не бывает, они все фальсифицируются. И то, что Литва может быть примером демократии для Беларуси, — это иллюзия!

Те, кто комментируют выборы 2020 года в Беларуси, пишут, что в случае прихода к власти оппозиции в стране начнется гигантская приватизация. И вот сейчас интересно посмотреть на Ландсбергиса, когда его партия была у власти в 2002-2003 годы. Шла приватизация нефтеперерабатывающего комплекса в Мажейкяе. Это огромный литовский завод, который модернизирован и до сих пор работает. И правительство Витаутаса Ландсбергиса-старшего продает весь этот аналог «Белнефтехима» за 25 центов (!) американской корпорации Williams.

— Практически за бусики продали предприятие! И все это подается под соусом «новой экономики»?

— Я просто вижу, что с белорусской экономикой «оппозиция» планирует сделать то же самое. Продать этот «Белнефтехим», который сейчас приносит миллиарды доходов. Конечно, из-за санкций Евросоюза он потерял около 5 млрд евро в год. Он якобы становится нерентабельным, невыгодным и его надо модернизировать… Ну, вот за 25 центов его вам модернизируют, и тогда он станет прибыльным… Белорусская АЭС сейчас очень опасна, она завтра взорвется, но если ее приватизировать за 25 центов, ее вам сразу обезопасят…

— А кто стоит за Ландсбергисом-старшим, чьи интересы он сегодня представляет?

— Это частные компании, и та же самая корпорация Williams. Я уверен, что он получает откаты, просто по-другому нельзя объяснить, что он так дешево продал нефтеперерабатывающий комплекс. Но это один из примеров, за 25 центов была продана половина Литвы.

— Ваше мнение о санкциях Европейского союза в отношении Беларуси?

— Это настолько высосано из пальца! Во-первых, есть Энергетическая хартия, членом которой является и Беларусь. В договоре к ней прописано, на каких условиях две стороны — Беларусь и ЕС —выстраивают свою торговлю нефтепродуктами. И в нем сказано, что ее нельзя никак ограничивать. Поэтому, с моей точки зрения, концерн «Белнефтехим» должен взять эту Хартию и обратиться в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров при Всемирном банке. Этот судебный орган имеет право расследовать, нарушили ли санкции свободу торговли нефтепродуктами или нет. И предприятие выиграет это дело.

Международный центр уже аннулировал около 30 решений Евросоюза. В основном это касается европейских бизнесменов, которых где-то поджали в Европейском союзе, и им это не нравится. То есть у МЦУИС уже имеется опыт по таким делам. Еще они присуждают компенсацию, которая обычно в два раза выше, чем потери. В ЕС об этом не подумали, они напрочь забыли про Хартию.

Роман Протасевич

Обоснованием этих санкций якобы является принудительная посадка в Минске самолета с Протасевичем. Но где в Энергетической хартии сказано, что такой повод может быть? Этот документ создали люди, которые ратуют за свободную торговлю и выступают за то, чтобы никто никому не мешал. Эта система нравится мне тем, что она фокусируется на торговле, то есть здесь важно, чтобы мир развивался. Беларуси не надо долго раскачиваться и думать, что может все-таки удастся договориться, нужно просто подать в МЦУИС.

А теперь давайте подумаем, почему против Арабских Эмиратов нет санкций? У них-то и выборов никогда не было! У них нет конституции вообще. Нет парламента, куда избираются депутаты, как в Беларуси. И никаких санкций против ОАЭ не вводится, они спокойно торгуют своей нефтью из Персидского залива и у них все замечательно!

Или если взять ситуацию с «Беларуськалием» — тут санкции не ЕС, а Литвы. Руководство предприятия обжаловало эти меры в Вильнюсском окружном административном суде. И я уверен, что они проиграют. Потому что выиграть в литовском суде белорусам не дадут. Литовский судья думает о карьере, о повышении, чтобы уйти работать в Верховный суд или Европейский суд по правам человека, где официальная зарплата 12 тысяч евро в месяц. Он хочет потом спокойно выйти на пенсию. А сейчас к нему пришел «Беларуськалий» с жалобой на правительство Литвы, от которого зависит дальнейшая карьера этого литовского судьи, к тому же ему еще и переаттестацию могут запросто устроить. А то и вовсе уволить, потому что он вроде бы «забыл» уголовный кодекс. Конечно, предпринятые со стороны «Беларуськалия» шаги все лучше, чем бездействие.

На неугодного адвоката и правозащитника в Литве заведено 7 уголовных дел.

Но предприятие также может подать в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров при Всемирном банке и получить компенсацию. Вот основная мысль, которую я хотел бы донести до руководства предприятия и Президента страны. И я вижу, как реагирует, как боится этого рычага правительство Литвы. Стоит им только получить претензию и пригрозить судом, они тут же идут на переговоры.

— Литва очень много теряет, если через ее порты прекращается транзит калия. Как вы оцениваете реакцию литовских чиновников на эту ситуацию?

— Да, это выглядит нелогично и глупо. Надо понимать, у Габриэлюса Ландсбергиса есть договоренность, что Литва сейчас потерпит, профинансирует Тихановскую, еще потерпит, а потом у них появится возможность продать «Беларуськалий» за 25 центов американцам. И ради этой великой цели они согласны потерпеть неудобства. К тому же на миллионные убытки идет не Ландсбергис лично, а государство, то есть он лично ничего не теряет, он может только выиграть.

Светлана Тихановская

В Литве большая проблема со свободой слова. Альтернативные мнения, что санкции вредят самой стране, не попадают в литовскую прессу. Этой информации не бывает в литовских СМИ. То есть литовец, который идет на выборы, этого не видит, он читает только, что вот мы победили Беларусь, она уже на ладан дышит, почти сдалась. В Минске — голод и скоро все закончится. Пропаганда ведется в духе Геббельса! Я, когда приехал в сентябре 2021 года в белорусскую столицу, даже удивился, что Минск выглядит как обычный европейский город, Варшава или Братислава. Бомжей нет на улицах, все достаточно красиво.

Продолжение следует.