Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Улетал на самолете, вернулся на танке – каким был Герой Советского Союза, уроженец Минщины Шутт

Улетал на самолете, вернулся на танке – каким был Герой Советского Союза, уроженец Минщины Шутт
Фото: из открытых источников, архивов

«Всю войну я провел в небе, но таких красивых атак, такого совершенства в маневре и стрельбе не видел!», – так отзывался командир соседнего с истребителями 144-го гвардейского штурмового авиационного полка гвардии майор М.Степанов о бое, проведенном помощником командира 152-го гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе гвардии капитаном Николаем Шуттом в районе Потсдама в апреле 1945 года.

Шутт
Николай Шутт во время войны

Вот как это было, продолжил М.Степанов: «В этом вылете на прикрытие штурмовиков он (речь идет о Н.Шутте – Прим. автора) атаковал шедшую параллельным курсом пару «Мессершмиттов», видимо, выжидавших момента для удара. Неожиданно довернув машину и включив форсаж, капитан Шутт снизу, под большим ракурсом, короткой очередью сбил ближнего и, перевернувшись через крыло, мгновенно атаковал и уничтожил второго».

 И это лишь один из воздушных боев, проведенных в огненном небе Великой Отечественной войны нашим земляком из Плещениц Николаем Константиновичем Шуттом, которому 4 Февраля 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, было присвоено звание Героя Советского Союза!

Всего же геройский летчик-истребитель Николай Шутт выполнил 444 боевых вылета, в 120 воздушных боях сбил лично 22 самолета противника. Завершил же он войну, участвуя в разгроме милитаристской Японии.

Надо подчеркнуть и то, что наш знаменитый земляк был человеком железной выдержки даже в самые опасные минуты воздушных боев. А еще запомнился своим однополчанам, как мастер всевозможных проделок и даже веселых розыгрышей, что было своеобразными психологическими разгрузочными моментами для летчиков и всего личного состава полка.

Шутт
Уточняется боевое задание

Вот такой пример.

Вспомним, как в кино «В бой идут одни старики» командир полка перед очередным вылетом сказал капитану Титаренко с позывным «Маэстро» сказал: «Не махни на танк, не глядя». И капитан… вернулся на лошади: «Макарыч (обращаясь к своему механику – Прим. автора), принимай аппарат. Во, махнул, не глядя. Извини, танка не было».

А белорус Шутт в 1944-м действительно прибыл в полк… на танке! Было это в районе Львова, когда его истребитель Як-1 не вернулся из боя. Однополчане, правда, видели, что Шутт выпрыгнул на парашюте. Но от места воздушного боя и ориентировочного приземления до наших войск – около десятка километров.

Из воспоминаний об этом эпизоде однополчанина, нашего земляка летчика Василия Шевчука: «Только бы немцы не засекли, не поймали. Спрятался бы где-нибудь до подхода наших, – озабоченно говорил комполка Сергей Луганский (кстати, командир 152-го истребительного авиационного полка Сергей Луганский дважды был удостоен звания Героя Советского Союза – Прим. автора) окружившим его летчикам. – Так ведь не усидит. Характер! Кстати, он опять в тенниске полетел?», – спросил Луганский механика самолета, на котором воевал Шутт.

«Так точно, товарищ майор, в тенниске», – ответил механик.

Оказалось, что Николай Шутт в последние дни… изобрел «новую» летную форму. Было необычайно жарко, и он поднимался в воздух без гимнастерки, в легонькой гражданской рубашке с короткими рукавами.

Луганский, услышав ответ механика, невольно улыбнулся.

«Я же запретил ему нарушать форму одежды. А, впрочем, может, и к лучшему. Парашют, шлемофон спрячет – и гражданский человек. Легче будет пройти».

Развязка же была вполне в духе Николая Шутта: на аэродром ворвался на большой скорости советский танк.

