Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

История создания БНР. Почему ее нужно помнить и не гордиться теми событиями

История создания БНР. Почему ее нужно помнить и не гордиться теми событиями
Фото: из открытых источников

Память человечества бережно хранит имена борцов за народное счастье. Имя Владимира Ильича Ленина, основателя Коммунистической партии и Советского государства, вождя и учителя всех угнетенных, незабываемо и дорого трудящимся нашей страны. Под руководством В.И.Ленина и И.В.Сталина проводилась вся практическая работа, связанная с образованием БССР. Результатом этой непростой и напряженной работы стало провозглашение Социалистической Советской Республики Белоруссия. Этот факт закрепил обнародованный 1 января 1919 года Манифест Временного рабоче-крестьянского правительства Белоруссии. День появления Манифеста стал днем рождения белорусской республики. Уже 5 января 1919 года правительство БССР переехало в Минск. С этого времени Минск стал столицей Советской Белоруссии.

Историю о создании Белорусской Народной Республики знать надо, но гордиться теми событиями не стоит. Это была печальная страница, и в истории многих народов таких печальных страниц была масса.

Президент Республики Беларусь

Александр Лукашенко

Миф. Вооруженные формирования БНР были многочисленными и доблестно сражались за независимость

В условиях оккупации, надеясь на немецкое покровительство кайзеровской Германии, затем на покровительство Польши Великая белорусская рада (ВБР) используя вывеску Исполкома Рады утратившего легитимность I Всебелорусского съезда, пошла на провокацию с провозглашением Белорусской Народной Республики. 25 марта 1918 года была опубликована 3-я Уставная грамота, провозглашавшая «независимость» этого квазигосударства.

Не имея своей армии и не имея никакой поддержки среди белорусского народа, главари БНР в письме от 26 апреля 1918 года обращаются к кайзеру Германии с просьбой признать независимость БНР. Следует отметить, что в последующей истории так называемой БНР помимо письма кайзеру были и другие еще более позорные попытки поиска покровителей: в лице немецкого рейхсканцлера Фридриха Эбертса, начальника Польской Республики Юзефа Пилсудского, участников Парижской конференции и даже в лице Адольфа Гитлера.

В связи с тем, что 1-й Минский белорусский пехотный полк, на который Рада БНР имела некоторое влияние, был распущен с началом немецкой оккупации, белорусские националистические силы, ставшие основой органов БНР, озаботились вопросом формирования вооруженных отрядов. В этой связи вожаками БНР, была предпринята попытка создать сельские силы самообороны в Гродненской и западной части Минской губерний, а 9 ноября 1918 года Рада Народных Министров БНР постановила сформировать армию. В развитие этого постановления, 11 ноября генералу К.А.Кондратовичу и полковнику К.Б.Езовитову было поручено сформировать штаб 1-го Белорусского полка. Однако симпатии населения края были на стороне Красной Армии и не желали сотрудничать с националистами так называемой БНР. Таким образом, сформировать полноценную боеспособную армию Белорусской Народной Республики не удалось. Хотя следует отметить, что немногочисленные военизированные формирования, более напоминающие банды мародеров, все же имели место.

Провозглашение БССР не позволило сбыться мечтам националистов. В декабре 1919 года происходит раскол Рады БНР, а в июле 1920 года обе рады покидают территорию Беларуси: Наивысшая Рада во главе с Антоном Луцкевичем перебралась в Польшу (после вхождения Западной Белоруссии в состав Польши перестала существовать), а Народная рада, где был главой Вацлав Ластовский – в Каунас, а позже из-за разногласий с Литвой – в Прагу.

Все действия руководства БНР красноречиво показывают, что никаких властных полномочий Рада не имела, а БНР как полноценное государство никогда не существовало и полноценных вооруженных формирований не имела.

Однако националисты разных мастей заявляют о многочисленном Слуцком восстании за независимость БНР. Это так называемый Слуцкі збройны чын, одним из героев которого являлся Станислав Булак-Балахович.

В действительности, рейд банд Булак-Балаховича в конце октября — ноябре 1920 года и вооруженные провокации антисоветских сил на Случчине в конце ноября – начале декабря 1920 года ничего общего ни с войском БНР, которого не существовало, ни с борцами за независимость — не имеют.

В условиях советско-польской и Гражданской войн так называемое Слуцкое восстание 1920 года было банальным контрреволюционным мятежом дезертиров и бандитов под руководством польской и белорусской шляхты, организованное генеральным военным штабом Польши против молодой советской республики.

