Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Польша − несладкая жизнь. Белоруска уехала из Минска и осталась у разбитого корыта

Польша − несладкая жизнь. Белоруска уехала из Минска и осталась у разбитого корыта
Фото: pixabay.com

В 2020 году Настя (имя изменено по просьбе собеседницы) уехала из Беларуси в Польшу, чтобы начать, по ее словам, новую жизнь. Предупреждаем сразу: розовых фантазий на тему, как здорово находиться в европейской стране, не будет. Все, что она рассказала, это суровая реальность.

Авось прокатит!

– Думаю, моя история не является особенной. Скорее, она схожа с историями многих других. Тем не менее это пример того, как не следует поступать. Предупреждение, что лучше остановиться и передумать, пока еще не поздно. В моем случае оказалось слишком поздно...

Всю жизнь я жила в Беларуси, училась в школе, потом в колледже и институте. С 2017 по 2020 год работала копирайтером в небольшой частной фирме, писала о строительстве. Подумывала пойти на курсы тестировщиков. Многие из моего окружения стремились (да и по сей день стремятся) в IT-сферу, потому что там хорошо платят. Но денег на курсы у меня не было, и я пошла путем наименьшего сопротивления, с мыслью «А может, прокатит?». Решила поступить, как мой знакомый. Он обратился в крупную международную IT-компанию. При этом навыдумывал, что у него на работе (в силовых структурах) притесняют сотрудников, заставляют разгонять митинги, дежурить по всему городу и прочее. Попросил денег, чтобы выплатить долг государству за расторгнутый до срока контракт. Давил на то, что ему сложно психологически, что мама – инвалид и он не знает, какому работодателю он вообще пригодится – а может, ему и вовсе лучше не увольняться? В общем, спектакль развернулся таким образом, что ему выплатили деньги и предложили работу в компании.

Не представляю, чем он там занимается. Знаю только, что схожей схемой он воспользовался еще раз. Сказал, что в отношении него начинаются преследования. И как бы невзначай попросил устроить ему перевод в другую страну. Ему оплатили билеты до Польши и аренду квартиры на несколько месяцев.

Таким же путем решила пойти и я. Написала одновременно несколько писем в разные фирмы, рассказала о своих навыках. Выразила готовность занять любую должность, даже самую низкооплачиваемую. Согласилась учиться с нуля, но в другой стране, так как в Беларуси отсидела 15 суток в ИВС.

Как крыса с корабля?

Насте пришло сразу несколько ответов. Я поинтересовалась, о чем еще помимо своих навыков и предпочтений касательно работы она написала в письме. Собеседница призналась, что предоставила много выдуманной информации. Поэтому была уверена, что ее история вызовет сочувственную реакцию.

– Получила три ответных письма и согласилась на предложение о работе, где обещали больше платить. Мне за это не стыдно: думаю, так поступил бы каждый... Там предполагалось больше навыков, чем я владела, но я готова была учиться.

Дальше началась история с увольнением, подготовкой документов и вещей для переезда. Сложнее всего было расставаться с кошкой: с Белкой мы прожили больше 3 лет. Мои родители живут в России, а в Беларуси только тетя, которая согласилась максимум на двухнедельную передержку. Я писала объявления в группы в социальных сетях – надеялась, что кто-то отзовется. Белку долго никто не забирал, да и по-настоящему заинтересованные написали только пару раз. Было еще много оскорблений: мол, как можно переехать и оставить животное в другой стране?

Когда в сообщениях меня спрашивали, по какой причине отдаю кошку, я честно отвечала, что из-за переезда, а не из-за того, что у питомца какие-то болезни. И тут начиналось: «Даже по горбу палкой не получила, а уже бежит от какой-то жестокости». Или «Это не вам в стране плохо живется, а вашим животным с такими хозяевами, которые валят как крысы с корабля и даже не думают о том, чтобы кошку с собой забрать».

Но я понимала, что мне будет сложно с питомцем. Да и не факт, что мне понравится в Польше. Вдруг придется еще и оттуда переезжать? Ведь у меня у самой документов нет. Я мигрант, гастарбайтер, беглец – называйте, как хотите… А если с животным на руках… Как это возможно себе представить? В конце концов пристроила Белку, только когда сама уже переехала. Ее забрала семья военных с двумя детьми.

День Х

Выбор пал на Польшу: вроде и Европа, и местный менталитет не слишком далекий от привычного мне. Опять же цены не такие высокие, как, например, в Швеции. А нахождение в шенгенской зоне меня прельщало возможностью путешествовать.

Для «переселенцев» моя компания предлагала такие же зарплаты, как и в Беларуси на аналогичных должностях, но доплачивала 300 евро первые три месяца. Плюс взяла на себя расходы по переезду и на один месяц сняла жилье за свои средства. Я подумала, что это неплохое предложение, а дополнительные выплаты будут моей подушкой безопасности, пока я не прокачаю свои навыки.