«Проскочил через летное поле, чем вызвал ярость командира, подлетел к машине со стартовой радиостанцией, лихо развернулся и как вкопанный встал, подняв клубы пыли», – вспоминал тот же Шевчук. Наконец из люка показалось лицо – все в пыли. Узнали Шутта по тенниске! Гул восторга прокатился над аэродромом… А Николай картинно, словно монумент, застыл на постаменте-танке. Его стащили за ноги, начали обнимать, подбрасывать в воздух».

«Искать меня немцам было некогда, их наши товарищи по оружию в хвост и в гриву гнали, – Шутт показал на танкистов, – Они меня и выручили… с доставкой на дом».

 А ЧТО БЫЛО ДО ВОЙНЫ?

Николай Константинович Шутт родился 30 декабря 1916 года в деревне Плещеницы Плещеницкой волости Борисовского уезда Минской губернии Российской империи (с 1938 года – городской поселок, ныне Логойского района Минской области Республики Беларусь). Рос и воспитывался Николай в семье служащего, по национальности – белорус.

Он окончил профтехшколу металлистов в городе Рогачев (Гомельская область), в 1932 году – автошколу в городе Бобруйск (Могилевская область).

С 1936 года работал на Минской кондитерской фабрике «Коммунарка». А еще Николай Шутт учился на рабфаке Минского медицинского института, а в 1937 году закончил курс первоначальной летной подготовки Минского аэроклуба.  Вот так много успел добиться наш земляк, но отдал предпочтение все же боевой авиации.

 В 1939 году он закончил Борисоглебскую военную авиационную школу летчиков, довелось вскоре молодому летчику повоевать на Халхин-Голе в составе 56-го истребительного авиационного полка.

После возвращения из Монголии продолжал службу и летную работу в Закавказском военном округе, где стал командиром авиационного звена.

Шутт
Вся грудь в орденах и медалях

БОЕВОЙ ПУТЬ

Свой первый воздушный бой летчик Шутт провел 7 января 1942 года над Керченским проливом, правда, как и сам вспоминал, безуспешно атаковав немецкий бомбардировщик. Первая же победа была записана на боевой счет 30 марта того же 42-го, в бою над Азовским морем. Из личных воспоминаний Николая Шутта: «С дистанции 70-50 метров длинной пулеметной очередью ударил по правому мотору. Объятый пламенем и черным дымом «Юнкерс» начал беспорядочно падать на мыс Казантип, в 1-2 километрах от берега. Два выбросившихся парашютиста были снесены ветром в Азовское море. Медленно снижаясь, я наблюдал за ними. Они упали в воду и через минуту исчезли под набегающими волнами».

Тогда Николай Шутт воевал на самолете И-16, на вооружении которого кроме пулеметов, были реактивные снаряды. И когда 21 апреля ему пришлось вести бой сразу с двумя немецкими истребителями Ме-109, то в ходе боя Шутт выбрал момент и выстрелил реактивными снарядами, обычно применявшимися по наземным целям или по большой группе самолетов противника, да с такой точностью, что были уничтожены сразу оба Ме-109. Так мог стрелять только Шутт, считавшийся не зря лучшим воздушным стрелком в полку.

А 16 мая, полк истребителей, в котором сражался Шутт, перелетал на другой аэродром. Шутт взлетал последним, но поднялся в воздух он не один, а, буквально втиснув в кабину своего самолета летчика Евгения Павловича. Тот за несколько дней до перелета таранил фашистский самолет, сильно повредил свой истребитель и остался «безлошадным» – так называли летчиков, остававшихся без самолета.

Взлет был непростым, не удалось и убрать шасси, но полет прошел благополучно и после посадки Шутт приготовился к «вздрючке» от командира полка, но, когда тот увидел, что из кабины самолета спускаются двое летчиков, заулыбался и сказал совсем другое: «Спасибо, старший лейтенант, за разумную инициативу. Так должны поступать мы все».

А летом 1943 года Николай Шутт уже командовал эскадрильей 152-го авиаполка, и летчики эскадрильи под его командованием провели на Курской дуге более 60 воздушных боев, и сбили 15 вражеских самолетов, не потеряв своего ни одного.