Данный вывод подтверждается признанием бывшего члена Слуцкой белорусской рады Ю. Листопада. В 1926 г. он рассказал, что во время подготовки мятежа ездил в Варшаву за деньгами, выделенными Генеральным штабом Польши.

«Як паказалі падзеі ў Слуцкім павеце, беларускія сяляне ў массе сваёй не падтрымалі ні беларускіх эсэраў, ні іншых нацыналістаў... Слуцкі мяцеж пацярпеў поўны правал... У колах беларускіх буржуазных нацыналістаў пачала ўзрастаць легенда пра слуцкі мяцеж 1920 года... Гэтая легенда эксплуатуецца і цяпер у антысавецкіх мэтах у ідэалагічнай барацьбе супраць сацыялізму, супраць Савецкай Беларусі і СССР

(Как показали события в Слуцком районе, белорусские крестьяне не поддержали в своих массах ни белорусских эсеров, ни других националистов... Слуцкий мятеж потерпел полный провал... В кругах белорусских буржуазных националистов начала появляться легенда про слуцкий мятеж 1920 года… Эта легенда и в настоящее время эксплуатируется в антисоветских целях в идеологической борьбе против социализма, против Советской Белоруссии и СССР)», – пишет своей работе «Вакол Слуцкага паўстання» доктор исторических наук Анатолий Грицкевич.

Что касается Булак–Балаховича, в условиях советско-польской войны его поход был согласован с Ю.Пилсудским и Б.Савинковым, а сам Балахович руководил тем, что называлось «Русская Народная Добровольческая Армия», сформированная общими усилиями с Борисом Савинковым из дизертиров, донских казаков, выходцев из польской и белорусской мелкопоместной шляхты, русских старообрядцев и иных контрреволюционных элементов. Она имела характерную эмблему: стоят два дюжих детюка с винтовками. С одной стороны польский бело-красный флаг, с другой – бело-красно-белый. Венчает все это двуглавый российский орел! Следует подчеркнуть тот факт, что Булак–Балахович провозгласил себя в Мозыре начальником белорусской державы, но при этом заявил, что идет освобождать Россию от большевиков. Таким образом, ни о какой независимости Белорусской Народной Республики не шло и речи. Балахович и Савинков использовали вывеску несуществующей БНР как буржуазной альтернативы советской власти. Они мечтали о создании Российского государства на буржуазной основе и представляли разнородное в политическом отношении белое движение времен Гражданской войны и Иностранной военной интервенции стран Антанты и Центральных держав в Россию.

25 октября 1920 г. сторонники Станислава Булак-Балаховича и Бориса Савинкова начали свой рейд. Штаб повстанцев находился в Кожан-Городке. 2 ноября 1920 г. с целью координации действий туда прибыл английский резидент Сидней Рейли. Балаховцев в данном походе поддерживала кавалерийская дивизия генерал-майора Ярославцева, сформированная в августе 1920 года в Иваново, около Кобрина. Жлобин планировалось захватить силами левой группы войск, основу которой составляла пехотная дивизия полковника Микоши из Люблина.

6 ноября отряды Булак-Балаховича вошли в Туров. 7 ноября 1920 года в Турове Булак-Балахович торжественно передал власть на занятых территориях Белорусскому политическому комитету (БПК) польской ориентации. Местечко было переполнено обозами с боеприпасами, амуницией, провизией и другим имуществом.

8 ноября основные силы балаховцев достигли Петрикова и завязали ожесточённые бои на его подступах. Петриков защищали два полка 16-й армии Западного фронта, которые были обескровлены в предыдущих боях и не смогли оказать продолжительное сопротивление. Красная Армия оставила Петриков 8 ноября, Скрыгалов – 9 ноября, Мозырь – 10 ноября и Калинковичи – 11 ноября.

12 ноября члены Белорусского политического комитета устроили Булак-Балаховичу пышную встречу в Мозыре. Они встретили его с красно-белым флагом и предложили стать по примеру Пилсудского «начальником белорусского государства». В подчинение любимому «атаману» были переданы вооруженные отряды «Зеленого дуба» во главе с Вячеславом Адамовичем (Деркач), которые возникли в 1919 году.

Поход балаховцев в Белоруссию обернулся трагедией. Авантюрист по своей природе, Балахович старался максимально разыграть еврейскую карту. «Крестьянский генерал» использовал антисемитизм поляков и черносотенные настроения белых офицеров.