Когда настал день Х, я вся была как на иголках. Страшнее всего было пересекать границу. Но в белорусском пункте пропуска у меня просто проверили документы, ничего не спрашивали, а вот на польском уже встретил суровый насупленный пограничник, который никак не мог разобрать мои данные. Потом хотел отправить меня на карантин, не найдя отрицательные результаты ПЦР-теста. Но все-таки разобрались, и я выдохнула! На границе познакомилась с такими же, как я, белорусами. Когда в чужой стране есть хоть какие-то знакомые, чувствуешь себя увереннее.

Это еще цветочки

С квартирой мне повезло. По словам коллег с новой работы, искавших жилье самостоятельно, когда арендодатели слышали английскую речь, они отказывали в сдаче квартиры. Либо просили залог в 200%. А через агента тоже был большой процент от первого платежа – около 130%.

Месячная аренда квартиры-студии (25 м²) на окраине города обходится Насте в 440 евро вместе с коммунальными платежами.

С первыми проблемами я столкнулась, когда забилась раковина на кухне: из трубы уже подтекало на пол, а в раковине стояла вода. Хозяин квартиры стал обвинять меня, что я сломала дорогую систему, старался припугнуть полицией и пограничной службой. Я не знала, куда мне обратиться. Пришлось заплатить 400 евро из накопленных. Поскольку денег на новую квартиру не хватало, попросилась на несколько недель к коллеге за 150 евро. Долго жить у нее не смогла: там семья, ребенок, свой налаженный быт. До сих пор помню скандалы, связанные с тем, что над сыном коллеги смеялись в польском саду из-за порванных ботинок. Расстроенный мальчик с истериками, через силу, ходил в сад, за который еще и платить нужно было около 2500 злотых. Это примерно 500–600 евро. Ребенка в итоге пришлось забрать из садика, потом его водили к психологу.

А ягодки – впереди…

Потом начались проблемы посерьезнее: пошатнулось здоровье, стали краснеть и болеть глаза. Оформлять страховку компания не торопилась, поэтому пришлось обратиться в частную клинику. За один поход к офтальмологу я платила 200–250 злотых (около 40 евро). В общей сложности посетила врача 4 раза, на большее не хватило денег. Да и не видела смысла платить деньги за одни и те же советы: капайте глаза каплями для снятия усталости и увлажнения роговицы.

Я поняла, что с платной медициной в Польше все очень плохо. Деньги отдаешь большие, а помощи от врачей никакой нет: тебе просто выписывают препарат и рекомендуют принимать до следующего визита. В общем, причину заболевания так и не выявили, а глаза болели до тех пор, пока не произошел забавный случай. Когда у меня закончились деньги, я перестала посещать кофейню, в которой любила работать, будучи на удаленке. Стала сидеть дома – и глаза удивительным образом перестали болеть, краснеть, чесаться. Потом я случайно узнала, что во многих зданиях Польши установлены угольные котельные, и у людей возникает аллергическая реакция вроде моей.

Прожив в Польше больше года, Настя признается, что при общении с поляками она чувствовала их отстраненность и равнодушие. Но чаще это был негатив: к белорусам там относятся как к людям второго сорта.

Если вам интересно, посмотрите карту Польши с выбросами в атмосферу. Вы ужаснетесь воздуху, которым приходится дышать. Из-за этого я часто болела зимой, что, безусловно, сказывалось на качестве моей работы. На вакансию выше я не могла претендовать, так как даже не оправдывала свое нахождение на занимаемой должности...

Из-за грязного воздуха в Польше ежегодно умирает 45 тысяч человек. По данным ВОЗ, 33 города Польши вошли в топ-50 наиболее загрязненных городов Европы в 2017 году.

Что имеем, не храним?

Сейчас Настя находится в Польше и, по ее личному признанию, очень хочет вернуться домой в Минск. Но не может этого сделать. Дело в том, что, на первых порах чувствуя эйфорию от пребывания в новой стране, она публиковала в социальных сетях много постов, осуждающих белорусскую власть, ОМОН. Призывала к санкциям и в общем-то не стеснялась в выражениях. Ее активность привела к тому, что беглая змагарка Тихановская несколько раз репостнула ее в своем инстаграме. В результате Насте стали писать недовольные соотечественники. Они советовали ей оставаться «в своей Польше», мол, такие белорусы на Родине точно не нужны. Но больше всего девушка боится, что по приезде ее могут призвать к ответственности за высказывания.

Несмотря на то что IT-компания помогла девушке с переездом в другую страну, зарплата у белоруски не выросла. Ей пришлось выживать на $1200.

– Часто вспоминаю друзей, скучаю по бабушкиному домику в деревне, по белорусскому лету и вкусным продуктам. Да, всегда что-то не нравится в стране, где живешь, но, когда ее теряешь, приходит осознание иного рода. В Польше ощущение дома так и не возникло. Друзей тут у меня нет, только знакомые. Да и общаемся мы лишь потому, что есть какая-то тема… И вот ты ее мусолишь, чтобы элементарно не оставаться одной, – печально констатирует Настя.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!