Именно тогда, на Курской дуге, 6 августа 1943 года, Николаю Шутту прямо у самолета был вручен членский билет Коммунистической партии СССР. Получая его, Шутт поклялся, что будет драться с фашистами, не жалея сил и самой жизни.  И эту клятву наш земляк выполнил с честью.

Далеко за пределы полка разнеслась слава о Николае Шутте, когда он во главе четвёрки «Яков» вступил в бой с целой армадой «Юнкерсов «летевших бомбить передний край нашей обороны.  Шутт первым атаковал ведущего и сразу сбил, летчики его группы сбили еще два «Юнкерса».  Фашисты, потеряв сразу три бомбардировщика, начали беспорядочно сбрасывать бомбы, не долетев до цели, и, развернувшись, легли на обратный курс.

Защищая же переправу наших войск через Днепр, Шутт в одном из боев сбил три вражеских бомбардировщика. Имя летчика-истребителя Шутта стало после того известным во всех войсках фронта.

Полк Николая Шутта часто привлекался на прикрытие штурмовиков 140- го гвардейского авиаполка. Один из летчиков этого полка – Герой Советского Союза Иван Драченко, стал близким другом Николая Шутта. Вот что Драченко писал о своем друге-истребителе Шутте в своей книге «На крыльях мужества»:

«С Николаем у нас завязалась какая-то особая дружба, да и в наших характерах было много общего. Попадешь, бывало, в горячую ситуацию, а Шутт тут как тут, словно добрый работник «гвоздит» гитлеровских асов. Затем: «Горбатые», работайте спокойно! Небо чистое, как слеза ангела. И поет: «Сердце красавицы склонно к измене» или «Да, я шут, я циркач, так что же?» В общем, с Шуттом для врага были шутки плохи. Смелостью же он обладал безграничной, шел на самое рискованное дело. Нет, Николай не был сорвиголовой – точный тактический расчет, какая-то сверхинтуиция помогали Шутту найти самое уязвимое место в строю гитлеровцев и нанести разящий, внезапный удар. Этого симпатичного крепыша знали буквально все в корпусе – от командира до водителя БАО. Николай Шутт редко возвращался из вылета без победы».

А вот еще  из воспоминаний генерал-лейтенанта  авиации в отставке С.Н.Ромазанова:

«Многие летчики, отличившиеся в боях под Сталинградом, в битве на Курской дуге, в сражениях за освобождение Правобережной Украины удостоились высокого звания Героя Советского Союза. Одним из них был командир звена истребителей Николай Шутт. В воздушном бою над одной из переправ через Днепр он сбил три вражеских бомбардировщика.

О мужестве и мастерстве летчика Николая Шутта слава шла по всему фронту. Мне было особенно приятно слышать о его постоянных победах. Дело в том, что я ходатайствовал перед Командующим о его награждении и теперь был рад, что не ошибся в человеке. Наше знакомство с Николаем Шуттом состоялось во время боев под Харьковом. По каким-то делам я прилетел в истребительную дивизию, которой командовал генерал Баранчук, и на одном из аэродромов увидел интересную картину. Группа наших истребителей вернулась с задания, приземлилась. Но один самолет остался в воздухе и некоторое время проделывал над аэродромом фигуры высшего пилотажа. Фигуры следовали одна за другой, их был целый каскад, выписывались они смело, красиво, уверенно. Было видно, что самолетом управлял большой мастер пилотирования. На аэродроме было много народу, и все – от командира до рядового моториста – восхищались лётчиком и смотрели на его пилотаж, как на привычное явление.

– Он что, имеет задание пилотировать над аэродромом? – обратился я к рядом стоящему летчику.

– Никакого задания! В воздушном бою группа сбила много самолетов, он сбил, кажется, два – вот и дает нам знать, как бы салютует в честь победы.