За считанные недели осени 1920 года десятки местечек Белоруссии оказались разгромлены, тысячи жителей разорены, сотни убиты и покалечены, дети остались сиротами. Среди потерпевших были люди разных национальностей. При этом большинство жертв банды Булак-Балаховича были все же евреи.

Вдохновители погромов ставили знак равенства между понятиями «еврей» и «комиссар», выдвигая лозунги: «Уничтожим евреев, чтобы не мешали крестьянству!», «Долой комиссаров, смерть евреям!».

Строгая воинская дисциплина отсутствовала, а участие в погромах, которые имели криминальную основу, служило важным фактором пополнения антисоветских формирований людскими и материальными ресурсами. Каждый «солдат» Булак-Балаховича знал, что при вступлении в еврейское местечко никто не запретит ему присвоить чужое добро, насиловать женщин, требовать выпивку, продукты питания, одежду или транспортное средство. Все они были уверены в полной безнаказанности. Власть оружия опьяняла и диктовала свои законы, за совершенные злодеяния никто не отвечал. Погромы охватили населенные пункты Петриковской и Туровской волостей. Погромы сопровождались людскими жертвами в Новосёлках, Хлумине, Озеранах, Черницах, Горках, Толмачеве и Ричеве, Лудине, Люлине, Коли и Погосте. В Копаткевичах, где балаховцы провели всего три часа, они забрали имущество, деньги и «портативные» вещи: обувь и белье. Жертвами погрома стали 60 еврейских семейств, которые остались без мужей и отцов. Для местечка это стало непосильным ударом. Часто жертвами бандитов становились глубокие старики. К примеру, в Хлумине погибли Гирш Левин (90 лет), Шлёма-Хаим (60 лет) и его брат Мойше-Яков (65 лет), в Ричеве – Меир и Ошер Чечики (65 и 70 лет).

Погромщики могли выдвинуть конкретный повод для расправы над евреями: шпионаж, помощь советской власти, стрельба из окон по отступающим частям и т. д. Однако чаще всего они мучили свои жертвы, вымогая мифическое золото, припрятанное на чёрный день, скромные сбережения, продукты питания или одежду. Садизм, который сопровождал пытки, рождал неописуемый ужас. Бандиты прижигали чувствительные органы, отрезали уши, нос, язык, конечности, выкалывали глаза, душили, имитировали повешение с последующим извлечением из петли, избивали плетью и палками до полусмерти и др.

Удовлетворение животной страсти, сопровождавшееся унижением жертвы, было характерно для каждого появления «повстанцев» в городах и местечках с еврейским населением. Погромы сопровождались надругательством над женщинами. Пользуясь личным оружием, разогретые алкоголем, они могли овладеть жертвой без большого труда. От насильников Булак-Балаховича страдали не только женщины в детородном возрасте, но и девочки-подростки.

По оценке Народного комиссариата социального обеспечения Советской Белоруссии, всего от действий Булак-Балаховича пострадало около 40 тысяч человек.

Возникает риторический вопрос. Как можно эти погромы, которые являются черной страницей в истории белорусского народа, преподносить как героическую борьбу за независимость? Как в таком случае можно назвать людей, которые восхищаются «героизмом» таких одиозных разбойников как Булак-Балахович?

Следует отметить, что начальник Польской Республики Ю. Пилсудский характеризовал Станислава Булак-Балаховича как «атамана разбойников, а не офицера в европейском духе», правда при этом считал его «незаменимым человеком, который бьёт большевиков лучше штабных генералов». Даже правительство Белорусской Народной Республики, высказывая своё отношение к рейду Балаховича, публично отмежевалось от него.

В дальнейшем, оценивая успехи первых мирных лет, в том числе и политику белоруссизации, отдельные деятели БНР смотрели с восторгом на белорусское национальное строительство БССР. Например, Клавдий Душ-Душевский, автор бело-красно-белого флага, писал, что круги БНР сейчас гниют, а настоящая белорусская жизнь происходит в Минске, в БССР. Вацлав Ластовский писал, что большевики доказали, что создают белорусскую национальную государственность. И все это привело круги БНР, выбравшие важность государственности, к консенсусу с БССР, с которой они до этого некоторое время спорили.

На конференции в Берлине в октябре 1925 года Рада Министров БНР во главе с Александром Цвикевичем передала свои полномочия правительству БССР, признала Минск единственным культурным и политическим центром, на который должно ориентироваться белорусское движение за рубежом и приняла решение о самороспуске. Однако не все члены Рады согласились с таким решением…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!