Признаться, эта вольность показалась мне излишней, но, заметив, как приятна она авиаторам, как они гордятся мастерством товарища, я мысленно извинил ее и согласился с командиром, позволившим летчикам такую прихоть. Вечером, слушая рассказы о проведенном воздушном бое с большой группой вражеских самолётов, я заметил, что чаще других называли имя Николая Шутта. Несомненно, этот летчик отличился в бою и больше того – был душой боя.

Придя в столовую, я увидел, как повара и официантки хлопотали над устройством угощения для летчиков. Один стол накрывали отдельно: там были особенно любовно приготовленные блюда, словно предназначенные для именинника.

– Можно подумать, что вы встречаете почетного гостя, – сказал я заведующему столовой, показывая на выделенный стол.

– Нет, товарищ генерал. У нас есть традиция: для летчика, отличившегося в бою, мы накрываем отдельный стол. Он в этот день как бы именинник. Сегодня в бою отличился Николай Шутт. Впрочем, он часто бывает у нас именинником»

25 Апреля 1945 года северо-западнее Потсдама наша разведка обнаружила на железнодорожной станции Потсдам шесть эшелонов с войсками и боевой техникой. Станция прикрывалась плотным кольцом зенитных батарей. Командир авиационного корпуса приказал полку штурмовиков уничтожить вражеские эшелоны.

Штурмовиков сопровождали истребители под командованием Героя Советского Союза Николая Шутта, того самого воздушного бойца, который с первых дней своей фронтовой биографии прославился смелостью атак, точностью маневра и меткостью стрельбы. Вместе со своим ведомым он летел впереди штурмовиков и чуть сверху, а, заметив впереди две пары «Мессеров», подал команду «Атака!».

«Зазвенел» от напряжения мотор истребителя, продолжая выписывать в воздухе гигантскую кривую, Шутт на мгновение увидел вражеский самолёт в перекрестии прицела, «швырнул» в него трассу огненного металла и, распоров ему живот, как бы на минуту завис в воздухе; потом сделал переворот через крыло, ястребом кинулся на другой истребитель и сбил его первой же очередью. Именно этим боем истребителя Николая Шутта и восхищался командир полка штурмовиков.

А тогда в районе цели от каждой девятки штурмовиков отделились по два самолета и устремились в атаку на зенитные батареи. Ударная же группа во главе с майором Степановым подошла к станции и стала бомбить ее, а затем штурмовать. С завидным спокойствием зная, что они надежно прикрыты истребителями группы капитана Шутта, методично и точно повторяли «Илы» атаки, делали новые заходы и каждую бомбу, каждый снаряд направляли туда, где они были нужнее. Задание было успешно выполнено.

Войну гвардии капитан, Герой Советского Союза Николай Шутт закончил в небе Берлина и Праги. А затем еще участвовал в советско-японской войне 1945 года.

По неофициальным источникам всего за период боевой деятельности наш прославленный земляк записал на свой боевой счет 55 воздушных побед, одержанных лично и в группе с товарищами.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

После окончания войны гвардии майор, Герой Советского Союза Николай Константинович Шутт продолжал служить в должности заместителя командира истребительного авиационного полка, но подвело здоровье, и он был уволен в запас.

Сначала он поселился на родине в Белоруссии, потом переехал в Молдавию в город Тирасполь. Там Николай Константинович активно участвовал в военно-патриотической работе, уделяя много внимания воспитанию молодёжи на боевых традициях Военно-Воздушных Сил, Красной Армии и советского народа. А в 1977 году Шутта не стало.

Имя же героя не забыто. На кладбище города Тирасполя ему установлен памятник, у подножья которого часто ложатся свежие цветы, а на доме, где он проживал, в его честь установлена мемориальная доска.

На малой же родине в городе Логойске одна из улиц носит имя земляка, славного сына белорусского народа Героя Советского Союза Николая Шутта. Помнят его и в Минском аэроклубе, где фамилия начертана на плите мемориального комплекса.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59